ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Рецензия на учебник А. Н. Козырина, Т. Н. Трошкиной «Образовательное право России»

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 14 (№ 19), 2019

АВТОРЫ: Сырых В. М.

Сырых Владимир Михайлович, заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник Федерального центра образовательного законодательства (г. Москва)

Тел.: + 7 (495) 221-04-47, e-mail: celmo@mail.ru

 

Syrykh V. M. Review of the textbook A. N. Kozyrin, T. N. Troshkinoy «Educational Law of Russia»

 

Vladimir M. Syrykh, Honoured Scientist of the Russian Federation, Doctor of Law, Professor, Chief Researcher of Federal Centre for Educational Legislation (Moscow, Russia)

Теl.: + 7 (495) 221-04-47, e-mail: celmo@mail.ru

  

Среди публикаций российских правоведов по проблемам образовательного права России, изданных в последние два-три года, учебник А. Н. Козырина и Т. Н. Трошкиной «Образовательное право России» объемом 65 п. л. заслуживает самого пристального внимания, как с точки зрения системности изложения правового регулирования в сфере образования в Российской Федерации, так и авторской позиции по дискуссионным вопросам науки и практики образовательного права.

Жанр учебника, бесспорно, сказался на структуре работы, последовательности, способах и уровнях изложения материала. Авторы начинают учебник обстоятельным разделом «Теоретические основы образовательного права», правомерно полагая, что учебник в первую очередь может быть использован в педагогических университетах, где образовательное право преподается в качестве курса вариативной части профессионального цикла. Цель же курса сводится к формированию у будущих педагогов знаний, умений и навыков, необходимых для принятия юридически правильных решений при осуществлении профессиональной педагогической деятельности.

Смысл раздела авторы видят в том, чтобы раскрыть основы теории права, которых студент — будущий педагог, в отличие от студентов, обучающихся юридическим специальностям, не знает. В то же время, как известно, нельзя в полной мере усвоить конкретные положения образовательного права, не владея элементарными представлениями о механизме правового регулирования и не зная сути основных юридических понятий, его отражающих. Соответственно, в раздел правомерно включены все основные компоненты механизма правового регулирования в сфере образования: нормы, правоотношения, источники образовательного права, формы реализации в конкретных отношениях и принципы образовательного права. Кроме того, в учебнике даются краткие сведения об образовательном праве как единой триаде — законодательстве, науке образовательного права и одноименной учебной дисциплине.

Учебник обладает рядом несомненных достоинств. Первое из них состоит в том, что в первом разделе учебника «Теоретические основы образовательного права» изложено по преимуществу авторское видение входящих в него проблем. В то же время А. Н. Козырин и Т. Н. Трошкина уклоняются от описания иных воззрений, подходов, существующих в российской юридической литературе по исследуемым вопросам, и от их критического анализа. Вполне возможно, что некоторые читатели могут усмотреть в таком подходе некоторый недостаток, мол, обучающихся следует информировать об основных воззрениях правоведов, бытующих по тому или иному вопросу, дабы они могли по своему усмотрению определить, какое же воззрение является обоснованным и достоверным.

Такой авторский подход, на мой взгляд, является оправданным, и с точки зрения полноты изложения материала вполне правомерным. На начальных стадиях обучения основам теории права, когда непосредственной целью обучения ставится задача ознакомления с основными понятиями и их связью между собой, системное изложение авторской позиции имеет заметные преимущества перед изложением различных точек зрения, бытующих в юридической литературе. Обучающийся, не имея элементарных знаний по предмету курса, не способен дать правильной оценки имеющимся в литературе воззрениям.

Прежде чем вступать на тропу научной критики, оппонент должен иметь, во-первых, собственное обоснованное воззрение по предмету критики, и, во-вторых, обстоятельные аргументы относительно критикуемого воззрения. Оба условия отсутствуют у обучающегося на начальной стадии освоения курса. И обрушение на его голову сонма разных точек зрения, в которых он еще не способен разобраться, не только затрудняет успешное освоение основ учебного курса, но и нередко отбивает всякий интерес к нему.

