ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Книги

На нашем портале каждую неделю до конца 2020 года будут размещаться выдержки из книги «Чеховки. Записки образовательного юриста». Автор издания доктор юридических наук Чеха Вадим Витальевич.

Издание представлено в виде прозаических рассказов небольшого объема - «чеховок», написанных литературным языком и отражающих взгляд автора на те или иные проблемы российского образования через призму юридического опыта. Эти произведения включают оценку различных событий и явлений в сфере образования, содержат предложения и рекомендации гражданам, органам управления образованием и образовательным организациям,   охватывают те или иные важные вопросы, в том числе касающиеся судебных решений.


СОДЕРЖАНИЕ


Подмена

Какой должна быть образовательная программа повышения квалификации по праву для директоров школ

Учительская этика: законодательные проблемы

Возможно ли работать в школе в дистанционном режиме?

Проектная деятельность – погоня за модой или деятельность, которая выходит за рамки привычной?
Почему директор школы может стать мэром города?

Крашенные на уроках: конфликты по поводу внешнего вида

Еще раз о школьных поборах

Правомерны ли платные курсы в школе по подготовке к ЕГЭ?

Как и за что можно отчислить ученика из школы

Может ли школьный класс поменять учителя?

Школа без оценок – брешь учителей

Кто прав, кто виноват

С какого возраста можно работать подростку?

Когда можно и нельзя снимать на телефон в школе

Что дает красный диплом?

Про бесплатные рабочие тетради

Как школе не получить судебный иск

Граффити и завхоз: анатомия школьного конфликта

Школьный музей: как платить зарплату?

Безопасность: проблемы правового регулирования
Является ли образование услугой?
Насилие в образовательных организациях: что делать?
Ночной дозор: право на вознаграждение
Голову с плеч директору за то, что он – директор
«Пришельцы» в образовании


 

Подмена

Чем помимо «корпоративов» наполнена предновогодняя суета? Правильно: подведение итогов, сдача отчетности, планирование на следующий год – особенно в финансовой части. Поэтому всегда важными для образовательной организации остаются вопросы финансового обеспечения деятельности, включающие вопросы платных образовательных услуг.

Напомню, подобные услуги появились в отечественных школах, вузах и техникумах в 90-е годы прошлого века и существенно расширились в «нулевые». С одной стороны, они позволяли школам и особенно вузам пробрести дополнительную, очень важную в условиях недофинансирования «копеечку», которую в свое время отец Чичикова в «Мертвых душах» завещал беречь и копить.

С другой стороны, в отношении нашей сферы действует часть 2 статьи 43 Конституции Российской Федерации, гарантирующая общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях. Именно поэтому в детских садах, школах и учреждениях СПО платное образование распространено в наименьшей степени по сравнению с высшим образованием.

Здесь важно не допустить подмены бесплатного образования в рамках стандарта платными услугами и псевдоуслугами, а также исключить успевшую сложиться в минувшие годы практику поборов «на помощь школе». А вот бесплатное получение высшего образования в государственном или муниципальном образовательном учреждении гарантируется только по результатам конкурса. Отсюда принципиальное требование: конкурс на поступление должен быть справедливым – обеспечивать отбор наиболее подготовленных к обучению абитуриентов.

Тем не менее введение возможности получать высшее образование на платной основе имело и негативные последствия. Одно из них – возникновение диспропорции в направлениях подготовки, когда ситуативный повышенный спрос на юристов и менеджеров стал удовлетворяться многочисленными конторами, штампующими за деньги специалистов по подобным «перспективным» направлениям. С тех пор по стране перемещаются буквально толпы обладателей дипломов юристов, экономистов и менеджеров, пытающихся устроиться на работу в местах, зачастую очень далеких от полученного «специалитета».

Однако не все выглядит так однозначно, и приведенный пример – не основание присоединяться к многочисленным критикам частных вузов. В конце концов, они получили лицензии, государственную аккредитацию и удовлетворяют реальный имеющийся спрос, а вопрос качества образования – это в том числе и вопрос выбора со стороны обучающегося и его родителей.

Не забудем: неудовлетворенный спрос на какие-то виды высшего образования при монополии государственных вузов автоматически приводил в условиях 1990-х годов к резкому росту коррупции в них. Конкуренция же в сфере образования (как и всюду) всегда благоприятно сказывается на качестве деятельности.

Сам по себе факт платности высшего образования ничего не говорит о его качестве по сравнению с бюджетным.

Множество факторов, вообще не связанных напрямую с платностью/бесплатностью полученного образования, совокупно предопределяют качество профессиональной деятельности конкретного работника – например, коммуникативные способности, волевые качества, организаторские способности.

Один из ярчайших примеров – биография известного российского предпринимателя, миллиардера Михаила Фридмана, выпускника Московского института стали и сплавов (МИСиС) по инженерной специальности (1986 г.), а ныне совладельца и председателя наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп». Уже на третьем курсе он организовывал неформальные дискотеки с выступлениями артистов и бардов в холле студенческого общежития МИСиСа в Беляево.

Есть основания полагать, что успешность этой деятельности (в совокупности, разумеется, с академической успешностью) в значительной степени предопределила его дальнейшую деловую и профессиональную траекторию. На этом фоне особенно контрастно выглядит такое распространенное явление, как неуспешность многих отличников по окончании вуза.

Так или иначе, но, опираясь на свой уже немалый жизненный опыт, могу ответственно сказать, что обладание дипломами юристов, полученных в МГУ, МГИМО и прочих «брендовых» вузов в режиме бесплатного образования, далеко не всегда гарантирует высокие профессиональные качества обладателя. Безусловно, их «корочка», полученная при обучении на «бюджетном» месте, предполагает со стороны работодателя своеобразный кредит доверия соискателю. Но будет ли этот кредит погашен с процентами – вопрос открытый.

Еще раз: высшее образование, полученное платно, ни в коей степени не «сигнализирует», будет ли работник работать плохо или хорошо.

Более того, как показывает практика, иногда люди без соответствующего высшего образования, но при наличии волевых качеств, организованности, навыков системного мышления достигают значительных высот в избранной деятельности (Билл Гейтс, Ингвар Кампрад, Стив Возняк, Майкл Делл и другие).

Кстати, именно на компьютере марки «Делл» я как раз и подготовил эту чеховку.

 

Какой должна быть образовательная программа повышения квалификации по праву для директоров школ

6 характерных признаков

Единый квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и служащих (раздел «Квалификационные характеристики должностей работников образования»), утвержденный приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 26 августа 2010 г. № 761н, устанавливает по отношению к руководителю (директору, заведующему, начальнику) образовательного учреждения требование о необходимости знать в том числе законы и иные нормативные правовые акты, регламентирующие образовательную, физкультурно-спортивную деятельность, административное, гражданское, трудовое, бюджетное, налоговое законодательство в части, касающейся регулирования деятельности образовательных учреждений и органов управления образованием различных уровней.

 

Похожие требования имеются и в отношении заместителей руководителя и руководителей структурных подразделений образовательной организации. В целом не подлежит сомнению то, что любой работник образования должен в той или иной степени знать основные положения Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», других нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность образовательной организации, в которой он работает. Да и невозможно в современных условиях в любой сфере деятельности работать без правовых знаний, тем более когда речь идет об управлении какой-либо организацией.

Надо сказать, что с 90-х годов прошлого века, когда директора школ в основной массе не могли отличить безвозмездное пользование от аренды, задаток от аванса, поручение от поручительства, учреждение от учредительства и т.д., правовая грамотность представителей управленческого корпуса сферы образования существенно возросла.

Этому способствовали и открытые в 90-х годах юридические направления подготовки в некоторых педагогических вузах, включение в программы подготовки будущих учителей правовых вопросов, общее повышение интереса к образовательному праву вплоть до возникновения отдельных курсов в педагогических и юридических вузах и на факультетах.

Тем не менее правовые знания и навыки в современной обстановке быстро устаревают. Постоянно возникает потребность в обновлении правовой компетенции.

Для детских садов, школ, учреждений среднего профессионального образования ситуация усугубляется тем, что финансовые возможности не позволяют иметь юрисконсульта на постоянной основе, в отличие, например, от организаций высшего образования, которые, как правило, имеют целые отделы юристов.

Это придает особую актуальность правовой подготовке руководителей и заместителей руководителей образовательных организаций. Такого рода правовая подготовка может иметь вид систематических повышений квалификации по правовым вопросам.

Однако проблемой является отбор правовой информации для такого рода курса. Очевидно, что руководитель образовательной организации и его заместители не могут быть юристами, хотя за последние 20 лет некоторые представители управленческого корпуса сферы образования получили второе высшее юридическое образование.

Тем не менее директор и его заместитель не могут, конечно, выступать в роли полноценных юристов, и бессмысленно работникам сферы образования преподавать правовые предметы в чистом виде, как студентам юридических вузов.

Исходя из этого, следует, что программа повышения квалификации администраторов образования должна иметь следующие характерные черты:

1. Интегральный характер, предполагающий объединение наиболее практически значимой информации, относящейся к различным отраслям права – бюджетному, административному, гражданскому, трудовому, муниципальному и другим. Этот вывод верен и для случаев, когда курс посвящен какому-то отдельному сегменту правового обеспечения деятельности образовательной организации.

Например, курс, касающийся трудовых отношений в образовательной организации, неизбежно должен предполагать рассмотрение вопросов, относящихся к бюджетному праву, а также вопросов административного права с точки зрения, например, ответственности за нарушение законодательства в сфере трудовых отношений.

Методологической основой для такого рода интегрального подхода могут выступить уже имеющиеся в российской и зарубежной правовой науке разработки (см., например, работы проф., доктора юридических наук Е.М. Ашмариной) в области формирования широкой мегаотрасли – экономического права, в которую входят различные правовые комплексы и которая не имеет точных границ. Такого рода подход по сути уже отработан в сфере повышения квалификации работников сферы предпринимательства.

2. Курс повышения квалификации должен не только содержать имеющуюся информацию о применении законодательства в сфере образования, но и работать на опережение – раскрывать способы решения тех проблемных вопросов, которые могут возникнуть в будущем.

3. Системный подход к формированию содержания курса, предполагающий четкость и последовательность взаимосвязей между различными элементами курса, при тесной связи с практикой деятельности образовательной организации. В этом смысле курс также должен иметь взаимосвязь с иными предшествующими и последующими курсами, которые, например, ранее могли прослушать обучающиеся. Интеграция предшествующих знаний в рамках нового курса резко усиливает эффективность преподавания в сфере правового обеспечения образовательной деятельности.

4. Ориентация на потребности конкретных образовательных организаций, предполагающая также индивидуальную работу преподавателя с обучающимися, при наличии тем не менее неких фундаментальных положений, отражающих общие закономерности.

5. Включение в курс приобретения навыков последующей самостоятельной работы обучающегося с информационными правовыми системами, базами, навыков самостоятельного поиска информации, навыков интеграции знаний, относящихся к различным сферам.

6. Наличие возможности представления курса в дистанционной форме при одновременном существовании традиционного формата.

 

Учительская этика: законодательные проблемы

На поведение в магазине и на пляже не распространяется.

Выдающийся российский, сибирский писатель Валентин Распутин написал замечательный рассказ, посвященный школе в тяжелый послевоенный период – «Уроки французского». Сюжет включает описание учебы 11-летнего ученика, вынужденного для продолжения учебы уехать от мамы из далекого северного поселка, где не было школы следующего уровня, в райцентр и жить у знакомых.

Чтобы спастись от постоянного недоедания, школьник приноровился играть на деньги в дворовой компании и успешно выигрывать – помогала логика, приобретенная в результате хорошей учебы. На выигранные деньги он покупал баночку молока, решавшую на короткое время проблему голода.

Об этом узнала учительница французского и попыталась как-то ему помочь. В итоге директор школы случайно застал учительницу и ученика за игрой в «пристенок» на деньги. Игра была специально организована учительницей для того, чтобы легитимизировать в глазах ученика передачу ему денежных средств – по-другому принимать от учительницы продукты мальчик отказывался.

Действия учительницы были квалифицированы директором школы как «преступление», «растление», «совращение».

После этого ученик никогда не видел учительницу, но, однажды ему пришла посылка с макаронами и тремя яблоками, что говорило о том, что у учительницы все более или менее в порядке, да и у рассказа может быть некое положительное продолжение.

Как мы видим, налицо противоречие между правомочием директора по оценке степени этичности поведения подчиненной и правом учительницы на построение собственной линии поведения.

Это противоречие отчетливо проявляется в современное время – отсюда конфликты, связанные, например, с фотографиями учительниц в соцсетях.

При этом сегодня ситуация выглядит по-другому: что основным способом организации жизни и источником норм является закон, нормативный правовой акт (характерный пример – использование принципа «что не запрещено – разрешено»), а не авторитет, который в условиях советского строя безусловно был у директора школы. Авторитет с опорой на некий идеологический базис мог выступать важнейшим и достаточно гибким и эффективным для своего времени источником норм.

Это обстоятельство актуализирует вопрос, связанный с этическими требованиями к профессиональному поведению учителя.

Совокупность требований распадается на этические требования к взаимодействию учителя с учениками при выполнении должностных обязанностей и на этические требования к поведению учителя вне рамок такого взаимодействия.

Согласно подпункту 2 части 1 статьи 48 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» педагогические работники обязаны соблюдать нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики.

Часть 4 статьи 48 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» предусматривает возможность закрепления требований норм профессиональной этики педагогических работников в локальных нормативных актах организации, осуществляющей образовательную деятельность.

В связи с этим образовательные организации принимают соответствующие локальные акты внутри, которые регламентируют требования норм профессиональной этики педагогических работников (кодексы педагога, кодексы профессиональной этики образовательной организации и т.д.).

Основой для такого рода локальных актов может выступать Модельный кодекс профессиональной этики педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, направленный в регионы письмом Министерства образования и науки РФ от 6 февраля 2014 г. № 09-148 «О направлении материалов».

Таким образом основной способ разрешения обозначенного выше противоречия между правомочием определять требования к поведению учителя и правом последнего на автономию в условиях современного общества – попытка закрепить некий набор требований к требованиям профессиональной этики.

Но у такого способа есть проблемы, связанные с невозможностью формализовать все возможные и необходимые требования к этическому поведению учителя. Однако пока трудно найти другой очевидный способ разрешения таких противоречий.

Важно, чтобы отсылка к локальным актам, регламентирующим требования, была закреплена в трудовом договоре (должностной инструкции) педагогического работника, и работник был ознакомлен при приеме на работу с содержанием локальных актов, регламентирующих требования к профессиональной этике.

Согласно п. 8 части 1 статьи 81 ТК РФ, если работник, выполняющий воспитательные функции, совершил аморальный проступок (то есть по сути – проступок, нарушающий требования к профессиональной этике), несовместимый с продолжением работы, трудовой договор по инициативе школы прекращается.

А вопрос о требованиях к профессиональной этике педагогического работника приобретает судебное выражение.

Так, например, при вынесении одного из судебных решений суд отметил, что аморальным проступком является ситуация, когда воспитатель потребовала от больного ребенка, который находился на постельном режиме, вернуться в постель, но тот никак не отреагировал. Воспитатель повторила свое требование, при этом использовав ненормативную лексику в адрес больного и его матери. В итоге была уволена за совершение аморального проступка, несовместимого с продолжением педагогической работы.

В другом случае воспитатель кадетской школы-интерната была уволена по п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за то, что применила физическое насилие в отношении учащихся, сопровождавшееся оскорбительными эпитетами.

В одном из заявлений родителей сообщалось, что сначала она забрала телефон у ученицы, а затем в ответ на просьбу отдать телефон ударила ее по лицу и оттолкнула, вследствие чего девочка ударилась головой о стеклянную дверь.

Тем не менее локальные акты, регламентирующие требования к профессиональной этике педагогических работников, могут распространяться на отношения, связанные с собственно трудовой деятельностью педагогического работника.

