ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Эволюция сетевой формы реализации образовательных программ

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 14 (№ 19), 2019

АВТОРЫ: Постыляков С. П.

Аннотация. Процесс нормативного закрепления и развития сетевой формы реализации образовательных программ рассматривается в статье в качестве отдельного института действующего законодательства об образовании — с начала действия Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» и до принятия Федерального закона от 2 декабря 2019 г. № 403-ФЗ. Автором предпринята попытка разграничения понятий «сетевое взаимодействие» и «сетевая форма реализации образовательных программ». В результате анализа правовой природы договора о сетевой форме образовательных программ автором выделены актуальные проблемы в правоприменительной практике.
Ключевые слова: сетевое взаимодействие; сетевая форма; лицензирование; договор о сетевой форме реализации образовательных программ; договор о совместной деятельности; типы сетевой формы.

Postylyakov S. P. The evolving of educational networking in educational programmes (curriculums) 


Sergey P. Postylyakov, Junior Research Scientist of the Federal Centre for Educational Legislation (Moscow, Russia)

Теl.: + 7 (495) 221-04-47, e-mail: sergey.postylyfkov@gmail.com

 

Abstract. The paper is focused on evolving of educational networking in educational programmes (curriculums) as an independent institution of educatinal law – from the enaction of Federal Act No. 273 of 29 December 2012 On Education for the Russian Federation till the enaction of Federal Act No. 403 of 2 December 2019. The theme is differentiated between definition «networking cooperation» and definition «educational networking in educational programmes (curriculums)». The paper underlines the actual problems of law enforcement practice based on due diligence of contractual nature of educational networking in educational programmes (curriculums).

 

Keywords: networking cooperation; educational networking; licensing; contract of educational networking in educational programmes (curriculums); a joint activity contract; types of educational networking.


Процесс нормативного закрепления порядка совместной реализации образовательной программы несколькими организациями, осуществляющими образовательную деятельность, происходил постепенно. Само по себе сетевое взаимодействие в сфере образования известно давно, однако долгое время не было регламентировано нормативными правовыми актами, не имело четкой терминологии.

С определенной условностью началом процесса регламентации в указанной сфере можно считать издание Министерством образования Российской Федерации письма от 13 ноября 2003 г. № 14-51-277/13 «О направлении информационного письма об элективных курсах в системе на старшей ступени общего образования»[1]. В нем акцентировалось внимание на том, что широкая дифференциация элективных курсов может создавать в отдельных образовательных учреждениях нехватку педагогических кадров, отсутствие соответствующего учебно-методического обеспечения, в связи с чем особую роль приобретают сетевые формы взаимодействия образовательных профильного обучения учреждений. Согласно данному письму «сетевые формы предусматривают объединение, кооперацию образовательного потенциала нескольких образовательных учреждений, включая учреждения начального, среднего, высшего профессионального и дополнительного образования».

С 2009 года указание на внедрение сетевой формы реализации образовательных программ активно включается в программы развития университетов[2].

4 марта 2010 г. Министерство образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) издает письмо № 03-412 «О методических рекомендациях по вопросам организации профильного обучения»[3], в котором уже очерчены формы гражданско-правового регулирования правоотношений участников сетевого взаимодействия, модели вертикального и горизонтального сетевого взаимодействия и т. д.

Нормативное закрепление сетевого взаимодействия именно как сетевой формы реализации образовательных программ происходит с принятием и началом действия Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[4] (далее — Закон об образовании) и сохраняется в неизменном виде до вступления в силу с 1 июля 2020 г. Федерального закона от 2 декабря 2019 г. № 403-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации»[5] (далее — Закон № 403-ФЗ).

В связи с изложенным представляется целесообразной следующая периодизация правового регулирования сетевой формы реализации образовательных программ: с начала действия Закона об образовании и с начала действия Закона № 403-ФЗ.


1. Правовое регулирование сетевой формы реализации
образовательных программ с начала действия Закона об образовании

 

В соответствии с ч. 1 ст. 13 Закона об образовании организация, осуществляющая образовательную деятельность, может реализовывать образовательные программы, в том числе посредством использования сетевых форм. Приведенная норма в совокупности с положениями ст. 15 этого же закона свидетельствует о закреплении сетевой формы реализации образовательных программ в качестве отдельного института в законодательстве об образовании, что также отмечается и в науке образовательного права[6].

