Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Аналитический обзор

судебной практики по вопросам, касающимся трудовых отношений педагогических работников

(на уровне общего образования за 2018-2019 годы)

 

Введение

I. Иски к Управлению Пенсионного фонда РФ о признании незаконным отказа в назначении досрочно страховой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью и назначении пенсии

II. Иски о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула

III. Иски об отмене приказа о снижении трудовой нагрузки, начислении и выплате разницы в заработной плате

IV. Иски о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе

V. Иски о признании незаконным приказа о наложении дисциплинарного взыскания, приказа о снятии стимулирующих выплат

Выводы

 

Введение 

Разрешение трудовых споров осуществляется в порядке гражданского судопроизводства, основополагающими принципами которого являются принципы состязательности и диспозитивности.

Дела по спорам, возникшим из трудовых отношений, подсудны судам общей юрисдикции и рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции. Это следует из п. 1 ч. 1 ст. 22, ст. 24 ГПК РФ, ст. ст. 382, 391 ТК РФ, абз. 1 п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

В процессе анализа решений судов были изучены решения районных судов, дислоцированных на всей территории Российской Федерации. Из всего массива проанализированных судебных дел (около 300 решений) были выбраны те, которые представляли наибольшую актуальность и значимость в рамках проводимого исследования, по которым педагоги чаще всего обращаются в суды за восстановление нарушенных прав. 

 

I. Иски к Управлению Пенсионного фонда РФ о признании незаконным отказа в назначении досрочно страховой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью и назначении пенсии

По искам к Управлению Пенсионного фонда РФ о признании незаконным отказа в назначении досрочно страховой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью и назначении пенсии было рассмотрено порядка 64 дел. Из них в 2018 г. судами было рассмотрено 41 дело, в 2019 г. – 33.

В Амурской области – 2 дела

Архангельская область – 3 дела

Белгородская область – 1 дело

Волгоградская область – 4 дела

Воронежская область – 2 дела

Город Санкт-Петербург – 1 дело

Забайкальский край – 1 дело

Калининградская область – 2 дела

Кемеровская область – 4 дела

Кировская область – 3 дела

Краснодарский край – 1 дело

Красноярский край – 2 дела

Мурманская область – 1 дело

Нижегородская область – 7 дел

Оренбургская область – 5 дел

Пензенская область – 5 дел

Пермский край – 5 дел

Приморский край – 1 дело

Псковская область – 3 дела

Республика Башкортостан – 1дело

Республика Крым – 1 дело

Республика Хакасия – 1 дело

Ростовская область – 1 дело

Рязанская область – 1 дело

Самарская область – 2 дела

Саратовская область – 4 дела

Свердловская область – 2 дело

Ставропольский край – 2 дело

Тамбовская область – 1 дело

Томская область – 1 дело

Тульская область – 1 дело

Удмуртская Республика – 4 дела

Ульяновская область – 1 дело

Хабаровский край – 1 дело

Челябинская область – 1 дело

Чувашская Республика – 1 дело

Ярославская область – 2 дела.

Основаниями для обращения граждан в судебные органы служат отказ Управлениями Пенсионного фонда РФ в назначении досрочной страховой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью в виду не включения в специальный педагогический стаж периоды работы курсов повышения квалификации.

Как показывает мониторинг, суды при рассмотрении споров о признании незаконным отказ в назначении досрочно страховой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью и назначении пенсии досконально устанавливают юридические основания наличия соответствующих льгот.

При этом суды в большинстве случаев признают право граждан на включение периодов работы в стаж работы, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости.

Например, Макарова Н.А. обратилась в Новоалександровский районный суд Ставропольского края с иском к ГУ-УПФ РФ по Новоалександровскому району Ставропольского края (межрайонное) об оспаривании решения об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости. Требования мотивированы тем, что 13.11.2017 она обратилась в ГУ-УПФ РФ по Новоалександровскому району с заявлением о досрочном назначении пенсии по старости лицам. 19.01.2018 решением УПФ ей было отказано в назначении указанной пенсии в связи с отсутствием требуемого стажа. ГУ-УПФ РФ по Новоалександровскому району Ставропольского края (межрайонное) не были включены периоды ее работы:

- с 01.09.1992 по 20.07.1997 в должности библиотекаря с педагогической нагрузкой часов русского языка и литературы в МБОУ Обуховская СОШ без занятия штанной должности учитель, поскольку факт работы в должности учителя русского языка и литературы не подтвержден актом документальной проверки Управления ПФР в Азовском районе Ростовской области от 26.12.2017 № 36. В указанный период Макарова Н.А. работала в должности библиотекаря, не предусмотренной Списком №781;

- период нахождения на курсах повышения квалификации с 12.05.2013 по 17.05.2013.

Суд исковое заявление Макаровой Н.А. к ГУ-УПФ РФ по Новоалександровскому району Ставропольского края (межрайонное) об оспаривании решения об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости удовлетворил, признал незаконным решение ГУ-УПФ РФ по Новоалександровскому району Ставропольского края (межрайонное) об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости. Обязал Государственное учреждение – Управление Пенсионного Фонда Российской Федерации по Новоалександровскому району Ставропольского края (межрайонное) включить периоды работы Макаровой Н.А. с 01.09.1992 по 20.07.1997 в должности учителя русского языка и литературы Обуховской СОШ № 2 Азовского района Ростовской области и нахождения на курсах повышения квалификации с 12.05.2013 по 17.05.2013 (Решение Новоалександровского районного суда Ставропольского края от 23 июля 2018 г по делу № 2-512/2018).