Невозможно урегулировать локальным актом школы поведение учителя, например, в магазине или на отдыхе.

Этическое поведение учителя вне рамок трудовой деятельности в школе безусловно важно, но главным способом достижения необходимой степени такого рода этического поведения может выступать саморегулирование и самоконтроль.

 

Возможно ли работать в школе в дистанционном режиме?

В последние несколько десятилетий в сфере бизнеса в мире оформился устойчивый тренд на перевод работников в дистанционный режим работы. Такого рода тренд обусловлен переходом экономики в постиндустриальный режим с характерным для него бешеным развитием средств коммуникации.

Дистанционная форма работы позволяет минимизировать издержки и построить более эффективную организационную структуру предприятия.

Подчеркну, что дистанционная работа – это не аутсорсинг (передача функций компании внешним исполнителям) и не аутстаффинг (выведение персонала за штат).

 

С точки зрения российского законодательства (ст. 321.1 ТК РФ), дистанционная работа – это разновидность трудовых отношений, при которых так же, как и в нормальном режиме, с работником заключается трудовой договор и на него распространяются все гарантии, предусмотренные трудовым законодательством, включая право на отпуск. Это означает, что работник находится не там, где работодатель, вне стационарного рабочего места, территории или объекта, прямо или косвенно находящихся под контролем работодателя.

У работника в данном случае вообще нет четко определенного рабочего места. Такой работник может выполнять свои функции как находясь на дому, так и в другом месте (например, в помещении, которое работник снимает самостоятельно).

Для организации взаимодействия, в том числе при обмене важными для трудовых отношений документами, используется интернет. Сведения о дистанционной работе могут не вноситься в трудовую книжку дистанционного работника, а при заключении такого трудового договора впервые трудовая книжка может вообще не оформляться.

А как быть со школьными работниками?

Школа по своей природе представляет собой крайне консервативный институт, в котором сложно приживаются различные бизнес-новшества. Тем не менее характерный пример проникновения дистанционных образовательных технологий в школу, например при обучении детей-инвалидов, говорит о том, что это возможно.

Дистанционная форма трудовых отношений может быть там, где само содержание работы подходит для этого.

Сейчас трудовая деятельность учителя, включающая учебную (преподавательскую) и воспитательную работу, в том числе практическую подготовку учеников, в целом не предполагает возможности выполнения ее в дистанционном режиме. То же самое можно сказать и о деятельности по управлению школой.

Об этом свидетельствуют нормативные правовые акты, регламентирующие содержание трудовой функции учителя. Например, приказ Министерства образования и науки РФ от 11 мая 2016 г. № 536 «Об утверждении особенностей режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и иных работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность».

Тем не менее в рамках школы реально найти несколько направлений трудовой деятельности, которые в принципе могут быть переведены в дистанционный режим. Так, например, среди вакансий в агентствах занятости уже сейчас возможно встретить предложения по удаленной работе, которые предлагает негосударственные образовательные организации, реализующими программы общего образования.

В частности, речь идет об операторах call-центров, менеджерах по продажам, инженерах-программистах, специалистах по кадрам, специалистах по маркетингу, репетиторах (при наличии трудовых отношений) и других. Речь идет именно о трудовых отношениях, а не о выполнении какой-то деятельности на основании гражданско-правового договора.

Тем не менее, возможно, в будущем, по мере развития технологий, будет поставлен вопрос о возможности массового выполнения трудовой функции учителя в дистанционном формате.

 

Проектная деятельность – погоня за модой или деятельность, которая выходит за рамки привычной?

Одним из самых употребительных терминов, используемых в применении к трудовой деятельности педагогических работников в образовательных организациях c начала двухтысячных годов, является понятие «проектная деятельность». Частое употребление этого термина можно охарактеризовать как погоню за модой.

Действительно, термин использовался и используется для обозначения совершенно различных явлений, в том числе в мою бытность работы в органах управления образованием и образовательных организациях он использовался для того, чтобы охарактеризовать любую деятельность, которая бы выходила за рамки «привычной». Так, например, к числу видов «проектной деятельности» педагогических работников относились участие и организация семинаров, подготовка каких-либо концептуальных документов и т.д.

В педагогической науке и практике широко распространен термин «проектное обучение». К определению этого понятия существует множество подходов, однако, как правило, термин используется в целях обозначения особого рода педагогических технологий, предусматривающих большую степень самостоятельности учеников, применение полученных знаний, самостоятельный анализ информации и т.д. В то же время термин «проектная деятельность» в применении к трудовой функции педагогических работников имеет другое значение.

Какие виды работ педагогических и административных работников образовательных организаций возможно охарактеризовать как проектную деятельность?

Обратимся к содержанию нормативных правовых актов. Согласно постановлению правительства РФ от 31 октября 2018 г. № 1288 «Об организации проектной деятельности в правительстве Российской Федерации», проектная деятельность – это деятельность, связанная с инициированием, подготовкой, реализацией и завершением проектов.

В свою очередь проект определяется как комплекс взаимосвязанных мероприятий, направленных на получение уникальных результатов в условиях временных и ресурсных ограничений.

Исходя из этого следует, что главными признаками проектной деятельности в образовательной организации выступают следующие:

– четкая ограниченность по времени. Любая деятельность имеет временные ограничения. В данном случае речь идет о фиксированных границах начала и окончания проектной деятельности;

– проект всегда предполагает комплексно-системный характер деятельности – в рамках проекта как правило реализуется множество мероприятий, которые работают на достижение общей цели;

– проект предполагает создание каких-либо уникальных, нетипичных с точки зрения обычной деятельности продуктов, услуг в рамках общего направления деятельности организации.

Проектная деятельность – это прежде всего особого рода способ реализации трудовой функции, осуществляемый в рамках целей и задач образовательной организации.

Существенным правовым ограничением для проектной деятельности педагогических и административных работников выступает сфера компетенции образовательной организации – проектная деятельность ни содержательно, ни организационно не может выходить за рамки установленных законом и уставом полномочий образовательной организации.

Так, например, невозможно, чтобы учитель в рамках трудовой функции в школе занимался разработкой и реализацией проекта по созданию предприятия по переработке сельхозпродукции.

При этом инициирование, подготовка, реализация и завершение проекта, привлечение педагогического работника к проектной деятельности должно предполагать соответствующее документальное оформление в рамках образовательной организации. Иначе невозможно будет решить финансовые вопросы обеспечения проектной деятельности. Об этом в частности я писал в статье «Правовое регулирование проектных групп в школах» (Народное образование. № 2008. № 9).

Квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «Квалификационные характеристики должностей работников образования», утвержденный приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 26 августа 2010 г. № 761н в отношении руководителя (директора, заведующего, начальника) образовательного учреждения в части должностных обязанностей, предусматривает такого рода положения, как «принятие решения о программном планировании его работы, участии образовательного учреждения в различных программах и проектах…».

Также в раздел «должен знать» в отношении директора образовательной организации включены основы управления проектами.

Такого же рода положение содержится в разделе «должен знать» в квалификационных характеристиках руководителя (заведующего, начальника, директора, управляющего) структурного подразделения образовательной организации.

В число должностных обязанностей социального педагога включена реализация социальных проектов и программ, а в число должностных обязанностей педагога- библиотекаря включена должностная обязанность по участию в разработке планов, методических программ, процедур реализации различных образовательных проектов.

Также в отношении педагога дополнительного образования (включая старшего) должностные обязанности, реализуемые в случае занятия должности старшего педагога, включают координацию деятельности педагогов дополнительного образования, других педагогических работников в проектировании развивающей образовательной среды образовательного учреждения. То же самое должен делать в ходе трудовой деятельности тренер-преподаватель (включая старшего).

Это показывает отсутствие системы в регулировании проектной деятельности педагогических работников в образовательных организациях.

При этом в отношении учителя квалификационный справочник не содержит каких-либо положений, отражающих возможность осуществления проектной деятельности учителем.

Тем не менее полагаем, что с точки зрения вышеприведенного определения многие «традиционные» полномочия учителя могут быть реализованы именно в проектном режиме. Так, например, такие должностные обязанности учителя, как разработка рабочей программы по предмету, курсу, организация самостоятельной деятельности учеников, в том числе исследовательской, реализация проблемного обучения, осуществление контрольно-оценочной деятельности в образовательном процессе с использованием современных способов оценивания в условиях информационно-коммуникационных технологий, разработка и внесение предложений по совершенствованию образовательного процесса в образовательном учреждении и другие могут быть реализованы в проектном режиме.

Подводя итог, проектную деятельность педагогических работников возможно рассматривать не как отдельное направление трудовой деятельности учителя, а как особого рода механизм реализации различных трудовых функций.

Такого рода механизм может применяться там, где необходимо обеспечить больший эффект при ограниченном времени и необходимости получения нетипичного с точки зрения текущей деятельности результата. 

Почему директор школы может стать мэром города?

В настоящее время должности мэров городов в России остаются выборными. Соответственно многие граждане, обладающие правом быть избранными, могут предлагать свою кандидатуру на выборах на пост мэра города. Не являются исключением и работники сферы образования.

Мэр российского губернского города, равно как и глава муниципального района – занятие не из легких, предполагает постоянные стрессы, огромное напряжение сил. Крайне важным является наличие управленческого опыта, управленческой квалификации, включая знание экономики, законодательства, социальной сферы, городского хозяйства.

Глава любого российского города вынужден выстраивать коммуникации с региональными и федеральными органами государственной власти в условиях отсутствия строгих иерархических отношений, обусловленных конституционно – закрепленных положением о самостоятельности органов местного самоуправления. Зачастую глава крупного губернского российского города вынужден проявлять чудеса коммуникации и изобретательности в критических ситуациях, связанных, например, с пополнением местного бюджета, организацией коммунального хозяйства, строек.

Важная часть работы главы города – выстраивание в интересах населения нормальных отношений с хозяйствующими субъектами, которые также формально юридически не подчинены органам местного самоуправления, но работают на территории, подконтрольной городской власти. Далеко не всем мэрам удается организовать такого рода взаимодействие. Важно обеспечивать постоянную поддержку механизмов обратной связи с населением территории и оперативное решение проблем муниципального образования.

Какая здесь связь со школой? Самая прямая. По сути, школа представляет собой мини-город. В управлении школой возможно в уменьшенном варианте обнаружить общие черты с процессом управления огромным механизмом, которым является город.

Важная функция директора – обеспечение функционирования школьного хозяйства, включая отопление, туалеты, полы, ремонт, покраску и другое. Условная команда директора школы в миниатюре воспроизводит управленческий слой в органах местного самоуправления, а обучающиеся, конечно, весьма условно, но могут напоминать жителей города.

Для успешной деятельности директору школы необходимы навыки и умения, которые также будут востребованы и на посту главы города. Среди этих навыков и умений возможно отметить следующие:

– способность выстраивать коммуникации с организациями, поставляющими школе различные услуги;

– управленческие компетенции, включая навыки формирования слаженной команды учителей, способность использовать современные управленческие технологии;

– знание основ менеджмента, российского законодательства и умение его применять в сложных условиях;

– основы экономики, социологии; способы организации финансово-хозяйственной деятельности и другие.

Важно отметить то, что школа, будучи подведомственным органам местного самоуправления учреждением, является частью именно бюджетной системы муниципального образования. Вследствие этого директор школы вынужден коммуницировать с управляющими органами местного самоуправления по вопросам использования имущества школы, например сдачи в аренду помещений, формирования и представления муниципального задания, представления отчетности, оформления документов, связанных с трудовыми отношениями директора.

Таким образом, в отличие от руководителей коммерческих организаций, директор школы уже по факту своего положения максимально полно включен в систему управления городом и обладает соответствующими навыками работы в этой системе. Кроме того, директор школы руководит бюджетным учреждением, созданным органом местного самоуправления, что также создает общность, позволяющую говорить о преимуществе директора школы как потенциального кандидата в мэры.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что любой директор школы при правильном подходе к использованию своего опыта и квалификации способен быть эффективным мэром города, на территории которого расположена школа.

К сожалению, ситуацию, когда директор школы становится мэром города, в России можно встретить нечасто. Это обстоятельство отчасти возможно объяснить тем, что сфера образования преимущественно «женская». В то же время любая власть в России исторически формировалась как сфера мужского преобладания.

Тем не менее в настоящее время представление о власти в России существенно меняется, что находит отражение в росте удельного количества женщин во властных эшелонах и достаточно высокой эффективности их деятельности. С другой стороны, усиливается приток мужчин в сферу образования.

С учетом изложенного важно отметить свежую тенденцию прихода в сферу общего муниципального управления представителей управленческого слоя образовательных организаций. Данная тенденция имеет положительный для сферы образования характер и требует поддержки.

 

Крашенные на уроках: конфликты по поводу внешнего вида

С началом учебного года периодически возникают конфликты, связанные с несоответствием одежды и внешнего вида установленным требованиям. Что это за требования? Что будет, если их нарушишь?

Кого не пустит школа

Новый учебный год всегда связан с новыми ожиданиями. Однако, к сожалению, учебный год это также всегда заботы и много дел (например, как подготовить ребенка к школе). Прежде всего эти заботы связаны с выбором, покупкой и ношением школьной формы, чтобы внешний вид ребенка соответствовал требованиям учебного заведения.

Наверняка, все помнят скандальную историю со школьницами в хиджабах в Ставропольском крае.

Конфликты по поводу внешнего вида школьников до сих пор продолжаются между администрациями школ, учениками и их родителями и, по-видимому, не прекратятся в будущем. В условиях отсутствия необходимой степени регулирования достижение компромисса в ряде случаев видится как способ ущемления какой-либо из сторон конфликта. В споры активно вовлекаются прокуратура и суды.

Требования к одежде учащихся

Требования к одежде школьников достаточно полно урегулированы в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации». Согласно части 1 статьи 38 школа вправе устанавливать требования к одежде учеников, в том числе:

к общему виду;

цвету;

фасону;

видам одежды учащихся;

знакам отличия;

правилам ношения школьной одежды.

Требования к одежде обучающихся устанавливает локальный акт школы. Но он должен соответствовать нормативному правовому акту об утверждении типовых требований, утвержденному соответствующим региональным органом государственной власти.

Локальный акт школы, устанавливающий требования к внешнему виду школьников, должен быть принят с учетом мнения совета обучающихся, совета родителей, а также представительного органа работников этой организации и (или) обучающихся в ней (при его наличии).

Термин «с учетом мнения» фактически означает, что предложение должно быть как минимум доведено до лиц, принимающих решение.

В случае если оно не принимается во внимание, соответствующие лица должны обосновать причины такого рода непринятия. В любом случае формулировка «принимать решение с учетом мнения» не обязывает соглашаться с предложенным.

Модельный акт

Учитывая изложенное, Министерство образования и науки РФ приняло письмо от 28 марта 2013 г. № ДЛ-65/08 «Об установлении требований к одежде обучающихся».

В регионы был направлен Модельный нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации об установлении требований к одежде школьников по образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования. На основе этого документа в регионах принимались соответствующие нормативные правовые акты.

В модельном акте - определенный набор требований к одежде школьников. В частности:

одежда обучающихся должна соответствовать санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам (пункты 56 акта);

одежда обучающихся должна соответствовать погоде и месту проведения учебных занятий, температурному режиму в помещении;

обучающимся не рекомендуется ношение в образовательных учреждениях одежды, обуви и аксессуаров с травмирующей фурнитурой, символикой асоциальных неформальных молодежных объединений, а также пропагандирующих психоактивные вещества и противоправное поведение (пункт 8).

Последний пункт - рекомендация для школьников. Однако в локальных актах образовательных организаций обычно его закрепляют в виде прямого запрета.