По мнению отдельных специалистов, реализация сетевых образовательных программ призвана обеспечить образовательным учреждениям качественный переход на новый уровень развития благодаря использованию лучших практик образования, включению образовательных учреждений в единое информационное пространство, обмену передовым опытом в образовании. Таким образом, процессу образования придаются качественно новые свойства. При этом такое сотрудничество должно способствовать как сохранению контингента, так и академической мобильности, а в случае реализации сетевых форм обучения на платной основе — привлечению дополнительных внебюджетных средств[7].

Дегтярева Л. Р. полагает, что сетевая форма реализации образовательных программ призвана оптимизировать различные ресурсы образовательных организаций для достижения высокого качества образования[8]. Например, обеспечивается возможность экономии денежных средств, когда образовательные организации совместными усилиями решают поставленные задачи.

Методические рекомендации по организации образовательной деятельности с использованием сетевых форм реализации образовательных программ, направленные письмом Минобрнауки России от 28 августа 2015 г. № АК-2563/05[9] (далее — Методические рекомендации от 28 августа 2015 г.), содержат информацию о ряде преимуществ рассматриваемой практики, которые заключаются в том, что образовательные программы актуализируются с учетом потребностей реальной профессиональной деятельности, обучающиеся развивают ряд личностных качеств и компетенций, в том числе способность адаптироваться к новым педагогическим подходам, другой образовательной среде.

Сетевая форма реализации образовательных программ, согласно названным Методическим рекомендациям, позволяет сделать обучающимся более осознанный выбор образовательной траектории ввиду большей информированности об имеющихся ресурсах. Определенные инновационные образовательные программы, обеспечивающие подготовку к качественно новым специальностям, не могут быть реализованы без привлечения ресурсов либо профессиональной, либо научной организации. Примечательно, что есть возможность углубленного изучения отдельных образовательных программ прикладного или межотраслевого характера или приобретения важных практических навыков, в том числе с использованием современной методологической и материально-технической базы.

Закон об образовании не устанавливает в качестве обязательного требования использование сетевой формы и предоставляет право на решение этого вопроса организациям, осуществляющим образовательную деятельность. Добровольность заключения договора о сетевой форме реализации образовательных программ подтверждается судебной практикой[10].

Согласно ч. 1 ст. 15 Закона об образовании сетевая форма реализации образовательных программ обеспечивает возможность освоения обучающимся образовательной программы с использованием ресурсов нескольких организаций, осуществляющих образовательную деятельность, в том числе иностранных, а также при необходимости с использованием ресурсов иных организаций. При этом перечень иных организаций в действующем законодательстве об образовании не ограничивается только научными, медицинскими организациями, организациями культуры и физкультурно-спортивными организациями, а потому является открытым. Указанный подход сохранится и после вступления в силу Закона № 403-ФЗ.

В соответствии с ч. 2 ст. 15 Закона об образовании (до вступления в силу Закона № 403-ФЗ):

-        использование сетевой формы реализации образовательных программ осуществляется на основании договора между организациями, указанными в ч. 1 ст. 15 Закона об образовании;

-        для организации реализации образовательных программ с использованием сетевой формы несколькими организациями, осуществляющими образовательную деятельность, такие организации также совместно разрабатывают и утверждают образовательные программы.

Указанная законодательная регламентация позволяет условно выделить два типа сетевой формы:

1)         между организациями, осуществляющими образовательную деятельность;

2)         между организацией, осуществляющей образовательную деятельность, и иной организацией.

Для разграничения указанных типов сетевой формы выделяют два основных признака:

1)         наличие (отсутствие) совместно разработанной и утвержденной образовательными организациями, участвующими во взаимодействии, образовательной программы в сетевой форме;

2)         наличие (отсутствие) заключенного между образовательными организациями, участвующими во взаимодействии, договора о сетевой форме реализации образовательных программ.

Представляется, что для определения правового положения того или иного типа сетевой формы реализации образовательных программ необходимо разграничить понятия «сетевое взаимодействие» и «сетевая форма реализации образовательных программ», а также обозначить проблемы правового регулирования.