Второе достоинство авторского подхода к изложению тем видится в том, что А. Н. Козырин и Т. Н. Трошкина излагают материал с позиции современных научных концепций и представлений о нормативно-правовом регулировании образовательной сферы и модификации образовательных отношений с учетом потребностей и задач развития российского общества и государства в условиях рыночных отношений и формирования правового государства. В частности, они признают действие образовательных отношений как особого вида общественных отношений по реализации права граждан на образование (с. 22); наличие у образовательного права метода, представляющего собой единство императивного, поощрительного и рекомендательного методов (с. 22–24); характеризуют проблему систематизации образовательного права как «непрерывный процесс совершенствования и упорядочивания нормативно-правовой базы, регулирующей отношения в сфере образования» (с. 134).

Особый интерес представляет гл. 7, посвященная характеристике принципов образовательного права, определяющих демократический, гуманный характер его содержания, ориентированность права на реальное воплощение в жизнь принципов социальной справедливости, равенства и приоритетности образования (с. 159–198).

Третье достоинство авторского подхода видится в полном, практически энциклопедическом изложении действующего законодательства по вопросам структуры и состава образовательного правоотношения с заметным акцентом на права его участников: образовательных организаций, обучающихся и педагогических работников. Значительный объем учебника занимает гл. 13, где изложены основания и порядок получения документа об образовании государственного образца, а также признания образования, полученного в иностранном государстве (с. 668–739). И что особенно важно — материал излагается доступным для студентов языком, что заметно облегчает процесс последующего уяснения, толкования ими текста действующих законов по вопросам образования.

Четвертое достоинство учебника характеризуется дополнением его теоретической части практикумом, содержащим материалы для проведения семинарских занятий. По признанию авторов, практикум, по независящим от них обстоятельствам, ограничивается публикацией лишь нескольких тем учебника. Но «содержащиеся в нем примеры различных форм учебной работы со студентами, методические указания и комментарии, образцы текстов контрольных материалов будут полезны преподавателям при разработке учебно-мето­дических материалов по остальным темам учебной программы курса» (с. 12).

Большая часть учебника отведена изложению проблем, образующих содержание второго раздела учебника «Основные институты и понятия образовательного права». При этом авторы не слепо следуют структуре действующего Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[1] (далее — Закон об образовании), а концентрируют свое внимание на тех вопросах, которые имеют первостепенное значение для студента в процессе его обучения в вузе и последующей деятельности в качестве педагога, обязанного знать, соблюдать и обеспечивать реальное действие законодательства об образовании в образовательном процессе.

Из семи глав раздела II шесть глав посвящены вопросам организации образовательного процесса и правового статуса участников образовательных правоотношений. В то же время вопросы управления и контроля в сфере образования излагаются достаточно конспективно, позволяют сформировать у студентов лишь общие представления об этой сфере, ее основных субъектах и методах государственного контроля и надзора за деятельностью образовательных учреждений. Одновременно отсутствуют темы, связанные с изложением ряда комплексных институтов образовательного права, в частности, экономической деятельности и финансового обеспечения в сфере образования, а также распределения полномочий Федерации и субъектов Российской Федерации по вопросам образования.

Полагаю, что усеченное изложение проблем образовательного права вполне допустимо в учебнике, ориентированном на студентов педагогических вузов, с учетом особенностей их последующей профессиональной деятельности. Здесь важны прежде всего умения обеспечивать реализацию правовых норм в конкретных правоотношениях при разрешении возникающих конфликтов между их участниками. Знания комплексных институтов образовательного права, выходящих за сферу образовательного процесса, представляются необходимыми для студентов юридических вузов, обязанных знать особенности правового регулирования всех сфер общества и государства. Ведь, как известно, образовательное право в юридических вузах искони не преподавалось и не преподается по настоящее время. 

В учебнике правовой статус обучающихся понимается как совокупность их правоспособности, дееспособности, субъективных прав, юридических обязанностей и ответственности. Систему субъективных прав обучающихся авторы далее подразделяют на три вида: академические права, права на социальную поддержку и социальное стимулирование, а также иные права, реализуемые обучающимися в процессе обучения (с. 329). Затем дается содержательный анализ каждого из прав обучающихся, предусмотренных действующим российским законодательством, и раскрывается порядок их реализации в конкретных правоотношениях. Справедливо обращая внимание на органическую связь субъективных прав и юридических обязанностей обучающихся, авторы раскрывают обязанности, закрепленные ст. 43 Закона об образовании, и дают содержательную характеристику видов юридической ответственности обучающихся и порядка ее применения.