Требования к внешнему виду

В то же время конфликты и споры в настоящее время возникают во многом из-за внешнего вида школьников, не связанного с одеждой. Вышеуказанный модельный акт содержит единственное требование, касающееся внешнего вида, в пункте 7. Звучит оно так:

«Внешний вид и одежда обучающихся государственных и муниципальных образовательных организаций должны соответствовать общепринятым в обществе нормам делового стиля и носить светский характер».

Одной из проблем здесь является то, что понятие «внешний вид» более широкое по сравнению с понятием «одежда обучающихся». Внешний вид включает и одежду, но ею не ограничивается. Тем не менее федеральное законодательство регламентирует только требования к одежде школьников.

На этом основании органы прокуратуры в массовом порядке опротестовывают школьные локальные акты, содержащие требования к внешнему виду, а именно к прическам, маникюру, украшениям и сумкам.

Школа в одном из районов на территории Удмуртии в 2015 году не согласилась с требованием районного прокурора об отмене норм Положения о школьной форме и внешнем виде. Согласно этому документу, в общеобразовательном учреждении были установлены требования к стрижкам и прическам, маникюру, украшениям, размерам сумок. Это требование школа попыталась оспорить в суде.

Среди норм Положения о школьной форме и внешнем виде в удмуртской школе были требования о том, что длинные волосы у девочек должны быть средней длины и заплетены или прибраны заколками, а мальчикам и юношам рекомендовано своевременно стричься, и при этом стрижки должны быть «классические».

Также запрещались «экстравагантные стрижки и прически», «окрашивание волос в яркие и неестественные оттенки».

При этом нарушение школьниками этих требований грозило бы дисциплинарной ответственностью школьников и (или) так называемым «общественным порицанием».

Позиция прокурора основывалась на том, что такого рода нормы локального акта нарушают установленное статьей 43 Конституции РФ конституционное право граждан на общедоступность и бесплатность общего образования в муниципальных образовательных учреждениях.

Суд первой инстанции встал на сторону образовательной организации. Суд посчитал, что требования прокурора не обоснованы, так как установленные локальным актом школы требования направлены на успешную социализацию школьников в коллективах и в будущем обществе в целом. Учебное заведение по согласованию с органами и заинтересованными лицами вправе разрабатывать и вводить стандарты внешнего вида, определяющие требования к обуви, одежде, прическам, аксессуарам, украшениям, косметике и т.д.

Суд также указал, что каждый ученик должен строго соблюдать правила личной и общественной гигиены, а внешний вид каждого ученика должен способствовать соблюдению норм поведения, соответствовать общепринятому деловому стилю, который отличают сдержанность, традиционность, аккуратность.

Доводы прокурора о том, что ФЗ «Об образовании в РФ» (ст. 38) установлены только требования к одежде обучающихся, суд посчитал необоснованными. По мнению суда, образовательное учреждение имеет также право регулировать отношения в различных сферах своей деятельности. Однако Верховный суд Удмуртской Республики признал правоту прокурора района и решение районного суда, вынесенное в пользу школы, отменил.

Таким образом была подтверждена правильность позиции прокурора. В других случаях школы, как правило, идут на выполнение аналогичных по содержанию требований прокуратуры.

О чем надо подумать

Из этого следует, что ситуация требует принципиальных решений на уровне общества.

С одной стороны, необходимо приостановить дальнейшее расползание неправомерных инициатив администраций школ в отношении требований к внешнему виду школьников.

С другой стороны, нельзя допускать полной, «без берегов» свободы. Так, внешний вид школьников не должен быть механизмом пропаганды совершения правонарушений, употребления наркотиков.

Эта проблема не может быть решена чисто юридическими средствами. Требования к внешнему виду крайне слабо поддаются формализации.

Во многом именно поэтому органы управления образованием на уровне субъектов Российской Федерации, в условиях отсутствия требований в федеральном законодательстве, стараются обходить эти вопросы в своем правотворчестве.

В частности, используемые школами в локальных актах такие понятия, как «яркий макияж», «классические стрижки», «экстравагантные стрижки», «яркие оттенки», «неестественные оттенки», имеют оценочный, субъективный характер.

При закреплении этих понятий в законодательстве в качестве требований мгновенно появится необходимость в обеспечении единства в практике применения, возникнут многочисленные споры, которые в конечном итоге, скорее всего, потребуют каких-либо судебных решений. Пройдет очень долгое время, пока сформируется более или менее единообразная судебная практика.

В настоящее время аналогичные проблемы, связанные с толкованием субьективизированных терминов, возникают и при практическом применении используемой в письме Минобрнауки формулировки «общепринятые в обществе нормы делового стиля» (притом что эта формулировка не закреплена в федеральном законодательстве).

При этом федеральному правотворчеству в этой сфере должно предшествовать широкое общественное обсуждение вопроса, нахождение общественного компромисса.

В сложившейся ситуации, очевидно, требуется разъяснение со стороны профильного федерального органа.

С одной стороны, оно защитило бы школы от претензий правоохранителей.

С другой стороны, это разъяснение исключило бы дикие случаи в школах.

Имеется в виду история, когда ребенка не пустили на занятия в школу из-за длинных волос. Или случаи в школах, находящихся в районах, приравненных к Крайнему Северу.

В некоторых, например, принимались локальные акты, запрещающие школьникам приходить на занятия в джемперах, свитерах и пуловерах (в том числе в самое холодное время года с ноября по февраль).

В качестве одного из вариантов решения вопроса можно предложить передачу полномочий на принятие решений об установлении (или не установлении) требований к внешнему виду обучающихся на уровень школы.

То есть наделить школы правом самостоятельно устанавливать требования к внешнему виду (при наличии такого рода необходимости).

Однако при этом решать вопрос в конкретной школе должны все участники образовательного процесса (педагогические работники, представители администрации школ, обучающиеся) в равном статусе, с обладанием «блокирующего пакета акций», без каких-либо приоритетов, прикрытых формулировкой «с учетом мнения».

 

Еще раз о школьных поборах

Новый учебный год предполагает множество забот, в том числе финансовых. В связи с этим применительно к школам постоянно возникает тема поборов с родителей. Законны ли эти взносы?

Практика взимания денежных средств с родителей на нужды школы утвердилась и распространилась с 90-х годов прошлого века. Однако с тех пор органы управления образованием наработали определенную тактику регулирования этого вопроса.

Учитывая повышенную степень конфликтности темы поборов, периодически к ней обращается федеральное министерство.

Так, Минобрнауки в Письме от 13 сентября 2013 г. № НТ-885/08 «О комплексе мер, направленных на недопущение незаконных сборов денежных средств с родителей обучающихся общеобразовательных организаций» просило муниципальные общеобразовательные организации организовать работу постоянно действующей «горячей линии» по вопросам незаконных сборов денежных средств в общеобразовательных организациях.

Также в письме содержались просьбы организовать:

проведение мониторинга мнения родителей (законных представителей) обучающихся общеобразовательных организаций по вопросам оказания платных образовательных услуг, привлечения и расходования добровольных пожертвований и целевых взносов физических лиц,

размещение на сайтах учредителей государственных общеобразовательных организаций информации

о телефонах «горячих линий»,

адресах электронных приемных (в том числе правоохранительных и контрольно-надзорных органов),

других ресурсов, имеющихся в субъекте Российской Федерации, которыми могут воспользоваться обучающиеся, их родители (законные представители) в случаях, когда действия руководства и других сотрудников образовательных организаций нарушают их права и законные интересы.

Подчеркнем, что речь шла именно о просьбе в формально-юридическом смысле, обусловленной тем, что муниципальные общеобразовательные организации формально не подчинены федеральному органу управления образованием.

Также в Письме от 9 сентября 2015 г. № ВК-2227/08 «О недопущении незаконных сборов денежных средств» Минобрнуки России обращало внимание на жалобы в Министерство по поводу поборов на ремонт зданий, оплату содержания службы безопасности, материально-техническое обеспечение и оснащение образовательного процесса, а также другие нужды.

Общий смысл этого письма можно свести к двум тезисам:

1. Денежные взносы родителей (индивидуальные и коллективные) в адрес школы в принципе возможны, но исключительно на добровольной основе в рамках, установленных Федеральным законом от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».

 

Добровольность заключается прежде всего в отсутствии давления со стороны администрации, сотрудников образовательного учреждения, родительских комитетов, фондов, иных физических и юридических лиц.

Особое внимание в этом законе обращается на то, что установление фиксированных сумм для благотворительной помощи относится к формам принуждения.

При оказании родителями финансовой помощи внесение денежных средств должно производиться на расчетный счет образовательного учреждения.

2. Школа финансируется за счет соответствующего бюджета в пределах, установленных федеральным государственным образовательным стандартом.

В связи с этим взимать деньги с родителей на то, что и так должно быть профинансировано из бюджета, является нарушением установленного Конституцией права на бесплатное получение образования.

Родители могут, но не обязаны делать взносы на содержание и охрану зданий школ, материально-техническое обеспечение и оснащение образовательного процесса.

Родительский комитет, попечительский совет и прочие органы самоуправления школой могут принять решение о сборе денежных средств только в отношении себя самих, а не родителей всех детей, посещающих конкретное учреждение.

То или иное несогласие с поборами в школах зачастую заставляет обращаться с жалобами. Как правило, конфликтные ситуации, связанные с такого рода жалобами, разрешаются внутри школы.

Однако при недостижении согласия сторона, считающая свои права нарушенными в части финансового обеспечения деятельности школы, может обратиться в различные органы, к числу которых относится вышестоящий по отношению к школе орган управления образованием, региональный орган по контролю (надзору) в сфере образования, прокуратура.

 

Правомерны ли платные курсы в школе по подготовке к ЕГЭ?

В СМИ и административной практике деятельности школ часто поднимается вопрос о правомерности платных образовательных услуг, которые предоставляет как школа, так и педагоги. Разбираемся.

Что говорит закон о правомерности так называемых дополнительных занятий по подготовке к ЕГЭ?

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» устанавливает возможность для школ оказывать платные образовательные услуги. Это распространяется в том числе и на учеников школ.

Условия оказания образовательных услуг

Для того чтобы школа могла оказывать любые дополнительные образовательные услуги, возникает несколько обстоятельств, которые необходимо иметь в виду:

1. Доход школы от оказания платных образовательных услуг может использоваться в соответствии с уставными задачами, то есть на цели, связанные с образованием.

Эти средства могут использоваться, например, для покупки оборудования, выплат стимулирующих надбавок для педагогических и управляющих работников. Ограничение выглядит вполне естественным в условиях того, что любая школа представляет собой некоммерческую организацию.

При этом в большинстве случаев школа − это государственное или муниципальное учреждение. Она создана и финансируется за счет соответствующего бюджета и не предназначена для коммерческой деятельности, предполагающей получение прибыли.

2. Дополнительное образование вне зависимости от содержания характеризуется как вид образования.

Дополнительное образование, согласно статье 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», направлено на всестороннее удовлетворение образовательных потребностей человека в интеллектуальном, духовно-нравственном, физическом и (или) профессиональном совершенствовании и не сопровождается повышением уровня образования.

Если школа реализует тот или иной вид образования, она обязана иметь на него лицензию.

Вид образования должен быть указан в Уставе школы как возможное направление деятельности.

3. Платные дополнительные образовательные услуги школа может оказывать на основании договора об оказании платных образовательных услуг.

К такого рода договорам предъявляется немало требований. Например, должны быть указаны:

• вид образования,

• срок обучения,

• полная стоимость услуг,

• место проведения занятия и другие требования.

Важно отметить то, что платные образовательные услуги должны оказываться на одинаковых условиях.

То есть при оказании образовательных услуг не должно быть предпочтений, выражаемых в цене или других условиях договора, обусловленных, например, тем, что один ученик пришел в шапке зеленого цвета, а другой − в шапке красного цвета.

Заключение договора о платных образовательных услугах – следствие свободного волеизъявления сторон. Не допускается никакого мягкого или жесткого принуждения родителей со стороны школы к покупке «дополнительных углубленных занятий».

4. Платные образовательные услуги не могут быть оказаны вместо образовательной деятельности, финансовое обеспечение которой осуществляется за счет бюджетных ассигнований соответствующего бюджета.

Очевидно, что школа не может взимать плату за то, что было профинансировано из бюджета. Пределы финансирования из бюджета определяются на основании соответствующего ФГОС и образовательной программы, сформированной на его основе. В применении к бюджетному и автономному учреждениям объем такого финансирования отражается в государственном (муниципальном) задании.

Проблема может возникнуть из-за неконкретных формулировок во ФГОС, касающихся определения пределов финансового обеспечения.

В договоре на оказание платных образовательных услуг обязательно необходимо прописать, что оказываемые по этому договору дополнительные образовательные услуги, например, по углубленному изучению предметов, не являются частью реализуемых школой образовательных программ, финансируемых за счет бюджетных средств.

А вот формулировка «подготовка к сдаче ЕГЭ» звучит сомнительно, потому что Единый государственный экзамен – форма государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего общего образования.

Если ученики успешно выполняют все требования программы, не должно возникать вопроса о потребности в еще более углубленной подготовке к государственной итоговой аттестации со стороны той же школы по тем же самым предметам, которые охватываются соответствующим ФГОС.

Изучение этих предметов уже было профинансировано за счет бюджета. Но грань между углубленным изучением предмета и изучением этой же дисциплины в рамках ФГОС весьма неопределенная.

Если администрация школы настойчиво склоняет родителей к необходимости провести «более углубленную» подготовку, то у проверяющих органов могут возникнуть серьезные вопросы.

Кроме того, Минобрнауки России и Рособрнадзор еще в 2011 году в Письме от 23 августа 2011 года № 10-383 разъяснили неправомерность взимания платы за так называемый репетиционный экзамен для подготовки к сдаче ЕГЭ.

5. Серьезной проблемой на практике, как правило, является конфликт интересов педагогического работника, возможность возникновения которого напрямую связана с платными образовательными услугами.

На стороне школы при оказании определенных образовательных услуг действует конкретный учитель. Однако ситуация конфликта интересов может возникнуть и у педагога, оказывающего платные образовательные услуги в «индивидуальном» порядке, от своего имени.

Статья 48 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» содержит прямой запрет педагогическому работнику организации, осуществляющей образовательную деятельность, в том числе в качестве индивидуального предпринимателя, оказывать платные образовательные услуги школьникам в этой организации, если это приводит к конфликту интересов педагогического работника и потребителя услуг. Это такая ситуация, при которой возникает:

• личная заинтересованность педагога при осуществлении им профессиональной деятельности в получении материальной выгоды или иного преимущества;

• влияние или возможность влияния на надлежащее исполнение педагогическим работником профессиональных обязанностей вследствие противоречия между его личной заинтересованностью и интересами обучающегося, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся.

Классическая ситуация конфликта интересов − когда учитель занимается «углубленным» изучением своего предмета на дополнительных занятиях для отдельных учеников, а во время уроков предоставляет этим отдельным ученикам преференции.

Подчеркнем, что предположение о наличии личной заинтересованности педагогического работника в получении материальной выгоды априори будет возникать всегда, когда он ведет платные занятия с теми же учениками, с которыми он занимается по программе.

Со стороны школы нецелесообразно допускать, чтобы дополнительные занятия с учениками вел тот же учитель, который преподает этот же предмет в рамках реализации школой основной образовательной программы.

Кто может разрешить конфликт

Возникает вопрос, куда в случае конфликта могут обращаться с жалобами родители учеников, которым школа оказывала платные услуги.

• В школу

По поводу деятельности конкретного педагога можно обращаться с жалобой к директору школы.

• В комиссию по урегулированию споров

Законом «Об образовании в Российской Федерации» предусмотрена возможность обращения в комиссию по урегулированию споров между участниками образовательных отношений.

Такая комиссия состоит из равного числа представителей совершеннолетних школьников, родителей (законных представителей) несовершеннолетних учеников, работников организации, осуществляющей образовательную деятельность, что позволяет учесть позиции всех участников образовательных отношений.