Сетевое взаимодействие


Понятие «сетевое взаимодействие» не имеет правовой регламентации в действующем законодательстве об образовании, однако активно используется в инструктивных письмах как противопоставление сетевой форме реализации образовательных программ, а также организациями, осуществляющими образовательную деятельность, и в гражданско-правовых отношениях на практике.

Данный тезис подтверждается Методическими рекомендациями для субъектов Российской Федерации по вопросам реализации основных и дополнительных общеобразовательных программ в сетевой форме (утв. Минпросвещения России от 28 июня 2019 г. № МР-81/02вн)[11] (далее — Методические рекомендации от 28 июня 2019 г.), согласно которым:

1)         правоотношения организаций – участников сетевого взаимодействия при использовании ресурсов (инфраструктурных, материально-технических, кадровых и интеллектуальных) оформляются путем заключения договоров, соглашений, контрактов, трудовых договоров в соответствии с Гражданским кодексом РФ[12] (далее — ГК РФ), Трудовым кодексом РФ[13] (далее — ТК РФ);

2)         организационное обеспечение сетевого взаимодействия включает следующие процессы: заключение договора о сетевой форме реализации образовательной программы или иного договора (договора о сотрудничестве и совместной деятельности, договора возмездного оказания услуг и др.).

Названные рекомендации, во-первых, косвенно указывают на включение сетевой формы реализации образовательных программ внутрь сетевого взаимодействия, что требует более внимательного анализа.

В Современном экономическом словаре[14] под сетевой структурой понимается организационная форма управления компанией, предполагающая отсутствие вертикальной иерархии, опирается на самоуправление, самоорганизацию исполнителей и автономность в принятии решений; рассчитана на горизонтальное взаимодействие и использование коллективных групповых возможностей нескольких фирм, находящихся на разных этапах технологической цепочки; характерна для глобальных изменяющихся рынков. При этом взаимодействие определяется как участие в общей работе, деятельности, сотрудничество, совместное осуществление операций, сделок.

Обращение к научной литературе позволяет констатировать социологическую природу сетевого взаимодействия[15], в связи с чем понятия «сетевая форма реализации образовательных программ» и «сетевое взаимодействие» не тождественны друг другу.

Во-вторых, Методические рекомендации от 28 июня 2019 г. указывают на актуальность определения правовой природы договора о сетевой форме реализации образовательных программ и его отраслевой принадлежности, относительно которых, как и по вопросу отраслевой природы образовательных отношений, нет единого мнения среди исследователей образовательного законодательства.

По мнению одних ученых, природа образовательных отношений носит административно-правовой характер[16], другие настаивают на гражданско-правовой природе таких отношений [17], третьи считают их самостоятельными[18].

В пользу административно-правовой природы договора о сетевой форме реализации образовательных программ приводится аргумент о регулировании таким договором образовательных отношений[19].

Мнение об административно-правовой природе договора о сетевой форме реализации образовательных программ, как и образовательных отношений, оспаривается в литературе[20] по ряду причин:

1)         государственно-властные субъекты не могут быть участниками такого договора, который к тому же направлен на удовлетворение частных интересов;

2)         стороны по такому договору не имеют властных полномочий по отношению друг к другу;

3)         договор о сетевой форме реализации образовательных программ не устанавливает новых ограничений либо обязанностей в отношении обучающихся.

Договор о сетевой форме реализации образовательных программ, по мнению ряда специалистов, имеет гражданско-правовую природу[21]. В пользу данного суждения можно отнести свободу и автономию воли сторон договора, добровольность его заключения, объединение денежных средств. При этом в научных статьях по данному вопросу встречается мнение о сходстве договора о сетевой форме реализации образовательных программ и договора простого товарищества[22]. Однако следует отметить различия в субъектном составе данных договоров, положениях о владении имуществом и о гражданско-правовой ответственности участников. Важно учесть, что перечень сведений, которые должны быть указаны в договоре о сетевой форме реализации образовательных программ, не является закрытым, поэтому организации зачастую вносят в договор дополнительные условия, присущие другим гражданско-правовым договорам.

В. Ю. Матвеев, анализируя правовую природу договора о сетевой форме реализации образовательных программ, приходит к выводу, что рассматриваемый договор следует относить к непоименованным договорам, либо признать его договором sui generis. Автор отмечает, что в законодательстве закреплены только требования к содержанию договора о реализации образовательных программ в сетевой форме. Отношения, связанные с заключением такого договора, его исполнением, по его мнению, отдельно не урегулированы[23].