Для обстоятельного описания правового статуса обучающихся все же не хватает главы, раскрывающей степень соответствия их правового статуса в Российской Федерации правовому статусу, закрепленному нормами международного права. Данная глава имеет особый интерес с учетом конституционного положения, согласно которому правила, установленные международным договором Российской Федерации, отменяют противоречащие им предписания российского законодательства.

В учебнике дается комплексный и содержательный анализ правового статуса педагогических работников, в котором решающую роль играют их академические права и свободы, а также трудовые права и социальные гарантии. При этом правомерно отмечается, что правовой статус педагогических работников закрепляется широким кругом правовых источников — от федерального закона до нормативных правовых актов органов муниципального самоуправления. Это обстоятельство приводит к дифференциации правовых статусов педагогических работников, как на уровне субъектов Российской Федерации, так и отдельных муниципальных образований, и, в свою очередь, актуализирует проблему гарантированности прав и свобод, закрепленных федеральными законами. К сожалению, А. Н. Козырин и Т. Н. Трошкина этот актуальный вопрос современного образовательного законодательства не рассматривают, уделив заметное внимание описанию трудовых прав и социальных гарантий педагогических работников и порядка защиты этих и иных прав, свобод, законных интересов с помощью общественных и судебных органов.

Излагаются в учебнике и другие особо значимые институты образовательной сферы, что убедительно свидетельствует о сложном, многоаспектном регулировании образовательных отношений и полезности учебника А. Н. Козырина и Т. Н. Трошкиной в деле обучения, просвещения и реализации российского законодательства об образовании. Имеется твердая уверенность в том, что учебнику, содержащему системные, энциклопедические знания о нормативно-правовом регулировании состава и содержания образовательных отношений, уготована долгая жизнь в качестве источника, с учетом методологических и концептуальных подходов которого другие авторы будут готовить аналогичные работы учебно-методического плана. 

Отмеченное обстоятельство, в свою очередь, заметно повышает требования к концептуальным основам образовательного права как отрасли юридической науки, которые в авторской интерпретации, к сожалению, не в полной мере соответствуют современным представлениям теории и методологии правовой науки. Авторы трактуют предмет науки образовательного права как систему знаний, воплощенную: 1) в категориях и понятиях данной отрасли науки; 2) исследованиях норм образовательного права; 3) опытном знании об образовательном праве, которое формируется в процессе изучения особенностей применения норм образовательного права на практике, рекомендаций международных органов и иных источников (с. 27–28). Сообразно изложенному пониманию предмета правовой науки авторы заметно обедняют систему методов его познания, которая сводится по преимуществу к методам эмпирического уровня: формально-догматическому, сравнительно-правовому, методу правового эксперимента и др. (с. 29).

Подобные представления о предмете и методах отраслевой юридической науки были широко распространены среди советских правоведов, стойко стоявших на консервативных позициях позитивистской концепции права, рассматривающих право в качестве действующих норм, исходящих от государства, его органов, и отрицающих реальность правовых закономерностей.
В последнее время были предприняты успешные попытки преодолеть односторонность позитивистских концепций права посредством формирования доктрин, сочетающих догматический анализ права с социологическим и ориентированных на познание закономерностей формирования и развития права.
В свою очередь возникла необходимость пересмотра структурного состава отраслей правовой науки, приведения его в соответствие с требованиями философии науки.

Согласно современным представлениям каждая наука ориентирована на познание закономерностей исследуемой ей сферы природы, общества или мышления, и потому имеет своими компонентами предмет и объект науки, а в качестве результатов их познания имеет два вида (уровня) научных знаний — эмпирический и теоретический. Последний основывается на эмпирических знаниях, но в то же время представляет собой новый, более высокий вид знаний — теоретические знания, так или иначе отражающие закономерности и сущность исследуемых явлений.

С этих позиций предмет науки образовательного права может состоять только из закономерностей функционирования и развития соответствующей отрасли права, тогда как нормы в сфере образования и практика их действия входят в объект названной отрасли науки.

Необходимость одновременного существования объекта и предмета науки обусловливается тем, что сущность явлений и их закономерности не существуют в чистом виде в непосредственной действительности, а проявляются в форме разного рода явлений, процессов. Поэтому, чтобы выявить закономерности исследуемого, познание приходится начинать с изучения реальной действительности, ее явлений и процессов. Объект науки образовательного права, состоящий из законов, подзаконных нормативных и правоприменительных актов, действий и поступков участников образовательных отношений, конкретно-исторических условий функционирования этих отношений, таким образом, выступает началом познания сущности правовых институтов образовательного права и закономерностей их функционирования и развития.