Решение комиссии по урегулированию споров между участниками образовательных отношений является обязательным для всех, имеющих отношение к организации, осуществляющей образовательную деятельность, и подлежит исполнению в сроки, предусмотренные указанным решением.

• В региональный орган по контролю в сфере образования

Должностные лица регионального органа по контролю (надзору) в сфере образования обладают полномочием на составление протоколов об административных правонарушениях по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 19.30 КоАП РФ.

Таким основанием является нарушение требований к ведению образовательной деятельности и организации образовательного процесса, выразившееся в нарушении правил оказания платных образовательных услуг.

Возможная санкция в отношении школы − административный штраф от 100 тыс. до 200 тыс. рублей. В отношении директора и (или) иных виновных лиц − в размере от 30 тыс. до 50 тыс. рублей.

 

Как и за что можно отчислить ученика из школы

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» предусматривает не только права, но и определенного рода обязанности учеников.

К их числу, их, кстати, можно условно именовать «статусными», относится выполнение требований:

– устава,

– правил внутреннего распорядка,

– иных локальных нормативных актов по вопросам организации и осуществления образовательной деятельности школы.

Возможность отчисления учеников по инициативе школы как раз связана с невыполнением этих обязанностей. За их невыполнение школа может применить меры дисциплинарного взыскания – замечание, выговор, отчисление из школы.

 

Таким образом, школа вправе отчислить обучающегося в качестве меры дисциплинарного воздействия.

Тем не менее эта мера применяется при наличии нескольких условий:

– ученику 15 лет;

– ранее к нему применялись другие меры дисциплинарного взыскания и меры педагогического воздействия, и они не дали результата;

– дальнейшее пребывание ученика в школе оказывает отрицательное влияние на других учеников, нарушает их права и права работников школы, а также нормальное функционирование организации, осуществляющей образовательную деятельность;

– необходимость учета мнения родителей (законных представителей);

– наличие согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав;

– сроки ранее примененных к ученику мер дисциплинарного взыскания истекли и (или) меры дисциплинарного взыскания сняты в установленном порядке.

Школа незамедлительно обязана проинформировать об отчислении несовершеннолетнего ученика орган местного самоуправления, осуществляющий управление в сфере образования, который совместно с родителями (законными представителями) не позднее чем в месячный срок должны принять меры, обеспечивающие получение отчисленным несовершеннолетним обучающимся общего образования.

При этом не могут быть отчислены ученики по образовательным программам дошкольного, начального общего образования, а также обучающиеся с ограниченными возможностями здоровья (с задержкой психического развития и различными формами умственной отсталости), а также школьники во время их болезни и каникул, находящиеся в отпуске по беременности и родам или отпуске по уходу за ребенком.

Отчисление оформляется приказом (распоряжением) руководителя школы, и этот приказ (распоряжение) доводится до ученика, родителей (законных представителей) под роспись в течение трех учебных дней со дня его издания, не считая времени отсутствия ученика в школе.

Отказ ученика и его родителей (законных представителей) ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись оформляется соответствующим актом.

Школьник и его родители (законные представители) вправе обжаловать в комиссию по урегулированию споров между участниками образовательных отношений указанный приказ (распоряжение) об отчислении.

 

Может ли школьный класс поменять учителя?

В школах часто возникает ситуация, когда большинство родителей и учеников недовольны конкретным учителем-предметником, классным руководителем. Иногда недовольство принимает серьезный оборот, при котором родители поднимают «бунт» против школы, требуя отстранить конкретного учителя от руководства учебным процессом в их классе.

Недовольство учителем может иметь или не иметь объективные основания, но в нашей ситуации принципиально важным является вопрос о пределах возможностей влияния учеников и их родителей на кадровую политику школы.

Иногда бывает так, что родители искренне убеждены в том, что конкретный учитель оказывает негативное влияние на их детей и организует давление на директора, требуя выполнения своих требований без каких-либо предварительных рассмотрений и разбирательств.

Права учеников и родителей закреплены в статьях 34, 44 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», и среди этих прав отсутствует право на выбор учителя, преподающего конкретный предмет или выполняющего функции классного руководителя.

Ученики и родители могут участвовать в управлении образовательной организацией в порядке, установленном ее уставом, однако это участие само по себе не может напрямую предопределять возникновение, изменение или прекращение трудовых отношений школы с конкретными учителями.

Трудовые отношения, включая прием на работу учителей, заключение с ними трудового договора, увольнение учителя – прерогатива самой образовательной организации как работодателя. Трудовой кодекс РФ и Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» не предусматривают и не могут предусматривать такого основания для увольнения учителя, как, например «отрицательное мнение» о его деятельности со стороны родителей и (или) учеников. Более того, само по себе коллективное «отрицательное мнение» родителей и школьников про конкретного учителя не может выступать основанием для какой-либо трансформации трудовых отношений с учителем, будь то отстранение от работы или перевод на другую должность в рамках школы.

В то же время родители имеют право защищать законные интересы своих детей. Одним из таких способов защиты является жалоба на учителя, которую можно направить в адрес школы.

Жалоба на учителя может быть рассмотрена в комиссии по урегулированию споров между участниками образовательных отношений, создаваемой в школе как раз для этих целей.

Также жалоба может быть рассмотрена руководителем, выступающим от имени работодателя учителя – образовательной организации.

По итогам рассмотрения могут быть сделаны выводы, основанные на серьезном анализе изложенной в обращении информации, и уже потом трансформироваться в решения, позволяющие как-либо воздействовать на трудовые отношения с учителем.

Так, например, если изложенные в жалобе обстоятельства найдут подтверждение в ходе расследования, школа как работодатель вправе наложить дисциплинарное взыскание на учителя (в зависимости от тяжести проступка – замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям).

При этом при наложении дисциплинарного взыскания необходимо тщательным образом соблюсти процедуру, включая затребование от работника письменного объяснения. Если по истечении двух рабочих дней такое объяснение учитель не предоставил, составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении такого взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание может быть обжаловано работником в государственную инспекцию труда и (или) органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

Одно из оснований для увольнения педагогического работника – совершение аморального проступка, несовместимого с продолжением работы (п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ). Это может быть систематическое унижение человеческого достоинства, умышленное применение недопустимых методов воздействия на учеников.


Школа без оценок – брешь учителей

В одном из субъектов Российской Федерации прокуратура обратилась в суд с заявлением о привлечении к административной ответственности педагогических работников по причине отсутствия выставления ими текущих оценок обучающимся.

Необходимость наложения административной ответственности мотивируется законом субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях, содержащим такого рода состав, как: «Нарушение порядка предоставления муниципальной услуги, повлекшее непредоставление услуги заявителю либо предоставление ее заявителю с нарушением установленных сроков предоставления государственной или муниципальной услуги».

При рассмотрении данного вопроса основой для принятия решений должно выступать федеральное законодательство, однако большое значение имеют также нормативные правовые акты органов местного самоуправления и локальные акты образовательной организации.

Текущая аттестация учащихся

Ключевой вопрос в данном случае – является ли выставление оценок обязательным элементом процесса, который в сообщении СМИ назван «текущей аттестацией обучающихся»?

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» не содержит понятия «текущая аттестация» в применении к обучающимся.

Статья 28 указанного закона относит к компетенции образовательной организации «осуществление текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации обучающихся, установление их форм, периодичности и порядка проведения». Таким образом, в данном случае речь идет даже не о промежуточной аттестации, урегулированной статьей 58 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

Согласно части 1 данной статьи, освоение образовательной программы (за исключением образовательной программы дошкольного образования), в том числе отдельной части или всего объема учебного предмета, курса, дисциплины (модуля) образовательной программы, сопровождается промежуточной аттестацией обучающихся, проводимой в формах, определенных учебным планом, и в порядке, установленном образовательной организацией.

Текущий контроль успеваемости

Для характеристики нашей ситуации необходимо использовать понятие «текущий контроль успеваемости обучающихся».

Часть 1 статьи 30 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» предусматривает, что образовательная организация принимает локальные нормативные акты по основным вопросам организации и осуществления образовательной деятельности, в том числе регламентирующие периодичность и порядок текущего контроля успеваемости обучающихся.

Порядок организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам – образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования, утвержденный Приказом Минобрнауки России от 30.08.2013 № 1015, в пункте 19 предусматривает норму о том, что освоение общеобразовательной программы, в том числе отдельной части или всего объема учебного предмета, курса, дисциплины (модуля) общеобразовательной программы, сопровождается текущим контролем успеваемости и промежуточной аттестацией учащихся. Формы, периодичность и порядок проведения текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации учащихся определяются образовательной организацией самостоятельно.

Выводы

Вышеизложенное свидетельствует о следующем:

– текущий контроль успеваемости является необходимым элементом образовательного процесса, а, следовательно, отсутствие текущего контроля успеваемости при реализации образовательной программы может свидетельствовать о нарушении порядка предоставления соответствующей муниципальной услуги;

– формы и периодичность текущего контроля успеваемости определяются самой образовательной организацией и закрепляются в локальном акте школы. При этом текущий контроль успеваемости совершенно необязательно должен предполагать выставление отметок по пятибалльной системе. Может быть предусмотрена, например, фиксация удовлетворительной либо неудовлетворительной оценки результатов освоения образовательных программ.

Претензии к школе

Таким образом, отсутствуют основания для предъявления школе претензий по причине отсутствия оценок в ходе текущего контроля успеваемости.

Однако, как следует из сообщений СМИ, претензии прокуратуры основываются на том, что школа приняла локальный акт, в котором как раз предусмотрена обязанность учителя выставлять оценки в ходе текущего контроля успеваемости.

Если все написанное верно, то школа реализовала свое право на установление форм и периодичности текущего контроля успеваемости таким способом, который предполагает необходимость ежедневного выставления оценок учителем.

Подчеркну, что школа и учитель имеют на это право. Хотя речь в законе идет именно о правомочии самой образовательной организации, а не о навязанной органом местного самоуправления – учредителем методике.

Наказание учителя

Тем не менее считаем, что в данной ситуации не вполне правильно ставить вопрос об административном наказании именно учителя. Если принимать во внимание сообщения в СМИ, учитель нарушил локальный акт школы, регламентирующий порядок текущего контроля успеваемости.

 

Однако муниципальную услугу предоставляет не конкретный учитель, а школа.

Именно между школой и обучающимся возникает образовательное отношение по поводу предоставления услуги. Учитель выступает на стороне школы в этом образовательном отношении.

В применении к учителю целесообразно ставить вопрос о возможной дисциплинарной ответственности за нарушение локального акта школы, а не об ответственности за неполное предоставление муниципальной услуги, за которую отвечает школа в целом.

Учитывая изложенное, считаю, что судья должен отказать прокуратуре в удовлетворении требования о применении мер административной ответственности по отношению именно к учителю.

 

Кто прав, кто виноват

В последнее время все чаще и чаще можно услышать о распространении государственно-частного партнерства в сфере образования. Обычно государственно-частное партнерство ассоциируется со строительством заводов, электростанций, других технически сложных объектов. Тем не менее в сфере образования также возникает потребность в такого рода инструменте.

Особое значение государственно-частное партнерство имеет, как ни странно, для дошкольного образования в свете нехватки мест в дошкольных образовательных организациях и возникающей в связи с этим необходимости привлечения частных образовательных организаций и других негосударственных организаций для решения указанной проблемы.

Что говорит закон

В настоящее время в России действует Федеральный закон от 13.07.2015 № 224-ФЗ «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Согласно статье 3 указанного закона государственно-частное партнерство, муниципально-частное партнерство – юридически оформленное на определенный срок и основанное на объединении ресурсов, распределении рисков сотрудничество публичного партнера, с одной стороны, и частного партнера, с другой стороны.

Такое сотрудничество осуществляется на основании соглашения о государственно-частном партнерстве, соглашения о муниципально-частном партнерстве.

 

Происходит это в целях привлечения в экономику частных инвестиций, обеспечения органами государственной власти и органами местного самоуправления доступности товаров, работ, услуг и повышения их качества.

Суть партнерства

В свою очередь соглашение о государственно-частном партнерстве, о муниципально-частном партнерстве представляет собой гражданско-правовой договор между публичным партнером и частным партнером, заключенный на срок не менее чем три года.

Подчеркнем еще раз, что государственно-частное партнерство (в рассматриваемом случае – муниципально-частное партнерство) – это в первую очередь гражданско-правовой договор.

Ключевым признаком любого гражданско-правового по своей правовой природе договора является юридическое равенство сторон.

Это правомерно, даже если одной из сторон выступает администрация крупного города со сверхмощным служилым аппаратом, включающим разнообразное начальство, юристов и орговиков, а другой стороной скромный индивидуальный предприниматель.

Отсюда вытекают следующие выводы:

государственно-частное партнерство и (или) муниципально-частное партнерство может осуществляться строго в рамках заключенного договора, и обязательства, которые могут налагаться на стороны, должны быть предусмотрены договором;

детский сад, выступающий объектом муниципально-частного партнерства, – это не подведомственное администрации города учреждение, и муниципальное образование не выступает в роли его учредителя;

частного партнера возможно просить об исполнении каких-либо действий для «общественного блага» вне рамок договора, но требовать от него выполнения этих действий по меньшей мере неправомерно.

Специфика муниципалитетов

Учитывая изложенное, следует отметить, что сохраняющаяся с советского времени кое-где привычка органов управления образованием налагать на подведомственные учреждения какие-либо дополнительные обременения по проведению «нужных» мероприятий, временному устройству дополнительных воспитанников и обучающихся, не предусмотренному использованию помещений, организации приема «нужных» людей в случае муниципально-частного партнерства абсолютно не работает.

По-хорошему, такого рода привычка и по отношению к муниципальным учреждениям не должна работать. Однако:

Здесь нужно учитывать специфику деятельности муниципалитетов с их постоянными запрограммированными авралами, невозможностью запланировать необходимый объем ресурсов, обилием непрогнозируемых событий и прочее.

Решает суд

Частный партнер как равная сторона договора, законно руководствующаяся своими собственными интересами, вправе расторгнуть этот договор в судебном порядке, невзирая на декларируемые «публичным партнером» общественные интересы.

При этом вряд ли судом будет воспринят аргумент о том, что «расторжение договора противоречит политике по ликвидации очереди в детские сады».

Ситуация также является обоюдоострой для частного партнера.

Публичный партнер вправе в судебном порядке расторгнуть, изменить договор и, если суд признает правоту публичного партнера, частный партнер обязан подчиниться судебному решению.

 

С какого возраста можно работать подростку?

В настоящее время все более актуальной является проблема, связанная с работой школьников. Собственные, заработанные деньги для подростка являются ни с чем не сравнимым ощущением, ощутимо приближающим томно манящую взрослую жизнь.

Работа и получение зарплаты для несовершеннолетних может выступать не менее важным, чем собственно учеба, механизмом социализации, обеспечивающим приобретение важных компетенций.

Невольно вспоминаю свой опыт такого рода социализации. В 1986 году я был учеником 6-го класса средней школы поселка ПартизанскМотыгинского района Красноярского края.

В окрестностях поселка золотодобытчиков, приравненного к районам Крайнего Севера, в изобилии рос густой лес, включавший сосны. Молодые шишки сосны использовались для получения семенного материала и принимались на приемном пункте на вес представителем лесной службы.

Естественно, что для многих окрестных мальчишек собирательство шишек и сдача их на приемном пункте выступала приемлемым способом заработка.

Первый мой заработок на шишках составил полноценный советский 1 рубль и 62 копейки.

Это, конечно, не было работой в полном смысле этого слова. Никто не спрашивал ни паспорта, ни возраста.

Однако в нашей очередной «чеховке» речь идет именно о работе в полном смысле этого слова, со всеми ее признаками, включающими необходимое документальное оформление. Такая работа в настоящее время регламентируется ТК РФ.