При этом другие исследователи отмечают, что законодатель сделал акцент на договорной основе реализации образовательных программ в сетевой форме[24].

До вступления в силу Закона № 403-ФЗ в договоре о сетевой форме реализации образовательных программ должны быть следующие сведения (ч. 3 ст. 15 Закона об образовании):

1)         вид, уровень, направленность образовательной программы, либо ее части, которая будет  реализована с использованием сетевой формы;

2)         статус обучающихся, правила приема на обучение, порядок организации академической мобильности обучающихся;

3)         условия и порядок осуществления образовательной деятельности в рамках образовательной программы, реализуемой с использованием сетевой формы, в том числе распределение обязанностей, порядок реализации образовательной программы, характер и объем ресурсов, используемых каждой организацией;

4)         выдаваемые документ либо документы об образовании, о квалификации, документ либо документы об обучении, а также организациях, которыми выдаются указанные документы;

5)         срок действия договора, порядок его изменения и прекращения.

Исходя из изложенного, представляется, что понятие «сетевое взаимодействие» по своему значению является родовым по отношению к понятию «сетевая форма реализации образовательных программ» и может обозначать различные формы взаимодействия и сотрудничества между организациями. Сетевое взаимодействие может сопровождаться обменом информацией, методическими наработками, а также способствовать развитию кадрового потенциала, обеспечению материально-технической составляющей образовательного процесса, может быть направлено на повышение качества образовательной деятельности. При этом такое взаимодействие не всегда может быть связано с реализацией конкретной образовательной программы с использованием ресурсов других организаций и, как правило, на практике оформляется заключением договоров о сотрудничестве и совместной деятельности, договоров возмездного оказания услуг и др.


Сетевая форма реализации образовательных программ


До 1 июля 2020 г. сетевая форма реализации образовательных программ регламентируется ст. 15 Закона об образовании, и потому для ее применения необходимо соблюдение следующих условий.

Во-первых, должна существовать образовательная программа, которая реализуется либо несколькими организациями, либо одной образовательной организацией с привлечением ресурсов иных организаций.

Во-вторых, необходимо заключение договора о сетевой форме реализации образовательной программы в соответствии с требованиями Закона об образовании.

В-третьих, необходимо наличие возможности образовательных организаций реализовывать образовательную программу в сетевой форме и потребности в таком взаимодействии, так как посредством сетевой формы может нивелироваться ряд несущественных недостатков образовательной организации в случаях нехватки финансовых или материальных ресурсов.

При этом возможность образовательных организаций по реализации образовательных программ в сетевой форме может быть ограничена законодательством об образовании либо уставами образовательных организаций. Например, профессиональная образовательная организация не вправе участвовать в реализации образовательных программ бакалавриата в сетевой форме.

С эмпирической стороны при проведении исследования были проанализированы официальные интернет-порталы общеобразовательных организаций, организаций высшего образования и науки, участвующих в проектах сетевого взаимодействия на территории г. Москвы, в частности открытые данные официальных интернет-порталов более 150 общеобразовательных организаций.

В результате проведенного исследования выявлено, что в основном сетевое взаимодействие оформляется различными гражданско-правовыми договорами без заключения предусмотренного Законом об образовании договора о сетевой форме реализации образовательных программ (например, соглашения о сотрудничестве, совместной деятельности и др.). Такой подход согласуется с Методическими рекомендациями от 28 июня 2019 г., согласно которым сетевое взаимодействие обеспечивается как заключением договора о сетевой форме реализации образовательной программы, так и иными договорами (о сотрудничестве и совместной деятельности, возмездного оказания услуг и др.).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в практической деятельности образовательных организаций понятия «сетевое взаимодействие» и «сетевая форма реализации образовательных программ» отождествляются, что не соответствует действующему законодательству об образовании.

Из совокупности приведенных выше норм следует, что договор о сетевой форме реализации образовательных программ заключается при любом типе сетевой формы.

Вместе с тем реализация сетевой формы между организациями, осуществляющими образовательную деятельность, происходит по совместно разработанной и утвержденной образовательной программе, то есть организациями, имеющими лицензию на осуществление образовательной деятельности.