Знания, полученные посредством эмпирического наблюдения реальной действительности, выражаются в виде совокупности достоверных фактов, их исторической и структурной связи, общих и особенных черт, присущих исследуемым явлениям. Для того чтобы подняться на уровень теоретического знания, требуется применение методов теоретического исследования, среди которых ведущая роль принадлежит методам абстрагирования, системного анализа, восхождения от абстрактного к конкретному, а результаты познания объективируются в форме понятий, категорий, принципов, законов науки. Получается, что познание предмета науки образовательного права во всем многообразии и полноте закономерностей его функционирования и развития составляет конечную цель науки, а результаты познания, выраженные в форме принципов, категорий и понятий, образуют теоретическую основу, ядро данной науки.

Вполне правомерно возникает вопрос, а много ли закономерностей выявили российские правоведы в области образовательного права? Обстоятельный ответ на этот вопрос в настоящее время невозможен ввиду его недостаточно глубокой изученности. Можно лишь сослаться на известную в данной науке систему принципов, значительная часть которых характеризуется всеми атрибутами научного закона, то есть представляет собой внутреннюю и необходимую, всеобщую и существенную связь предметов и явлений[2].

Как видно из учебника, А. Н. Козырин и Т. Н. Трошкина раскрывают ряд принципов образовательного права, значительная часть, которых обладает названными свойствами научного закона и входит в предмет науки образовательного права. Это, в частности, принципы демократии, равенства, общеобязательности, приоритетности и доступности образования и др.

Системная разработка закономерностей, образующих предмет науки образовательного права, составляет необходимое условие ее формирования и совершенствования как важной отрасли российского правоведения, имеющей теоретическое и методологическое значение в деле формирования эффективно действующего образовательного права. В то же время следует помнить, что эта первостепенная задача может быть решена при условии творческого применения методов теоретического анализа. Одних эмпирических методов, названных в учебнике, здесь явно недостаточно.

А. Н. Козырин и Т. Н. Трошкина понимают образовательное право как комплексную отрасль законодательства (с. 19, 85), что не соответствует действительному уровню его системного образования. В теории права отрасли права четко и последовательно отделяют от комплексных отраслей законодательства. Основанием дихотомии выступает предмет отрасли. Отрасли права имеют собственный, автономный предмет, не дублируемый другими отраслями права (гражданское право, уголовное право и др.). Под отраслью законодательства понимается массив нормативных правовых актов как общностей «вторичного порядка, в которых нет ничего, что не могло бы быть поглощено отраслями законодательства, выделенными по отрасли права»[3].

Следовательно, признавая образовательное право в качестве комплексной отрасли законодательства, мы отрицаем наличие у него самостоятельного предмета правового регулирования; все входящие в него отношения без какого-либо исключения должны регулироваться традиционными отраслями права. Однако авторы сами утверждают прямо противоположное, признавая образовательные отношения в качестве самостоятельного вида общественных отношений «по реализации права граждан на образование» (с. 22). Подобным образом эти отношения понимает и законодатель. Тем самым образовательные отношения являются самостоятельным видом общественных отношений и образуют предмет образовательного права в качестве ведущей отрасли системы российского права. И это положение играет решающую роль в понимании уровня системной организации образовательного права, необходимости его кодификации, а также признания образовательного права в качестве отрасли правовой науки.

В целях быстрейшего искоренения атавизмов необоснованного нигилистического отношения к образовательному праву как отрасли системы права и правовой науки нужно четко и последовательно проводить научно обоснованные представления о системной организации данной отрасли права и отрасли российской правовой науки не только в научной литературе, но и активно закреплять в учебной.


Заслуженный деятель науки РФ,

доктор юридических наук, профессор,

главный научный сотрудник, руководитель

направления теории и истории права и судебной

власти Центра исследования проблем правосудия

Российского государственного университет правосудия                      

В. М. Сырых



[1] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 53 (ч. 1), ст. 7598; 2019. № 52, ст. 7833.

[2] См. об этом: Кондаков Н. И. Логический словарь. М., 1971. С. 156.

[3] Самощенко И. С. Роль системного подхода в изучении системы (структуры) советского законодательства // Система советского законодательства. М., 1980. С. 17.


Возврат к списку