Согласно статье 63 ТК РФ, заключение трудового договора допускается с лицами, достигшими 16 лет, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

Этой же статьей предусмотрено два исключения, касающиеся пятнадцатилетних:

Несовершеннолетние, получившие общее образование и достигшие возраста пятнадцати лет, могут работать в режиме легкого труда, не причиняющего вреда их здоровью;

Несовершеннолетние, достигшие возраста пятнадцати лет и оставившие общеобразовательную организацию до получения основного общего образования или отчисленные из указанной организации и продолжающие получать общее образование в иной форме обучения, могут работать в режиме легкого труда, не причиняющего вреда их здоровью и без ущерба для освоения образовательной программы.

Также возможно заключение трудового договора с несовершеннолетним, достигшим 14 лет, при одновременном соблюдении следующих условий:

а) работа не должна приносить ущерб освоению образовательной программы;

б) предлагаемая несовершеннолетнему работа должна относиться к категории легкого труда, не причиняющего вреда его здоровью;

в) на заключение трудового договора должно быть получено письменное согласие одного из родителей (попечителя) и органа опеки и попечительства.

Проблемой является то, что российское законодательство не содержит определения понятия «легкий труд», что вызывает определенные сложности на практике.

Безусловно, несовершеннолетние не могут работать ночью.

Нельзя допускать работу несовершеннолетних на местах с неблагоприятными производственными факторами – такого рода работы включены в соответствующие перечни тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда.

Необходимо проверить, позволяет ли подростку здоровье выполнять обязанности, входящие в содержание трудовой функции.

Запрещено отправлять несовершеннолетних в служебную командировку.

Важно, чтобы работа не мешала обучению несовершеннолетнего в образовательной организации.

Кроме того, в организациях кинематографии, театрах, театральных и концертных организациях, цирках допускается работа лиц, не достигших возраста четырнадцати лет, для участия в создании и (или) исполнении (экспонировании) произведений без ущерба здоровью и нравственному развитию.

Такого рода заключение допускается с согласия одного из родителей (опекуна), который подписывает трудовой договор от имени ребенка и при наличии разрешения органа опеки и попечительства.

В договоре указываются максимально допустимая продолжительность ежедневной работы и другие условия, в которых может выполняться работа.

Работодателям несовершеннолетних надо иметь в виду возможность наступления административной ответственности при допущении каких-либо нарушений в ходе оформления организации работы.

В частности, согласно статье 5.27.КоАП РФ, нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права (самое простое без квалифицирующих признаков) влечет предупреждение или наложение административного штрафа:

на должностных лиц – в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей;

на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, – от одной тысячи до пяти тысяч рублей;

на юридических лиц – от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

 

Когда можно и нельзя снимать на телефон в школе

В последнее время необычайно обострился вопрос, связанный с правомерностью использования изображений – фотографий, сделанных с помощью телефона и других гаджетов. Не обошла стороной эта проблема и школу.

Селфи в школе

Практически у всех учеников есть телефоны с камерами для фотографирования и видеозаписи, с выходом в интернет.

Возникает соблазн использовать телефон в качестве средства фотографирования и (или) получения видеоматериалов непосредственно на уроке, в том числе и в неправомерных целях – для провоцирования учителя, унижения и агрессии по отношению к одноклассникам.

При этом вопросы, связанные с использованием камер телефонов сегодня не имеют однозначных решений с правовой точки зрения. В частности, возможность использования записи, сделанной на диктофон или с помощью фотокамеры телефона, в качестве доказательства по гражданским делам в судах. С точки зрения судебной практики это спорный вопрос.

Нормы законодательства

Применительно к школе действуют общие нормы законодательства. Согласно статье 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе фотографии или видеозаписи) допускаются только с согласия этого гражданина.

Такое согласие не требуется в случаях, когда:

·использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

·изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях;

·гражданин позировал за плату.

Согласно общепринятой точке зрения, школа вполне может рассматриваться как место, открытое для свободного посещения – по крайней мере для обучающихся и работников и (или) как объект, на территории которого проводятся публичные мероприятия.

Поскольку школа реализует образовательные и воспитательные задачи, это допускает возможность появления на ее территории неопределенного количества различных людей, включая родителей школьников.

Но так как здание школы относится к государственной или муниципальной собственности, предназначенной для реализации публичных полномочий, соответственно, правовой статус территории школы нельзя сравнить с квартирой или частным складом.

В этом смысле видеосъемка и фотографирование на территории школы без согласия того, кого снимают на телефон, в принципе возможна. Но из этого не следует автоматическое разрешение снимать всем и всех, тем более во время урока.

Конституция Российской Федерации в части 1 статьи 24 запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Так, например, недопустимо на территории школы (во время и вне уроков) снимать на телефон работников школы, учеников и родителей с целью удовлетворения интереса к частной жизни.

В связи с этим считаем оправданным практику, при которой в Устав школы, другие локальные акты вносятся положения, запрещающие применение камер для съемки других лиц и использование полученных таким образом фотографий и видеоматериалов в целях, не связанных с образовательным процессом.

Съемка на уроке возможна только в том случае, если она обусловлена потребностями образовательного процесса и согласована с учителем, ведущим урок.

Так, например, сложно обнаружить что-либо противозаконное в случае, если камера используется учеником для записывания транслируемой учителем информации в ходе проведения урока.

Обязанности учителя

Учитель не имеет права снимать ученика на телефон с целью оказания психологического давления, унижения человеческого достоинства либо угрозы такого рода унижения.

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» в пп. 9 части 1 предусматривает право обучающихся на уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности.

В подпунктах 2, 3, 6 части 1 статьи 48 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» говорится, что педагоги обязаны:

·уважать честь и достоинство учеников,

·соблюдать правовые, нравственные и этические нормы,

·следовать требованиям профессиональной этики,

·учитывать особенности психофизического развития обучающихся и состояние их здоровья.

Этот же закон запрещает применять физическое и психическое насилие по отношению к ученикам.

Сама по себе камера в руках у учителя во время урока не является признаком оказания психологического насилия в отношении школьников. Но камера может быть использована как инструмент для психологического насилия.

Обязанности ученика

Вышеуказанные нормы действуют и в «обратном направлении». Подпункт 4 части 1 статьи 43 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» предусматривает обязанность учеников:

·уважать честь и достоинство одноклассников и работников школы,

·не создавать другим препятствий для получения образования.

Поэтому, если ученик использует включенную камеру как игрушку, чтобы, например, показать всем, что она у него есть, или для того чтобы сорвать урок, спровоцировать учителя на неправомерные действия, а потом выложить в сеть – учитель вправе сделать замечание и потребовать выключить, убрать камеру.

Когда можно снимать?

В Постановлении от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» сказано, что не требуется согласия на обнародование и использование изображения гражданина, если оно необходимо в целях защиты правопорядка и государственной безопасности.

То есть учитель вправе использовать камеру на уроке с целью пресечения правонарушения, например, если в классе на уроке произошла драка или если ученики сами издеваются над учителем.

Воздействие на нарушителей

А) Если нарушитель – ученик

Что делать, если ученик неправомерно использует камеру на уроке, провоцирует учителя и одноклассников, а методы педагогического воздействия не работают? В этом случае необходимо предельно жестко, но без унижения человеческого достоинства, ставить вопрос о нарушении дисциплины.

Процедура дисциплинарного воздействия в отношении учеников, нарушающих установленные нормы, детально прописана в двух документах:

·в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации»,

·в «Порядке применения к обучающимся и снятия с обучающихся мер дисциплинарного взыскания», утвержденном приказом Министерства образования и науки РФ от 15 марта 2013 года № 185.

Поводом для рассмотрения такого рода возможности может выступать, например, заявление родителей пострадавшего от неправомерных действий школьника.

Б) Если нарушитель – учитель

Что делать, если учитель оказывает неправомерное психологическое давление на школьников, публично оскорбляет, используя нецензурную лексику, угрожает снять на камеру ученика (в том случае, если ученик не нарушает нормы законодательства и/или локальных актов школы)?

Нарушения со стороны учителя при наличии соответствующих доказательств также предполагают дисциплинарное взыскание. Но при условии, если оно будет адекватно проступку.

В качестве одного из доказательств виновности учителя может рассматриваться сделанная на телефон запись, при условии отсутствия сомнений в ее достоверности.

Если работники школы или ученики и их родители не согласны с предпринятыми мерами, они могут обжаловать это в комиссии по урегулированию споров.

 

Что дает красный диплом?

Учеба в вузе, которую многие читающие знают по личному опыту, представляет собой достаточно тяжелую затратную деятельность, сравнимую с работой, если, конечно, относиться к ней серьезно. Как и в любой деятельности, здесь есть передовики и отстающие. Но раз уж на сферу образования выделяются значительные объемы бюджетных средств, то встает вопрос об эффективности их использования.

Студент, обучающийся на бюджетном месте в вузе, выступает получателем бюджетных средств, которые с таким большим трудом выделяются, а иногда и завоевываются в буквальном смысле в ходе конкуренции представителей различных отраслей – обороны и безопасности, медицины, образования, культуры и других. В этом смысле студента-бюджетника можно назвать выгодоприобретателем бюджетного процесса, связанного с финансированием образования.

Хорошо обучающийся студент, полностью осваивающий образовательную программу на бюджетном месте, оправдывает свой статус выгодоприобретателя и усилия, которые привели к финансированию конкретного бюджетного места в образовательнойорганизации.

Понятно, что цели студента весьма далеки от целей повышения эффективности бюджетных средств, выделенных на образование. Однако здесь мы имеем тот самый случай, когда личное гармонично сочетается с общественным.

Отчисленный за невыполнение требований образовательной программы студент – безусловно, потеря для бюджета, даже притом что освободившееся бюджетное место вуз может использовать, переведя на него хорошо успевающего студента-платника.

Исходя из изложенного, получается, что поощрение хорошо обучающегося студента представляет собой важную общегосударственную задачу.

Какие способы официального признания успехов в учебе существуют на данный момент?

Способы поощрения студентов

Если хорошо работающий работник на предприятии может поощряться стимулирующими выплатами (включая премии), наградами, то при изучении законодательства выясняется, что способы поощрения хорошо успевающих студентов в настоящее время весьма ограниченные.

В первую очередь способом поощрения следует считать, на наш взгляд, государственную академическую стипендию.

Согласно постановлению правительства РФ от 17.12.2016 № 1390 «О формировании стипендиального фонда», ее размер в вузе составляет 1484 рубля в месяц.

При этом вуз за счет собственных средств может увеличить размер этой стипендии, равно как и вводить свои, дополнительные стипендии для поощрения особо отличившихся студентов. Однако возможности в этом направлении, как правило, ограниченны, и сумма стипендии сама по себе весьма небольшая.

Согласно статье 36 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», студентам могут быть также назначены стипендии президента Российской Федерации и стипендии правительства Российской Федерации, равно как и именные стипендии.

Однако речь в данной «чеховке» в первую очередь пойдет о моральном поощрении хорошей учебы.

На сегодняшний день одним из самых распространенных средств поощрения хорошего обучения в вузе является возможность выдачи диплома с отличием («красного диплома») по окончании обучения.

Порядок заполнения, учета и выдачи документов о высшем образовании и о квалификации и их дубликатов, утвержденный Приказом Минобрнауки России от 13.02.2014 № 112 в п. 28, предусматривает возможность выдачи выпускникам вузов дипломов с отличием (диплома бакалавра с отличием, диплома специалиста с отличием, диплома магистра с отличием) при выполнении следующих условий:

– все указанные в приложении к диплому оценки по дисциплинам (модулям), оценки за выполнение курсовых работ, за прохождение практик, за выполнение научных исследований (за исключением оценок «зачтено») являются оценками «отлично» и «хорошо»;

– все оценки по результатам государственной итоговой аттестации являются оценками «отлично»;

– количество указанных в приложении к диплому оценок «отлично», включая оценки по результатам государственной итоговой аттестации, составляет не менее 75% от общего количества оценок, указанных в приложении к диплому (за исключением оценок «зачтено»).

Как правило, краснодипломники в ходе обучения получают награды от вуза – грамоты, благодарности, «похвалы».

Могут также быть и другие способы морального поощрения. Так, например, когда я в 1995 году заканчивал исторический факультет Красноярского государственного педагогического университета с красным дипломом, фамилии краснодипломников размещали на почетной доске в центральном холле здания, где размещался факультет.

Можно также сказать, что краснодипломнику, как правило, гарантировано хорошее отношение работодателя на первом этапе работы, хотя бывают и другие ситуации.

Льготы краснодипломников

У краснодипломников есть льготы при поступлении на должности государственной и муниципальной службы в части пониженных квалификационных требований к стажу муниципальной службы или стажу работы по специальности, направлению подготовки.

Субъекты Российской Федерации и муниципальные образования могут устанавливать отдельные льготы для краснодипломников.

Так, например, Закон г. Москвы от 20.06.2001 № 25 «О развитии образования в городе Москве» в статье 15 предусматривает отдельные стимулирующие выплаты – доплаты педагогическим работникам государственных образовательных учреждений, подведомственных правительству Москвы, в размере 40 процентов ставок (должностных окладов) молодым специалистам.

Имеющим диплом с отличием полагается доплата в размере 50 процентов в течение трех лет работы.

В результате красный диплом остается привлекательным моментом и в сегодняшнее время. Иногда из-за получения или неполучения «красного диплома» даже возникают судебные споры.

Наблюдаемая много лет неуспешность заметного числа краснодипломников в реальной производственной деятельности является проблемой образования в целом. Но несправедливо эту неуспешность объяснять только самими качествами краснодипломника, который старательно выполнял все предъявляемые ему внешние требования со стороны системы образования.

То, что требования системы образования не всегда адекватны реальным нуждам рынка труда – не вина краснодипломника, по крайней мере в период обучения.

Тем не менее по сравнению с советским временем система поощрения успешных студентов через возможность получения «красного диплома» остается весьма ограниченной по объективным причинам – вследствие отсутствия такого механизма, как распределение.

В советское время

Согласно пункту 16 Положения о высших учебных заведениях СССР, утвержденному Постановлением Совмина СССР № 64 от 22.01.1969, студент высшего учебного заведения, получивший диплом с отличием, пользуется преимущественным правом при распределении на работу и при поступлении в аспирантуру.

Преимущественное право при распределении на работу, существовавшее в советское время, – мощнейший мотивирующий фактор для хорошей учебы.

По рассказам родителей, закончивших ТГУ (Томский ордена Октябрьской революции и Трудового Красного Знамени государственный университет имени В.В. Куйбышева) в 70-х годах прошлого века, преимущественное право отличников выражалось в том, что они вызывались в деканат при распределении первыми и имели возможность сами выбрать себе места работы.

В условиях жесткой конкуренции за престижные рабочие места, которая была в советское время, возможность выбрать самые лучшие предложения в приоритетном порядке могла серьезно повлиять на биографию и предопределить относительно высокое по советским меркам качество жизни.

Серьезным мотивирующим элементом в СССР была возможность поступления в аспирантуру.

По степени престижности она была аналогична попаданию на работу в «Газпром», «Роснефть» и другие крупные государственные корпорации в настоящее время.

Как пелось в знаменитой советской песне:

Был один студент на факультете,

О карьере личной он мечтал,

О деньгах приличных, о жене столичной,

Но в аспирантуру не попал.

Я весьма критично отношусь к советскому опыту в сфере образования, но тут можно сделать вывод о наличии системного механизма, обеспечивающего поощрение хорошей учебы.

Что сегодня?

Нынешние механизмы поощрения через красный диплом имеют очаговый, бессистемный и случайный характер.

Поэтому считаем целесообразным открыть широкую общественную дискуссию на тему, связанную с формированием системы поощрения хорошей учебы студентов.

Привлекательным моментом для поощрения краснодипломников могут быть дополнительные возможности по переподготовке, повышению квалификации, приобретению второго высшего образования на безвозмездной основе, субсидирование оплаты процентных ставок по кредитам и другие механизмы.