Такое регулирование способствует правовой неопределенности при реализации образовательных программ между организацией, осуществляющей образовательную деятельность, и иной организацией как с точки зрения соблюдения лицензионных требований, так и с точки зрения оформления таких договорных правоотношений между сторонами.


Проблемы правового регулирования


Говоря о проблемах правового регулирования в рассматриваемой сфере, стоит согласиться с мнением А. Б. Соболева, который считает, что основная проблема заключается в том, что «закон впрямую не предусматривает разработку особого порядка при реализации образовательных программ в сетевой форме. Это нормативная ниша, но фактически она на данный момент запрещает прямое нормирование данной деятельности»[25].

Отсутствие в нормативных правовых актах четко определенного регламента и соответствующего ему порядка действий, типовой формы договора о сетевой форме реализации образовательных программ приводило к тому, что в своей практической деятельности организации, осуществляющие образовательную деятельность, долгое время ориентировались на различные методические рекомендации и иные инструктивные материалы.

Буквальное толкование ч. 1 ст. 13 и ст. 15 Закона об образовании позволяет заключить, что явным признаком реализации образовательных программ именно в сетевой форме является наличие заключенного договора о сетевой форме реализации образовательных программ. Существенные условия такого договора до вступления в силу Закона № 403-ФЗ регламентированы ч. 3 ст. 15 Закона об образовании.

Вместе с тем и правоприменительная практика, и Методические рекомендации от 28 июня 2019 г. свидетельствуют о том, что при оформлении сетевого взаимодействия между сторонами:

- применяется ГК РФ и ТК РФ;

- заключаются договоры о сотрудничестве и совместной деятельности, договоры возмездного оказания услуг и др.

Имеющееся отклонение от положений ст. 15 Закона об образовании может приводить к нарушению лицензионных требований при реализации образовательных программ в сетевой форме между организацией, осуществляющей образовательную деятельность, и иной организацией, что обусловлено наличием следующих норм:

1) пунктом 40 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»[26] и ст. 91 Закона об образовании образовательная деятельность подлежит лицензированию;

2) Положением о лицензировании образовательной деятельности (утв. постановлением Правительства РФ от 28.10.2013 № 966)[27] (далее — Положение) регламентирован порядок лицензирования образовательной деятельности;

3) согласно п. 17 ст. 2 Закона об образовании под образовательной деятельностью понимается деятельность по реализации образовательных программ;

4) в соответствии с ч. 1 ст. 13 Закона об образовании образовательные программы реализуются организацией, осуществляющей образовательную деятельность, как самостоятельно, так и посредством сетевых форм;

5) часть 2 ст. 15 Закона об образовании устанавливает, что использование сетевой формы реализации образовательных программ осуществляется на основании договора между организациями;

6) часть 3 ст. 15 Закона об образовании закрепляет существенные условия договора о сетевой форме реализации образовательных программ;

7) согласно подп. «л» п. 17 Положения при намерении лицензиата оказывать образовательные услуги по реализации новых образовательных программ, не указанных в лицензии, в лицензирующий орган представляется копия договора между организациями, осуществляющими образовательную деятельность, участвующими в сетевой форме реализации образовательных программ (при наличии образовательных программ).

Из совокупности приведенных норм следует, что договор о сетевой форме реализации образовательных программ заключается между организациями, осуществляющими образовательную деятельность, то есть организациями, имеющими лицензию на осуществление образовательной деятельности.

В связи с этим в настоящее время предусмотрены следующие алгоритмы действий в зависимости от типа сетевой формы.

При использовании сетевой формы реализации образовательных программ между организациями, осуществляющими образовательную деятельность, справка о материально-техническом обеспечении образовательной деятельности по образовательным программам (подп. «б» п. 17 Положения) оформляется в соответствии с приложением № 2 к Административному регламенту Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор) по предоставлению государственной услуги по лицензированию образовательной деятельности (утв. приказом Рособрнадзора от 29 июля 2019 г. № 1109)[28], без указания адреса места осуществления образовательной деятельности организации-партнера. Наряду со справкой в лицензирующий орган представляется копия договора о сетевой форме реализации образовательных программ.

В случае сетевой формы между организацией, осуществляющей образовательную деятельность, и иной организацией (научной, медицинской, организацией культуры, физкультурно-спортивной и иной организацией), между указанными организациями заключается гражданско-правовой договор (договор о сотрудничестве и совместной деятельности, договор возмездного оказания услуг и др.). Тогда в справку о материально-техническом обеспечении образовательной деятельности по образовательным программам включается адрес места осуществления образовательной деятельности организации-партнера. Наряду с этими сведениями в лицензирующий орган нужно представить:

- реквизиты санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии санитарным правилам зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования и иного имущества, необходимых для осуществления образовательной деятельности;

- реквизиты заключения о соответствии объекта защиты обязательным требованиям пожарной безопасности при осуществлении образовательной деятельности.

Представляется, что до вступления в силу Закона № 403-ФЗ нарушение рассмотренных алгоритмов является нарушением законодательства об образовании, что, безусловно, является существенным ограничением для широкого применения такого института законодательства об образовании, как сетевая форма реализации образовательных программ.

 

2. Правовое регулирование сетевой формы реализации
образовательных программ с начала действия Закона № 403-ФЗ

 

Федеральным законом № 403-ФЗ внесены существенные изменения в ст. 15 и ч. 4 ст. 91 Закона об образовании.

Суть указанных изменений сводится к тому, что с 1 июля 2020 г. при сетевой форме реализации образовательных программ:

1) обеспечивается возможность освоения обучающимся не только образовательной программы, но и (или) отдельных учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), практики, иных компонентов, предусмотренных образовательными программами (в том числе различных вида, уровня и (или) направленности);

2) допускается участие иностранных организаций, осуществляющих образовательную деятельность;

3) в договоре о сетевой форме реализации образовательных программ указываются существенные условия, предусмотренные ч. 2 ст. 15 Закона об образовании;

4) порядок организации и осуществления образовательной деятельности и примерная форма договора о сетевой форме реализации образовательных программ утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере высшего образования (в настоящее время — Минобрнауки России, совместно с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере общего образования (в настоящее время — Минпросвещения России);

5) в приложении к лицензии не указываются места осуществления образовательной деятельности;

6) обеспечивается открытость и доступность информации о местах осуществления образовательной деятельности, в том числе не указываемых в соответствии с Законом № 403-ФЗ в приложении к лицензии на осуществление образовательной деятельности.

Во исполнение Закона № 403-ФЗ в части совершенствования сетевой формы реализации образовательных программ разработаны проекты следующих подзаконных актов:

-        проект постановления Правительства РФ «О внесении изменений в подпункт «а» пункта 3 Правил размещения на официальном сайте образовательной организации в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" и обновления информации об образовательной организации»[29];

-        проект приказа Рособрнадзора «О внесении изменений в требования к структуре официального сайта образовательной организации в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" и формату представления на нем информации (утв. приказом Рособрнадзора от 29 мая 2014 г. № 785»)[30].

За счет закрепления Законом № 403-ФЗ и проектируемыми подзаконными актами необходимости указания места осуществления образовательной деятельности при использовании сетевой формы реализации образовательных программ на официальном сайте образовательной организации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» существенно расширены возможности сетевого взаимодействия. С 1 июля 2020 г. договор о сетевой форме реализации образовательных программ одновременно может быть законным основанием для использования строений, сооружений, помещений лицензиатом при осуществлении образовательной деятельности и указания адресов осуществления образовательной деятельности при реализации программ в сетевой форме на официальном сайте без внесения в приложение к лицензии (подп. «л» п. 17 Положения).

Однако Закон № 403-ФЗ и проектируемые подзаконные акты не предлагают однозначного решения в части необходимости наличия или отсутствия лицензии на осуществление образовательной деятельности у иной организации (научной, медицинской, организации культуры, физкультурно-спортивной и иной организации), участвующей в сетевом взаимодействии. Представляется, что обозначенная проблема может быть разрешена в ходе реализации механизма «регуляторной гильотины» (утв. Правительством РФ 29 мая 2019 г. № 4714п-П36)[31].

Статья подготовлена при информационной
поддержке СПС «КонсультантПлюс»

 

Литература

 

1. Бахрах, Д. Н. Административное право России : учебник для вузов / Д. Н. Бахрах. — М. : Норма; Инфра-М, 2000. — 640 с.