Про бесплатные рабочие тетради

Между родителями и школой часто возникают споры, за что она должна платить и за что не должна, хотя и может при определенных обстоятельствах. Семьи заинтересованы в уменьшении расходов, связанных с обучением детей. Естественно, им хочется твердо знать, какие объемы финансирования и на какие цели получают школы из бюджетов различных уровней.

Часть 2 статьи 43 Российской Конституции гарантирует общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях. В этой же статье упоминается и ФГОС.

Фактически это превращает ФГОС в базовый финансовый документ, определяющий границы объемов финансирования школы из бюджетов различных уровней – ведь именно он очерчивает и расшифровывает объем бесплатных образовательных услуг, которые должна предоставить школа в отношении отдельного обучающегося.

Возьмем, к примеру, ФГОС начального общего образования. Он включает в себя требования к кадровым, финансовым, материально-техническим и иным условиям реализации образовательной программы. Соответственно, объем финансовых средств, выделяемых из соответствующего бюджета, должен обеспечивать наличие всех указанных условий.

Конкретно: согласно пункту 27 указанного ФГОСа организация, осуществляющая образовательную деятельность, должна быть обеспечена учебниками, учебно-методической литературой и материалами по всем учебным предметам основной образовательной программы начального общего образования на определенных учредителем организации, осуществляющей образовательную деятельность, языках обучения и воспитания.

Норма обеспеченности образовательной деятельности учебными изданиями определяется в том числе исходя из расчета «не менее одного учебника в печатной и (или) электронной форме или учебного пособия, достаточного для освоения программы учебного предмета на каждого обучающегося по каждому учебному предмету, входящему в часть, формируемую участниками образовательных отношений, учебного плана основной образовательной программы начального общего образования».

Эта позиция подкреплена также частью 1 статьи 35 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», которая предусматривает, что обучающимся, осваивающим основные образовательные программы за счет бюджетных ассигнований в пределах федеральных государственных образовательных стандартов, организациями, осуществляющими образовательную деятельность, бесплатно предоставляются в пользование на время получения образования учебники и учебные пособия за счет соответствующего бюджета.

Правда, если с учебниками все ясно, то вопрос о содержании термина «учебное пособие» остается спорным (и, соответственно, спорным остается и вопрос о правомерности выделения бюджетных средств на бесплатное предоставление тех или иных учебных пособий обучающимся). В частности, в практике органов управления образованием, судов и прокуратуры фиксировались споры об отнесении к категории учебных пособий рабочих тетрадей.

Так, например, в соответствии с Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 22 мая 2014 года по делу № 33-2365/2014 г. (текст приводится в соответствии с СПС «КонсультантПлюс») отмечается:

«Прокурор г. Сыктывкара в интересах... ФИО1 обратился в суд с заявлением к МАОУ "СОШ N 36" о возложении обязанности по обеспечению учащегося школы следующими бесплатными учебными пособиями: – Исаева Н.А. Рабочая тетрадь по русскому языку... класс (к учебнику «Русский язык»... класс, Р.Н. Бунеева, Е.В. Бунеевой, О.В. Прониной), ООО «Баласс», – Вахрушев А.А., Бурский О.В., Раутиан А.С. Рабочая тетрадь к учебнику «Окружающий мир» («Обитатели Земли») для ... класса, ООО «Баласс», Данилов Д.Д., Кузнецова С.С., Сизова Е.В. Рабочая тетрадь к учебнику «Окружающий мир» («Мое Отечество») для ... класса, ООО «Баласс» и другими.

Стороны разошлись в понимании рабочей тетради. Прокурор настаивал на отнесении рабочей тетради к собственно учебным пособиям, без применения которых невозможно усвоение материала по учебнику.

МАОУ "СОШ № 36" полагало, что рабочая тетрадь не является учебным пособием, и со ссылкой на СанПиН 2.4.7.1166-02, утвержденные Главным государственным санитарным врачом РФ 07.10.2002, отнесла их к практикумам.

При этом при вынесении решения суд исходил из следующего.

Согласно ГОСТ 7.60-2003 собственно учебное пособие – это учебное издание, дополняющее или заменяющее частично или полностью учебник, официально утвержденное в качестве данного вида издания. В свою очередь, рабочая тетрадь определена как учебное пособие, имеющее особый дидактический аппарат, способствующий самостоятельной работе учащегося над освоением учебного предмета.

Согласно СанПиН 2.4.7.1166-02 в зависимости от функционального назначения в процессе обучения издания подразделяются на:

– учебник;

– учебное пособие;

– практикум.

Учебные издания нового поколения – учебник-тетрадь, индивидуальная рабочая тетрадь, книга для самостоятельной работы учащихся, альбом-задачник, тетрадь для творческих заданий и т.п. – следует относить к практикумам.

Таким образом, и ГОСТ 7.60-2003, и СанПиН 2.4.7.1166-02 выделяют рабочую тетрадь в самостоятельный раздел («рабочая тетрадь» и «практикум» соответственно), поскольку она используется только для индивидуальной самостоятельной работы.

Оснований полагать, что рабочие тетради являются составной частью учебника, дополняют или заменяют его, не имеется, поэтому к учебному пособию по смыслу вышеприведенных нормативных актов их отнести нельзя.

Позиция школы была также основана на том, что рабочие тетради в перечни учебников, рекомендованных (допущенных) к использованию в образовательном процессе в образовательных учреждениях, реализующих образовательные программы общего образования, не включены, а, следовательно, образовательное учреждение не вправе за счет государства производить закупку учебных пособий, учебников, не включенных в федеральный перечень, иное привело бы к необоснованным, нецелевым расходам. Указал, что рабочие тетради не предназначены для многократного использования и не отвечают признакам учебных пособий, поэтому не могут являться предметом заказа и не должны использоваться для пополнения библиотечного фонда и выдачи на возвратной основе.

Исходя из вышеизложенного, суд удовлетворил требования школы и пришел к выводу о неправомерности требований прокурора о возложении обязанности по бесплатному обеспечению учащихся школы рабочими тетрадями.

Аналогичная судебная практика есть также по Архангельской области и по Республике Татарстан.

Тем не менее федеральное Министерство издало письмо от 25 сентября 2014 г. № 08-ПГ-МОН-30770, разъясняющее, что рабочая тетрадь – учебное издание, имеющее особый дидактический аппарат, способствующий самостоятельной работе учащегося над освоением учебного предмета. Эта позиция напрямую восходит к документу «ГОСТ 7.60-2003. Межгосударственный стандарт. Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Издания. Основные виды. Термины и определения», введенному Постановлением Госстандарта России от 25.11.2003 № 331-ст. По нему рабочая тетрадь является разновидностью учебного пособия.

Согласно вышеуказанному Письму Министерства буквальное толкование статьи 35 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» свидетельствует о праве учащегося получить в пользование бесплатно на время получения образования учебники и учебные пособия в четко установленных пределах. Общеобразовательная организация самостоятельно определяет список учебников и учебных пособий, необходимых для реализации общеобразовательных программ (пункт 9 части 3 статьи 28 Федерального закона).

Обеспечение учебниками и учебными пособиями обучающихся по основным общеобразовательным программам является расходным обязательством субъектов Российской Федерации (пункт 3 части 1 статьи 8 Федерального закона).

Вопрос обеспечения обучающихся учебниками и учебными пособиями в соответствии с указанным выше списком относится к компетенции общеобразовательной организации (пункт 2 части 3 статьи 28 Федерального закона). Решение об их приобретении принимается образовательной организацией исходя из целесообразности и эффективности использования средств, доведенных до образовательной организации.

Таким образом, в настоящее время сформировалась противоречивая позиция относительно применения норм законодательства.

Минобрнауки в вышеприведенном письме фактически предлагает школам самостоятельно решать этот спорный вопрос.

Тем не менее очевидно, что в случае, когда рабочие тетради рекомендуются для обучения отдельными педагогами в рамках более углубленного, чем предусмотрено ФГОСом, изучения предмета или в рамках какой-либо авторской методики возложение на образовательную организацию обязанности обеспечения такого рода тетрадями неправильно. Во всех иных случаях, когда наличие соответствующей рабочей тетради является необходимым условием для освоения ФГОСа, обязанность по обеспечению такого рода тетрадями должна быть возложена на образовательную организацию.

При этом в целях устранения противоречий в рамках правоприменительной практики целесообразно обеспечить более четкое правовое регулирование расходных обязательств соответствующих бюджетов в части обеспечения учебными пособиями, включая рабочие тетради.

 

Как школе не получить судебный иск

В настоящее время факт существования платных образовательных услуг ни у кого не вызывает сомнений и возражений. При этом часто возникают споры как о правомерности предоставления тех или иных услуг на бесплатной основе, так и о качестве и объеме услуг, предоставляемых за плату.

Случай из жизни

Иногда такого рода споры доходят до разбирательств в высших инстанциях. Так, например, Верховный Суд РФ вынес Определение от 1 декабря 2015 г. № 4-КГ15-60 по иску Зайцевой С.И. к негосударственному образовательному учреждению «Центр образования «Первая Европейская гимназия Петра Великого» о взыскании суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Согласно материалам дела между гр. Зайцевой С.И. и НОУ ЦО «Первая Европейская гимназия Петра Великого» 19 июля 2013 г. был заключен договор на оказание платных образовательных услуг по программе начального и основного общего образования сроком до 30 июня 2023 г. По условиям данного договора она приняла на себя обязательство ежемесячно оплачивать обучение своего сына Зайцева В.В.

Пунктом 6.3 договора была предусмотрена оплата за услуги психолого-педагогического тестирования на протяжении всего периода обучения, обозначенного в договоре. Обязательство по оплате данного тестирования истцом было исполнено в полном объеме. В связи с тем что образовательной организацией изменено место оказания образовательных услуг, истец была вынуждена отказаться от договора и потребовать возврата уплаченной за неоказанные услуги психолого-педагогического тестирования суммы. Однако НОУ ЦО «Первая Европейская гимназия Петра Великого» отказалось возвращать сумму.

Права потребителя в законе

Суды предшествующих инстанций, в которые обращалась Зайцева С.И., выносили решения в пользу образовательной организации, руководствуясь тем, что предусмотренная договором услуга психолого-педагогического тестирования является единовременной и истцу была оказана при приеме обучающегося в гимназию. Однако Верховный Суд признал эти решения неправомерными, напомнив, что нормы Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» распространяются в том числе и на образовательные услуги.

Так, в соответствии со статьей 10 указанного Закона исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию, включая цену и условия предоставления услуги, а также информацию о правилах ее оказания. Согласно пункту 1 статьи 12 этого же закона, если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию об услуге, он вправе в разумный срок отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Довод образовательной организации о том, что внесенные истцом при заключении договора деньги являются платой только за проведение входного психолого-педагогического тестирования, противоречит содержанию договора, в котором прямо указано, что это плата за услуги психолого-педагогического тестирования на всех этапах обучения за весь период обучения.

Как важно правильно донести до родителей информацию по платным образовательным услугам

В случае с Зайцевой И.И. отказ от дальнейшего обучения сына в НОУ ЦО «Первая Европейская гимназия Петра Великого» предполагает прекращение услуг тестирования и отсутствие у ответчика расходов на проведение его в будущем. При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила решения судов первой и апелляционной инстанций и направила дело на новое рассмотрение.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что при организации платных образовательных услуг важное значение приобретает доказательное информирование обучающихся и их родителей обо всех особенностях оказания этих услуг, а также об их содержании.

 

Граффити и завхоз: анатомия школьного конфликта

История известная: в одной из красноярских школ ученик написал маркером на двери школьного туалета предвыборные лозунги. Поступок вызвал острую реакцию со стороны работников школы с последующим резонансным обсуждением в социальных сетях и в СМИ. Попробуем взглянуть на произошедшее через «юридическую оптику».

При рассмотрении любого конфликта необходимо руководствоваться несколькими принципами:

– все его участники обладают равными конституционными правами;

– эмоциональная оценка событий возможна, но не может выступать основанием для принятия решений;

– единственным мерилом оценки действий участников событий является официально закрепленная норма.

Является ли поведение ученика неправомерным? Ответ: безусловно, да. Согласно пп. 2, 5 части 1 статьи 43 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» обучающиеся обязаны выполнять требования устава организации, осуществляющей образовательную деятельность, правил внутреннего распорядка и иных локальных нормативных актов по вопросам организации и осуществления образовательной деятельности, а также бережно относиться к имуществу организации, осуществляющей образовательную деятельность.

В развитие этого положения локальный акт школы «Положение о Правилах поведения учащихся в МБОУ “Гимназия № 8” Железнодорожного района города Красноярска» содержит в пункте 1.8 требование к гимназистам аккуратно относиться как к своему, так и к чужому имуществу. Если учащийся совершил действия, повлекшие нанесение ущерба имуществу гимназии или имуществу другого лица, он или его родители (законные представители) обязаны этот ущерб возместить.

Весьма спорным, к слову, выглядит требование локального акта школы к обучающемуся «аккуратно относиться к своему имуществу», но требование «аккуратно относиться к чужому имуществу» в данном случае нарушено со всей очевидностью.

 

Итак, констатируем: действия обучающегося, выразившиеся в порче, повреждении имущества школы, неправомерны и содержат признаки правонарушения.

Поэтому директор школы и (или) иные уполномоченными лица вправе были наложить на виновника дисциплинарное взыскание. Из числа предусмотренных в части 4 статьи 43 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» видов дисциплинарных взысканий в наибольшей степени подходит замечание. Также школа имеет право взыскать нанесенный обучающимся школе ущерб с его родителей.

Подчеркнем, что речь идет именно о праве, а не об обязанности. Если директор и (или) другие уполномоченные лица посчитали, что наиболее целесообразный вариант разрешения конфликта и прекращения негативных последствий не должен предполагать применения дисциплинарных взысканий, то это решение они вправе принимать, что называется, «на свой страх и риск».

Тем не менее, хорошо было бы на будущее в воспитательных целях напомнить малолетнему любителю надписей на стенах школьных туалетов о возможности наступления административной ответственности, например по основанию, предусмотренному статьей 7.17 КоАП РФ «уничтожение или повреждение чужого имущества». Административная ответственность за это наступает с 16 лет.

Далее. Из сообщений в СМИ следует, что за пресечение неправомерных действий обучающегося взялся работник школы, выполняющий функции заведующего хозяйством, исходя из собственных представлений о жизни, подкрепляемых использованием крепких выражений в воспитательных целях.

В его действиях также содержатся признаки нарушения норм законодательства. В частности, школьный завхоз нарушил нормы пп. 9 части 1 статьи 34 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» о предоставлении обучающимся права на уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности, охрану жизни и здоровья.

Согласно сообщениям СМИ, аффективно выраженные, негативно окрашенные претензии указанного работника к обучающемуся были связаны не с самим фактом неправомерного размещения надписи, а с ее содержанием. То есть, если бы обучающийся написал на двери туалета что-либо другое, то либо претензии были бы выражены в иной форме, либо их вообще не было бы.

Имело ли право лицо, выполняющее функции заведующего хозяйством, выразить недовольство фактом порчи школьного имущества? Да, конечно. Но имело ли это лицо право квалифицировать действия обучающегося и оценивать их с точки зрения возможного наказания? Конечно, нет. У этого лица на сей счет отсутствовали полномочия. Заведующий хозяйством не может быть наделен функцией осуществления воспитательного процесса в школе и применения дисциплинарных взысканий к обучающимся.

Использование экспрессивных и оскорбительных выражений: «за чей счет ты жрешь, пьешь и спишь?», «свинья долбаная», «балбес», «скотина», «руки поганые» запрещено в отношении любого гражданина России вне зависимости от статуса, включая осужденных.

Согласно части 1 статьи 21 Конституции России достоинство личности охраняется государством.