2. Голушко, Т. К. Сетевая форма реализации образовательных программ профессионального образования: особенности внедрения / Т. К. Голушко // Материалы ХIII Международной научно-практической Internet-конференции «Личностное и профессиональное развитие будущего специалиста» (27.05.2019). — URL: http://www.tsutmb.ru/nauka/internet-konferencii/2017/13-lprs/7/golushko.pdf (дата обращения: 08.03.2020).

3. Дегтярева, Л. Р. Трансформация финансово-правовых институтов как основа модернизации российского образования / Л. Р. Дегтярева // Юридический мир. — 2013. — № 11. — 52–61.

4. Зайцева, Г. А. Теоретический анализ понятия «сетевое взаимодействие» в образовательной сфере / Г. А. Зайцева // Вестник ТОГИРРО. — 2014. — № 3 (30). — С. 54–57.

5. Кванина, В. В. Гражданско-правовое регулирование отношений в сфере высшего профессионального образования : монография / В. В. Кванина. — М. : Готика, 2005. — 368 с.

6. Коршунова, Н. В. Сетевые формы взаимодействия образовательных организаций: проблемы реализации образовательного законодательства / Н. В. Коршунова // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. — 2016. — № 7. — С. 63–68.

7. Малеина, М. Н. Договор о сетевой форме реализации образовательных программ / М. Н. Малеина // Lex Russica. — 2016. — № 7. — С. 177–183.

8. Матвеев, В. Ю. Правовая природа договора о сетевой форме реализации образовательных программ / В. Ю. Матвеев // Юрист. — 2018. — № 4. — С. 18–24.

9. Рождественская, М. Г. Теоретический анализ понятия «сетевое взаимодействие» в сфере образования / М. Г. Рождественская // Мир науки, культуры, образования. — 2014. — № 2 (45). — С. 116–119.

10. Соболев, А. Б. Сетевая форма реализации образовательных программ: различия и типология / А. Б. Соболев // Universum. Вестник Герценовского университета. — 2014. — № 3–4. — С. 3–10.

11. Современный экономический словарь / Райзберг Б. А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. 6-е изд., перераб. и доп. М. : ИНФРА-М, 2011 : эл. версия. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

12. Суханов, Е. А. Осторожно: гражданско-правовые конструкции / Е. А. Суханов // Законодательство. — 2003. — № 9. — С. 60–65.

13. Сырых, В. М. Образовательные услуги и образовательные правоотношения: дискуссионные взгляды и действительное содержание / В. М. Сырых // Журнал российского права. — 2010. — № 4. — С. 69–79.

14. Шевелева, Н. А. и др. Сетевая форма обучения: состояние правового регулирования и перспективы развития / Н. А. Шевелева, М. Ю. Лаврикова, И. А. Васильев // Закон. — 2016. — № 5. — С. 161–170.