Как минимум в данном случае речь может идти об административном правонарушении, предусмотренном статьей 5.61 КоАП РФ: оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

В соответствии с частью 1 статьи 28.4 КоАП РФ дела об оскорблении возбуждаются прокурором. Следовательно, обучающийся (родители или законные представители) вправе обратиться в органы прокуратуры, указав конкретные обстоятельства, при которых обучающийся был оскорблен.

Помимо привлечения к ответственности по статье 5.61 КоАП РФ можно потребовать взыскания морального вреда в порядке гражданского судопроизводства, причем как с конкретного работника, так и со школы в целом на том основании, что обучающийся состоит в образовательных отношениях со школой, а не с завхозом. Соблюдение конституционных прав обучающегося должна гарантировать школа в течение всего времени его нахождения на ее территории.

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос об использовании в отношении ученика слов типа: «убью», «его там убьют нафиг», «бошку сверну». Использование такого рода слов в рассматриваемой ситуации потенциально способно привести к уголовному преследованию. УК РФ, например, в части 1 статьи 119 предусматривает такой состав, как угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

То, что в рассматриваемой ситуации к работнику школы на данный момент применено, как следует из сообщений СМИ, всего лишь дисциплинарное взыскание, по-видимому, связано со стремлением к пресечению дальнейшего развития конфликта и нахождением некоего устойчивого, как мы надеемся, компромисса между его сторонами.

Последний аспект вопроса связан с политической мотивацией обучающегося. Данный аспект, на мой взгляд, не является определяющим в данном конфликте и не может служить основанием для каких-либо решений. Более того, он, скорее всего, будет использоваться внешними силами для дальнейшего провоцирования развития конфликта, перевода его в политическую плоскость, что не в интересах ни работников школы, ни обучающегося.

Однако обсуждение этой ситуации включало в себя в том числе и политический аспект, касающийся содержания надписи. Поэтому возникает необходимость в оценке также и этого обстоятельства.

Согласно части 12 статьи 27 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» в государственных и муниципальных образовательных организациях создание и деятельность политических партий, религиозных организаций (объединений) не допускаются. Применение данной нормы на практике обусловлено многочисленными проблемами. Со стороны администрации школы представляется крайне трудным обеспечить исполнение этой нормы.

Если, например, на урок истории приглашают какого-либо депутата, являющегося одновременно партийным функционером, для того чтобы школьники могли задавать ему вопросы и тем самым изучать современную политическую ситуацию в России, то, по сути, это мероприятие вполне может быть квалифицировано как деятельность конкретной политической партии в школе.

Имеет ли право обучающийся поддерживать того или иного политического деятеля России и как-либо выражать эту поддержку? Да, конечно, – это право гарантировано Конституцией России в статье 29, при условии, если обучающийся не нарушает при этом законодательство. Такое же право имеет и любой работник школы. Более того, каждый работник школы и обучающийся (с учетом возрастного ценза) имеют право быть членами политических партий, входить в их организационные структуры в индивидуальном порядке.

 

Однако данное обстоятельство само по себе неизбежно привносит элементы деятельности политических партий в школу. Школа, как известно, часть общества и содержит в себе потенциальные конфликты, свойственные обществу.

Характерно, что указанная норма Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» не распространяется на частные образовательные организации (даже в том случае, если такая образовательная организация имеет государственную аккредитацию). Таким образом, получается, что обучающиеся и работники частных образовательных организаций и работники государственных и муниципальных образовательных организаций находятся в неравном положении.

Логика законодателя, включившего указанную норму в закон, понятна, однако дальнейшее применение нормы о запрете деятельности в государственных и муниципальных образовательных организациях политических партий требует совершенствования.

 

Школьный музей: как платить зарплату?

Вот не такой уж редкий случай: в школе работает учитель-энтузиаст. Скажем, историк. Вместе с такими же увлеченными учениками он ищет и реставрирует вещи, отражающие прошлое родного поселка и района – предметы быта, фотографии, письма, награды, монеты, банкноты и даже остатки машин и оборудования.

Постепенно всё это составляет фонд школьного музея, размещающегося буквально в углу учебного кабинета истории, а учитель вполне закономерно назначается его заведующим.

Директор, высоко ценя это благородное и нужное школе и детям дело, требующее больших и разнообразных затрат (временных, трудовых, интеллектуальных), назначает учителю, который в принципе и не думал претендовать на вознаграждение, премию за «интенсивность работы». Она начисляется раз в квартал, но ни своим размером, ни мотивацией не выделяет деятельность по заведованию музеем как таковую.

При этом сам факт наличия и работы школьного музея добросовестно отражается в отчетах как признак хорошей работы школы и ее директора.

Налицо правовая коллизия.

В целях регулирования деятельности школьных музеев до настоящего времени используется несколько устаревшее Примерное положение о музее образовательного учреждения (школьном музее), утвержденное Письмом Минобразования РФ от 12.03.2003 № 28-51-181/16 «О деятельности музеев образовательных учреждений». В нем есть п. 4.1, перечисляющий основные функции такого музея:

– документирование истории, культуры и природы родного края, России путем выявления, сбора, изучения и хранения музейных предметов;

– осуществление музейными средствами деятельности по воспитанию, обучению, развитию, социализации обучающихся;

– организация культурно-просветительской, методической, информационной и иной деятельности, разрешенной законом;

– развитие детского самоуправления.

Соответственно, деятельность учителя по заведованию школьным музеем может документироваться посредством перенесения такого рода положений в локальный акт школы, регламентирующий деятельность музея. Я, конечно, не считаю себя сторонником излишней бюрократизации школьной жизни, но в данном случае локальный акт необходим, поскольку нужно обосновать справедливость финансовой компенсации деятельности педагога и привлечения ресурсов, необходимых для организации деятельности музея. О необходимости принятия такого рода локального акта также упоминается и в вышеуказанном положении.

Более того, также необходимы: приказ о создании школьного музея, инвентарная книга музея, книга учета научно-вспомогательного фонда, приказ о назначении учителя истории руководителем музея.

Тем не менее возникает вопрос, по какому легальному основанию оплачивать учителю его работу по заведованию школьным музеем? Безусловно, выплата премии юридически не может быть оплатой данной работы. Премия, как и любая другая стимулирующая выплата, назначается исключительно за качество работы. В данном же случае речь фактически идет о дополнительной работе по отношению к собственно учительской деятельности.

Согласно статье 60.2 ТК РФ, с письменного согласия работника ему может быть поручено выполнение в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату. Поручаемая работнику дополнительная работа по другой профессии (должности) может осуществляться путем совмещения профессий (должностей).

Поручаемая работнику дополнительная работа по такой же профессии (должности) может осуществляться путем расширения зон обслуживания, увеличения объема работ. Срок, в течение которого работник будет выполнять дополнительную работу, ее содержание и объем устанавливаются работодателем с письменного согласия работника. Следует при этом обратить внимание на то, что работник вправе отказаться от выполнения данных функций – при отсутствии его согласия возложение на него данных функций становится невозможным.

При всей близости функций заведующего школьным музеем к должностным обязанностям учителя истории полагаю, что функция заведующего музеем – это все же иная работа, нежели деятельность учителя истории, особенно когда речь идет о «документировании природы родного края», организации культурно-просветительской, методической, информационной и иной подобной деятельности. В связи с этим в рассматриваемом случае речь может идти о выполнении дополнительных функций применительно к действующему трудовому договору с учителем истории.

Согласно статье 151 ТК РФ при совмещении профессий (должностей), расширении зон обслуживания, увеличении объема работы или исполнении обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, определенной трудовым договором, работнику производится доплата.

Размер доплаты устанавливается по соглашению сторон трудового договора с учетом содержания и (или) объема дополнительной работы. То есть в данном случае речь может идти об установлении специальной компенсационной выплаты учителю истории в виде доплаты, размер которой определяется по соглашению между ним и директором школы. Соответствующим муниципальным правовым актом может быть установлен размер доплаты, применяемый в данном случае, но его может и не быть.

В любом случае необходимо заключить с учителем истории дополнительное соглашение к трудовому договору, в котором должны быть четко обозначены функции заведующего музеем и размер доплаты за выполнение этих функций.

 

Безопасность: проблемы правового регулирования

Трагедия в Кемерово заставляет вносить свои, тяжелые, поправки в тематику «чеховок». Очевидно, что гражданский долг каждого человека состоит в том, чтобы способствовать недопущению такого рода трагических ситуаций за счет применения профессиональных знаний и активной гражданской позиции.

Как следует из сообщений СМИ, трагедия, унесшая жизни взрослых и детей, произошла в здании торгового центра. При этом часть детей находились там в сопровождении взрослых, педагогических работников и других, смотрели фильм в кинотеатре.

Ключевой элемент для определения предмета правового регулирования — нахождение организованной группы детей в сопровождении специальных работников в специально оборудованном месте, которое с точки зрения противопожарной безопасности фактически является местом повышенной опасности.

Системный подход

В современной ситуации часто возникает потребность в том, чтобы педагогические работники вместе с организованными группами детей посещали музеи, кинотеатры, другие заведения, особенно в контексте предусмотренной образовательными программами внеурочной деятельности. Поэтому вопрос безопасности во время пребывания организованных групп детей вне школы крайне актуален.

В настоящее время вопросы противопожарной и иной безопасности зданий школ в основном урегулированы. Однако пребывание организованных групп школьников в рамках каких-либо дополнительных занятий, внеурочной деятельности в различных организациях требует системного подхода в части правового регулирования.

Меры безопасности

Все общественные здания, в том числе здания торговых центров, безусловно, должны соответствовать требованиям противопожарной безопасности.

Наряду с этим критически важным условием следует задаться вопросом наличия у школьников, а также у сопровождающих их лиц, навыков поведения в чрезвычайной ситуации, связанной с пожаром и другими техногенными катастрофами.

Важно совершенствовать нормы основополагающих законов в сфере безопасности детей. В частности, Федерального закона от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации».

Целесообразным будет распространение режима, предусмотренного указанным законом для часто посещаемых организованными группами детей кинотеатров и других заведений, предоставляющих услуги, которые условно можно назвать услугами по организации отдыха для детей. Эта мера позволит установить дополнительные гарантии для безопасности детей.

Сертификаты безопасности

Надо сделать так, чтобы нововведения в сфере безопасности не вызывали неподъемные административные обременения, что обычно приводит не к повышению безопасности, а наоборот — к ее резкому понижению, вызываемому за счет использования более дешевых коррупционных механизмов решения вопросов безопасности.

Как показывает практика, положительный эффект дает добровольное сертифицирование объектов, не относящихся к зданиям образовательных организаций, но тем не менее использующихся для отдыха и обучения детей.

Это обеспечивает более или менее безопасные условия для пребывания детей, подтвержденные внешним экспертным сертифицированием.

Школы и другие образовательные организации, конечно, будут заинтересованы в том, чтобы организованные группы детей с педагогическими работниками пользовались услугами как раз именно этих организаций. Наличие соответствующего сертификата будет выступать механизмом увеличения спроса на услуги организации — владельца здания.

Безопасный образ жизни

Также необходимо обратить внимание на правовое регулирование содержания ФГОСов в части предметов и направлений, обеспечивающих обучение безопасному поведению учащихся, в том числе в нештатных ситуациях.

Федеральный государственный образовательный стандарт среднего общего образования, утвержденный Приказом Министерства образования и науки РФ от 17 мая 2012 г. № 413, в пункте 3 предусматривает положение о создании условий для формирования здорового, безопасного образа жизни обучающихся.

Термин «безопасный образ жизни» также используется при характеристике личностных результатов освоения основной образовательной программы и в других разделах стандарта. Аналогичные положения есть в федеральных государственных образовательных стандартах основного общего и начального общего образования.

Изучение предмета «Основы безопасности жизнедеятельности» должно обеспечить знание правил и овладение навыками поведения при чрезвычайных ситуациях природного, социального и техногенного характера.

Детей следует учить, как сохранять эмоциональную устойчивость в опасных ситуациях, как действовать индивидуально и в группе, как оказать первую помощь пострадавшим.

Таким образом, ФГОСы в принципе содержат необходимые положения, выступающие правовой основой для обеспечения формирования навыков безопасного поведения.

Курс ОБЖ для педагогов

Другой элемент обеспечения безопасности при посещении организованными группами обучающихся школ каких-либо заведений связан с подготовкой сопровождающих педагогических работников.

Навыки поведения в чрезвычайных ситуациях с организованными группами обучающихся, находящихся вне школ, необходимо «упаковывать» в программы повышения квалификации для педагогических работников.

Важно обратить внимание на квалификационные требования к работникам образования, утвержденные Приказом Минздравсоцразвития РФ от 26.08.2010 № 761н «Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих», раздел «Квалификационные характеристики должностей работников образования».

Согласно данному приказу, за руководящими и педагогическими работниками в части должностных обязанностей закреплена позиция: «Выполняет правила по охране труда и пожарной безопасности». Однако квалификационные требования к педагогическим работникам не содержат соответствующих положений.

Следует внести в квалификационные характеристики педагогических работников положения об обязательности наличия навыков поведения в чрезвычайных ситуациях, в том числе вне школы.

Такого рода положения могут содержаться в разделах «Должен знать» и имплантироваться в трудовые договоры с работниками школ.


Является ли образование услугой?

Термин «услуга» в самой малой степени подходит для сферы образования. Поэтому в принципе было бы логично выделить из общего ряда учреждений отдельно государственные и муниципальные образовательные учреждения и закрепить в законе, что они предоставляют не услуги, а общественное благо, и закрепить таким образом их фактический особый организационно-правовой статус.

«Несмотря на то, что образование является услугой на законодательном уровне, предлагаю рассмотреть возможность ввести для образовательных организаций особый организационно-правовой статус, который должен исключить возможность сведения их деятельности к оказанию услуг физическим лицам», – заявила министр образования РФ Ольга Васильева во время выступления в Государственной Думе 27 сентября 2017 г.

Определение термина «образование» закреплено в подпункте 1 статьи 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» и включает в себя два смысловых элемента:

– образование как единый целенаправленный процесс воспитания и обучения, являющийся общественно значимым благом и осуществляемый в интересах человека, семьи, общества и государства;

– образование как совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности и компетенции определенных объема и сложности, в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов.

Как видим, образование – это, прежде всего, общественное благо, и процитированное определение нигде и никак не включает в себя термин «услуга». В то же время в иных разделах закона категория услуга употребляется как часть термина «платная образовательная услуга», что, по-видимому, и стало причиной возникновения негативной коннотации понятия «услуга», фактически низводящей образовательную сферу до уровня бытовой сферы услуг – парикмахерских, мастерских по ремонту обуви и т.д.

Тот факт, что образовательные организации предоставляют именно услуги, а не общественно значимое благо, вытекает из статьи 9.2 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях». Часть 1 этой статьи устанавливает, что бюджетным учреждением признается некоммерческая организация, созданная Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием для выполнения работ, оказания услуг в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта, а также в иных сферах.

Аналогичные нормы содержатся и в Федеральном законе от 03.11.2006 N 174-ФЗ «Об автономных учреждениях».

Таким образом, использование термина «услуга» в применении к сфере образования предопределяется закрепленным законом статусом государственного или муниципального учреждения, причем, как мы видели, этот статус относится вообще ко всем государственным и муниципальным учреждениям вне зависимости от сферы деятельности.

Безусловно, термин «услуга» в самой малой степени подходит для сферы образования. Поэтому в принципе было бы логично выделить из общего ряда учреждений отдельно государственные и муниципальные образовательные учреждения и закрепить в законе, что они предоставляют не услуги, а общественное благо, и закрепить таким образом их фактический особый организационно-правовой статус. Но такой же вопрос неизбежно возникнет и в применении к учреждениям культуры, науки, здравоохранения и другим в силу общей некоммерческой природы их деятельности.

В связи с этим, возможно, не меняя указанного закона о некоммерческих организациях, в большей степени использовать для определения статуса государственных и муниципальных образовательных организаций уже имеющиеся специальные «образовательные» нормы, направленные на регулирование целей, задач, условий деятельности указанных образовательных организаций.

 

Насилие в образовательных организациях: что делать?

Не открою секрета, если скажу, что насилие в школах, техникумах, других образовательных организациях в различных формах было всегда.

Отдельные периоды очевидного роста насилия во взаимоотношениях между учениками и между учениками и учителями приходились на время застоя при заглохших социальных лифтах и вырождении официальной идеологии пионерских и комсомольских организаций в 70–80-е годы прошлого века в СССР, либо на периоды во время и после крупных исторических потрясений – в 20-е годы, в 40-50-е и в 90-е годы прошлого века.

В этом смысле нынешнее время не является чем-то уникальным. В ходе борьбы с такого рода насилием недопустимо как потакание учителям, пишущим на лбах учеников слово «дурак», так и нарушающим нормы поведения в образовательной организации подросткам, ставившим на уши весь класс и группу.

С точки зрения права ученик, в том числе несовершеннолетний – обладатель гарантированных Конституцией России прав, принадлежащих ему с момента рождения. Так, например, Конституция России предусматривает защиту и охрану такого объекта, как «достоинство личности» – согласно части 1 статьи 21 Конституции, ничто не может быть основанием для его умаления.

Кроме того, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию (часть 2 указанной статьи 21 Конституции России). В развитие этого Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» в части 3 статьи 43 предусматривает, что дисциплина в организации, осуществляющей образовательную деятельность, поддерживается на основе уважения человеческого достоинства обучающихся, педагогических работников. Данный закон устанавливает запрет на применение физического и (или) психического насилия по отношению к обучающимся.

Поэтому недопустимы любые действия педагогов, объективно унижающие достоинство учеников, в том числе использование ненормативной лексики, обзывание обидными словами. Безусловно, во многих ситуациях имеется очень тонкая грань между унижением человеческого достоинства и выбором некоторых, объективно необходимых методов воспитания. Недопущение перехода этой грани предопределяется степенью профессионализма педагога.

Далеко не всегда жертвой насилия являются ученики, иногда и учителя становятся жертвой со стороны подопечных. Нужно отметить, что потакание со стороны директора, преподавателя, учителя неадекватному поведению учеников во время занятий нарушает также гарантированное Конституцией право других учеников на доступность образования соответствующего вида. Учитель, преподаватель, вместо того чтобы заниматься адекватными учениками, вынужден отбиваться от нападок хулиганистого подростка и наводить дисциплину во время занятия. В результате другие ученики, желающие учиться, не получают необходимого с точки зрения ФГОСа объема информации и программируются на заведомое отставание.

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» предусматривает достаточно обширный перечень обязанностей обучающихся, к числу которых относятся обязанность добросовестно осваивать образовательную программу, в том числе посещать предусмотренные учебным планом учебные занятия, осуществлять самостоятельную подготовку к занятиям, выполнять задания, данные педагогическими работниками в рамках образовательной программы, выполнять требования устава организации, осуществляющей образовательную деятельность, правила внутреннего распорядка, уважать честь и достоинство других обучающихся и работников организации, осуществляющей образовательную деятельность, не создавать препятствий для получения образования другими обучающимися.

Исходя из вышеизложенного следует, что одно из главных условий для подавления насилия в образовательной организации – институционализация конфликта, то есть перевод его в стадию отношений, регулируемых в рамках официально установленных норм, правил, санкций.

Подавление насилия, с чьей бы стороны оно ни происходило, должно осуществляться посредством применения и строгого следования установленным процедурам, как, собственно, это происходит во «взрослой» жизни с арбитражными и общими судами и правоохранительной системой в целом. При нормально работающих институтах разрешения конфликтов, воспринимаемых как справедливые в государстве и в отдельной организации, нет необходимости в появлении и поддержании существования неформальных «авторитетов», в том числе школьных авторитетов, закулисных интриг, намеренного провоцирования, использования «крыши» как защитного механизма и других поддерживающих и создающих причины для насилия явлений.

Порядок применения и снятия дисциплинарных взысканий, виды мер дисциплинарного взыскания к обучающемуся, помимо Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», установлены приказом Минобрнауки России от 15.03.2013 № 185. Важно отметить, что решение о применении взыскания к обучающемуся может быть обжаловано родителями и самими обучающимися.

Согласно Федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации», в образовательной организации создается комиссия по урегулированию споров между участниками образовательных отношений. В данной комиссии обеспечивается равное представительство совершеннолетних обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся, работников организации, осуществляющей образовательную деятельность. Решение данной комиссии является обязательным для всех и подлежит исполнению в сроки, предусмотренные указанным решением.

Таким образом, объем насилия в образовательных организациях прямо пропорционален эффективности действующих в организации институтов – правил, норм, локальных актов, комиссий и иных совещательных органов.

 

Ночной дозор: право на вознаграждение

Сфера образования – одна из немногих, которые могут похвастаться множеством работников, искренне и с энтузиазмом относящихся к своему делу. Среди учителей, преподавателей, методистов, руководителей образовательных организаций можно найти немало трудоголиков, готовых работать даже ночью, если дело того требует.

Как правило, работа ночью – это вынужденный режим, возникший под влиянием каких-либо внешних обстоятельств. Тем не менее нечасто можно увидеть работников образовательной сферы, которые бы отсиживали по времени «от и до» на рабочем месте в школе, особенно в ситуации, когда необходимо, например, срочно подготовить какую-нибудь важную презентацию или отчет «наверх» со сроком «вчера». Приходится оставаться на рабочем месте до завершения работы, получая в итоге скромное «спасибо» от руководства и (или) обещание учесть при распределении премии. При этом дома остаются собственные дети, требующие внимания, и (или) иные серьезные домашние дела.

Тем не менее работа за официально установленными рамками рабочего дня и тем более работа ночью, где бы она ни была, самим фактом автоматически порождает юридические последствия в виде права работников на дополнительное финансовое возмещение.

С точки зрения законодательства, ночное время – это период с 22 до 6 часов. Работа ночью подробно регламентирована законодательством, в том числе в части гарантий. Так, например, не могут быть привлечены к работе в ночное время беременные женщины и лица, не достигшие 18 лет. Исключение составляют участвующие в создании и (или) исполнении художественных произведений, а также спортсмены, тренеры, условия рабочего времени которых могут устанавливаться коллективными и трудовыми договорами, соглашениями, локальными нормативными актами.

Нас, однако, в первую очередь интересует финансовая сторона вопроса. Согласно статье 154 ТК РФ, каждый час работы в ночное время оплачивается в повышенном размере по сравнению с работой в нормальных условиях, но не ниже размеров, установленных правительством Российской Федерации.

Смотрим постановление правительства РФ от 22.07.2008 № 554 «О минимальном размере повышения оплаты труда за работу в ночное время». В нем говорится, что за каждый час такой работы минимальный размер повышения оплаты труда составляет 20 процентов часовой тарифной ставки (оклада (должностного оклада)).

Соответственно, работу в ночное время следует компенсировать не выплатой разовой премии когда-то, в далеком или недалеком будущем, а посредством назначения компенсационной выплаты в установленном размере. Еще раз подчеркнем, что речь идет о минимальном размере компенсации. Соответственно, размер компенсационной выплаты в рамках образовательной организации может быть повышен по сравнению с установленным вышеуказанным постановлением правительства.

Назначение компенсационной выплаты не лишает работника права на получение премии не за сам факт работы в ночное время, а за высокие результаты и эффективность своей профессиональной деятельности, в том числе и в ночное время, если таковая имела место.

 

Голову с плеч директору за то, что он – директор

Оказывается, любого директора возможно в любой момент уволить без особых проблем. Впрочем, в сфере образования эта норма используется сравнительно редко.

В стихотворении поэта Андрея Дементьева «Ни о чем не жалейте» есть такие строки: «…Кто-то в гении выбился, кто-то в начальство... Не жалейте, что вам не досталось их бед».

Примем этот тезис за эпиграф и поговорим о некоторых бедах «главного педагогического начальника», таящихся в части 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации – «Дополнительные основания для прекращения трудового договора с руководителем организации».

Согласно данной норме орган власти, представляющий учредителя образовательной организации, в любое время может уволить директора (ректора) с должности – или, говоря юридическим языком, «принять решение о прекращении трудового договора».

Что ж, норма понятная. Перестал удовлетворять учредителя – свободен. Но есть здесь одна этическая тонкость – увольняющая инстанция полностью освобождена от необходимости указывать или как-либо иначе обозначать мотивы увольнения. То есть получается так: у учредителя, несомненно, есть какие-то основания для такого решения, но при этом сам директор (ректор) может не иметь о них ни малейшего понятия: ему не предъявляется ровным счетом никаких претензий, он не чувствует за собой никакой вины – он просто получает приказ и находит «утешение» в том, что увольнение «по статье» предполагает выплату компенсации «в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка, исчисляемого исходя из фактически начисленной заработной платы и фактически отработанного времени за последние 12 календарных месяцев».

(Кстати, заметим в скобках: если бы вина имелась, то всё было бы гораздо яснее и проще: в дело пошли бы другие, вполне конкретные основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя.)

Разумеется, обоснованность данной статьи многим казалась (и до сих пор кажется) спорной и несправедливой: критики считают, что она ставит в неравные условия руководителя с другими работниками. Но снова сошлюсь на действующее законодательство: согласно Определению Верховного суда РФ от 17.12.2010 № 55-В10-2, по смыслу положений части 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации в его взаимосвязи со статьей 81 и пунктами 1 и 3 статьи 278 ТК РФ, при расторжении трудового договора с руководителем организации по решению уполномоченного органа юридического лица не требуется указывать те или иные конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость прекращения трудового договора.

Итак, подведем итог. Да, любого директора (ректора) возможно в любой момент уволить без особых проблем. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что именно в сфере образования эта норма используется сравнительно редко. К тому же в качестве некой компенсации можно рассматривать подтвержденную тем же решением Верховного суда РФ возможность оспорить решение учредителя, поскольку право досрочно прекратить трудовой договор с руководителем организации без указания мотивов увольнения не означает, что учредитель обладает неограниченной свободой усмотрения при принятии такого решения и вправе действовать произвольно, вопреки целям предоставления указанного правомочия, не принимая во внимание законные интересы организации, а руководитель организации лишается гарантий судебной защиты от возможного произвола и дискриминации. Положения пункта 2 статьи 278 ТК РФ не препятствуют руководителю организации, если он считает, что решение о досрочном прекращении трудового договора с ним фактически обусловлено такими обстоятельствами, которые свидетельствуют о дискриминации, злоупотреблении правом, оспорить увольнение в судебном порядке. Так что суд потенциально может восстановить руководителя образовательной организации в должности и принять решение о выплате соответствующей компенсации. И такие случаи тоже бывали.

Словом, продвинутому работнику, претендующему на место руководителя образовательной организации, нелишне принять к сведению информацию, изложенную выше.

   

«Пришельцы» в образовании

В очередной «чеховке» хотел бы отметить устойчивое, фиксируемое учеными и практиками явление, отражавшее общественные изменения в сфере образования в период 1990–2000-х гг. Оно продолжается и сейчас, и, думаю, будет продолжаться в будущем. Речь идет о притоке в сферу образования (в ее организации) специалистов из других сфер деятельности.

Как правило, это выходцы из науки и искусства, а также бывшие военные: для школ и вузов привычна картина, когда преподавателем-организатором основ безопасности жизнедеятельности, тренером или замом директора, проректором по безопасности является человек, ранее служивший государству в погонах.

Однако нередки и ситуации, когда специалисты из других областей занимают и «чисто педагогические», и административно-педагогические должности (учителей, заместителей руководителей образовательных организаций по учебной работе, проректоров по учебной, научной, воспитательной работе, руководителей и ректоров).

В этом смысле постоянно повторяющиеся причитания, что, дескать, лучшие выпускники педагогических университетов не идут работать в школу, нужно воспринимать с поправкой на то обстоятельство, что сфера образования по факту является местом притяжения самых разных людей, многие из которых достигли успеха в какой-то иной профессиональной области.

Ценный момент этого процесса в том, что таким образом наша сфера пополняется в основном мужским контингентом, разбавляя традиционное преобладание в ней женщин. Другой положительный фактор – уже давно наметившийся приток в организации профессионального образования работников из сферы бизнеса (в качестве руководителей и их заместителей).

 

Замечательно, что некоторые из «пришельцев» достигают на новом месте весьма значительных результатов.

Так, например, абсолютным победителем конкурса «Учитель года России-2012» стал Александр Демахин – драматург, лауреат премий «Действующие лица» и «Триумф», выпускник режиссерского факультета ГИТИСа (мастерская С. Женовача).

По своей работе в Рособрнадзоре также могу из профессиональных представителей ректорского корпуса – бывших военных вспомнить, в частности, Евгения Кострова, ректора Института экономики и культуры, профессора Академии военных наук, почетного работника высшего образования РФ и одновременно – имеющего многочисленные награды участника боевых действий в Афганистане и локальных межнациональных конфликтов на территории бывшего СССР. Такие работники привносят в сферу образования свой опыт и знания и увеличивают ее совокупный потенциал.

Подчеркну, что говорю в данном случае именно об обычных образовательных организациях высшего образования, готовящих кадры для широкого спектра областей деятельности, а не о специализированных образовательных организациях, относящихся к ведению Минобороны, МВД, ФСБ, Наркоконтроля и других подобных. Руководители и преподаватели этих образовательных организаций по факту являются одновременно служащими соответствующих ведомств. Также вполне естественна ситуация, когда ректором, например, художественного института является известный художник, для которого сам по себе высокий статус в своей профессиональной области может во многом компенсировать отсутствие длительного педагогического опыта.

Однако для укрепления рассматриваемой тенденции система образования должна быть открытой, что предполагает множественность точек входа и благоприятный климат для приходящих извне работников. В этом смысле система образования более толерантна, чем традиционно закрытые системы с мощной внутрикорпоративной солидарностью, как, например, адвокатские сообщества.

С правовой позиции точкой входа в систему образования являются квалификационные требования, которые могут либо ограничивать, либо, наоборот, расширять возможности людей извне. Безусловно, основная функция квалификационных требований – обеспечить приток наиболее подготовленных людей, ограничивая возможность проникновения слабых, но не делая при этом систему полностью закрытой.

Раздел «Квалификационные характеристики должностей работников образования» Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, утвержденного приказом Минздравсоцразвития РФ от 26.08.2010 № 761н, предусматривает, что в принципе должность учителя может занять человек, не только обладающий высшим образованием или средним профессиональным образованием по направлению подготовки «Образование и педагогика», но и высшим образованием, соответствующим преподаваемому предмету, или даже с любым высшим образованием, но с дополнительным профессиональным образованием по направлению деятельности в образовательном учреждении. Таким образом, в применении к должности учителя квалификационные требования не исключают возможностей для притока специалистов извне, устанавливая при этом достаточно серьезные требования по переподготовке.

Тем не менее немного зауженными выглядят квалификационные требования к образованию руководителя (директора, заведующего, начальника) образовательной организации, предусматривающие необходимость наличия высшего образования по направлениям подготовки «Государственное и муниципальное управление», «Менеджмент», «Управление персоналом» или высшего образования и дополнительного профессионального образования в области государственного и муниципального управления или менеджмента и экономики. Как показывает практика, обладание дипломами по данным направлениям в условиях современной России далеко не всегда гарантирует даже знание элементарных управленческих технологий, не говоря о самой способности руководить сложным педагогическим коллективом. Следовательно, выглядит не совсем оправданным установка на управление, экономику и менеджмент в качестве необходимого и единственно возможного базового образования.

Образование в области управления и экономики, безусловно необходимое для руководства образовательной организацией, можно приобрести в режиме переподготовки, уже обладая, например, педагогическим образованием, тем более что, как показывает практика, именно из педагогов получаются прекрасные управленцы во всех областях деятельности.


Возврат к списку