[1] ОвД. Межведомственный информационный бюллетень. 2004. № 11.
[2] См. подробнее: Приказ Минобрнауки России от 10 нояб. 2009 г. № 580 «Об утверждении Программы развития федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования "Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева" на 2009–2018 годы». Текст приказа официально опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; распоряжение Правительства Рос. Федерации от 27 сент. 2010 г. № 1617-р «Об одобрении программы развития федерального государственного образовательного учреждения высшего образования "Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова" до 2020 года» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. № 44, ст. 5701; распоряжение Правительства Рос. Федерации от 7 окт. 2010 г. № 1693-р «О программе развития федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина" на 2010–2020 годы» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. № 42, ст. 5412.
[3] Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант­Плюс».
[4] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 53 (ч. 1), ст. 7598; 2019. № 52, ст. 7833.
[5] Рос. газ. 2019. 05 дек. Документ вступает в силу с 01.07.2020 (за исключением отдельных положений).
[6] См., например: Шевелева Н. А. и др. Сетевая форма обучения: состояние правового регулирования и перспективы развития / Н. А. Шевелева, М. Ю. Лаврикова, И. А. Васильев // Закон. 2016. № 5. С. 161–170.
[7] См. об этом: Голушко Т. К. Сетевая форма реализации образовательных программ профессионального образования: особенности внедрения // Материалы ХIII Международной научно-практической Internet-конференции «Личностное и профессиональное развитие будущего
специалиста» (27.05.2019). URL: http://www.tsutmb.ru/nauka/internet-konferencii/2017/13-lprs/7/golushko.pdf (дата обращения: 08.03.2020).
[8] См.: Дегтярева Л. Р. Трансформация финансово-правовых институтов как основа модернизации российского образования // Юридический мир. 2013. № 11. С. 53.
[9] Вестник образования. 2015. № 20.
[10] См., например: Апелляционное определение Верховного суда Республики Алтай от 29 окт. 2014 г. по делу № 33-865. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
[11] Официальные документы в образовании. 2019. № 33–34.
[12] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ : [федер. закон: принят Гос. Думой 21 окт. 1994 г. : по состоянию на 16 дек. 2019 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. № 32, ст. 3301; 2019. № 51 (ч. I), ст. 7482; Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 янв. 1996 г. № 14-ФЗ : [федер. закон : принят Гос. Думой 22 дек. 1995 г. : по состоянию на 18 марта 2019 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 5, ст. 410; 2019. № 12, ст. 1224.
[13] Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 дек. 2001 г. № 197-ФЗ : [федер. закон : принят Гос. Думой 21 дек. 2001 г. : по состоянию на 16 дек. 2019 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 1 (ч. 1), ст. 3; 2019. № 51 (ч. 1), ст. 7491.
[14] Современный экономический словарь / Райзберг Б. А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. 6-е изд., перераб. и доп. М. : ИНФРА-М, 2011 : эл. версия. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
[15] Подробнее см.: Рождественская М. Г. Теоретический анализ понятия «сетевое взаимодействие» в сфере образования // Мир науки, культуры, образования. 2014. № 2 (45). С. 116–119; Зайцева Г. А. Теоретический анализ понятия «сетевое взаимодействие» в образовательной сфере // Вестник ТОГИРРО. 2014. № 3 (30). С. 54–57.
[16] См., например: Суханов Е. А. Осторожно: гражданско-правовые конструкции // Законодательство. 2003. № 9. С. 62.
[17] См., например: Кванина В. В. Гражданско-правовое регулирование отношений в сфере высшего профессионального образования : монография. М., 2005. С. 273.
[18] См.: Сырых В. М. Образовательные услуги и образовательные правоотношения: дискуссионные взгляды и действительное содержание // Журнал российского права. 2010. № 4. С. 70.
[19] См.: Шевелева Н. А. и др. Сетевая форма обучения: состояние правового регулирования и перспективы развития / Н. А. Шевелева, М. Ю. Лаврикова, И. А. Васильев // Закон. 2016. № 5. С. 161.
[20] См., например: Матвеев В. Ю. Правовая природа договора о сетевой форме реализации образовательных программ // Юрист. 2018. № 4. С. 18–24; Бахрах Д. Н. Административное право России : учебник для вузов. М. : Норма; Инфра-М, 2000. С. 185.
[21] См., например: Малеина М. Н. Договор о сетевой форме реализации образовательных программ // Lex Russica. 2016. № 7. С. 181.
[22] См., в частности: Коршунова Н. В. Сетевые формы взаимодействия образовательных организаций: проблемы реализации образовательного законодательства // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. 2016. № 7. С. 67.
[23] Подробнее см.: Матвеев В. Ю. Правовая природа договора о сетевой форме реализации образовательных программ // Юрист. 2018. № 4. С. 22.
[24] См., например: Шевелева Н. А. и др. Указ. соч.
[25] Соболев А. Б. Сетевая форма реализации образовательных программ: различия и типология // Universum. Вестник Герценовского университета. 2014. № 3–4. С. 4.
[26] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. № 19, ст. 2716.
[27] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2013. № 44, ст. 5764.
[28] Официальный интернет-портал правовой информации www.pravo.gov.ru, 09.10.2019.
[29] URL: https://regulation.gov.ru. ID проекта: 01/01/04-20/00101192 (дата обращения: 28.04.2020).
[30] URL: https://regulation.gov.ru. ID проекта: 01/02/03-20/00100479 (дата обращения: 28.04.2020).
[31] План мероприятий («дорожная карта») по реализации механизма «регуляторной гильотины» (утв. Правительством РФ 29 мая 2019 г. № 4714п-П36). Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Возврат к списку