Аналогичное решение было вынесено Дубовским районным судом Волгоградской области (Решение от 15 ноября 2018 г. по делу № 2-852/2018) по иску Котляровой И.В., которая обратилась в суд с иском к ответчику УПФР. В специальный стаж не были засчитаны периоды нахождения на курсах повышения квалификации. Требования истицы были удовлетворены в полном объеме.

Разрешая вопрос о включении в специальный стаж периодов нахождения на курсах повышения квалификации, суды учитывают, что периоды нахождения на курсах повышения квалификации являются периодами работы с сохранением средней заработной платы, с которой работодатель должен производить отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации. В связи с этим суды приходят к выводу о том, что спорные периоды нахождения на курсах повышения квалификации подлежат включению в специальный страховой стаж истца, дающий право на получение досрочной страховой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью.

 

II. Иски о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула

За рассматриваемый период судами было рассмотрено 2 судебных дела по искам о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула. В частности, такие дела были рассмотрены в Хабаровском крае (2019 г.) и в Республике Хакасия (2018 г.).

Оба случая были связаны с наличием у истцов фактов привлечения их к уголовной ответственности.

Так, в решении от 28 января 2019 г. по делу № 2-5543/2019 Индустриального районного суда г. Хабаровска судом установлено, что Туркина Н.В. работала в МБОУ СОШ № 67 им. В.Н. Шатова в должности учителя начальных классов.

Туркина Н.В. была уволена по п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса РФ. Основанием увольнения послужило представление прокуратуры. Из надзорного производства прокуратуры следует, что в ходе прокурорской проверки по обращению Досмакановой Н.В. по факту допустимости осуществления педагогической деятельности Туркиной Н.В. в должности учителя начальных классов МБОУ СОШ № 67 им. В.Н. Шатова, установлено, что в соответствии со сведениями Информационного центра УМВД России по г. Хабаровску, предоставленными образовательному учреждению осуждена Индустриальным районным судом г. Хабаровска по ст. 116 УК РФ к исправительным работам на 6 месяцев с удержанием в доход государства 5 % в силу ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 6 месяцев, от наказания освобождена по амнистии.

Согласно приговору Индустриального районного суда Туркина Н.В. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, которое выразилось в том, что на первом этаже СШ, в ходе произошедшего между и ученицей 3 класса несовершеннолетней Прокопенко Ксенией конфликта по поводу неявки на собрание родителей последней, в ходе которого Туркина Н.В. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, обозвав Прокопенко К., схватила последнюю за волосы и умышленно ударила один раз головой о стену, причинив последней ссадину и ушиб мягких тканей лица, которые как вред здоровью не расцениваются. На основании ст. 5 Постановления Государственной Думы РФ «Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин» - Туркина Н.В. освобождена от наказания.

Суд пришел к выводу, что у ответчика, как у работодателя имелись достаточные основания для её увольнения по основанию, предусмотренному п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку на момент увольнения истца у нее не имелось решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав о допуске её к соответствующему виду деятельности, руководством школы истец характеризуется исходя из её поведения и поступков как влияющей на безопасность жизни и здоровье детей, нравственности несовершеннолетней. При этом увольнение истца произведено в соответствии с требованиями действующего трудового законодательства, порядок увольнения не нарушен, и поэтому требования Туркиной Н.В. о восстановлении на работе не подлежат удовлетворению.

Схожее решение вынес Абаканский городской суд Республике Хакасия (Решение от 14 июня 2018 г. по делу № 2-3701/2018).

Марченко Н.Л. работала в МБОУ г. Абакана «СОШ № 7» в должности учителя. Приказом директора школы была отстранена от работы, уволена с занимаемой должности на основании п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ.

Из справки ИЦ МВД по РХ следует, что Марченко Н.Л. арестована на основании постановления городского суда в связи с возбуждением уголовного дела по ч. 1 ст. 234 УК РФ за незаконные изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка в целях сбыта, а равно незаконный сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, либо оборудования для их изготовления или переработки).

Марченко Н.Л. освобождена на основании ст. 332, 339 УПК РСФСР. Уголовное дело прекращено СО ОВД на основании ст. 26 УПК РФ – прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки.

Судом было установлено, что порядок увольнения истца с работы не нарушен.

Вывод судов по обоим делам – истцам отказано в удовлетворении их требований в полном объеме.

 

III. Иски об отмене приказа о снижении трудовой нагрузки, начислении и выплате разницы в заработной плате

За 2018-2019 г. на территории РФ судами было рассмотрено 14 гражданских дел по искам педагогов к МОБУ СОШ о снижении трудовой нагрузки, начислении и выплате разницы в заработной плате.

В 2018 г. было рассмотрено 11 гражданских дел, в 2019 г. – 3.

Республика Башкортостан – 2

Ханты-Мансийский автономный округ – 1 (2019 г.)

Республики Дагестан – 1

Волгоградская область – 1

Забайкальский край – 1

Кировская область – 1

Республика Татарстан – 1

Кемеровская область – 1 (2019 г.)

Нижегородская область – 1

Удмуртская Республика – 2

Республика Коми – 1 (2019 г.)

Республика Саха (Якутия) – 1

Отметим, что из всех рассмотренных судами дел исковые требования заявителей были удовлетворены в трех случаях из 14.

Заявители оспаривали приказы директоров средних общеобразовательных школ о снижении трудовой нагрузки

Так, положительные решения были вынесены Стерлитамакским городским судом Республики Башкортостан (решения по делам от 04 февраля 2019 г. № 2-631/2019 и от 25 марта 2019 г. № 2-561/2019) и Сарапульским районным судом Удмуртской Республики (решение по делу от 28 мая 2018 г. по делу № 2-442/2018).

В частности, в решениях Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 25 марта 2019 г. № 2-561/2019 и Сарапульского районного суда Удмуртской Республики от 28 мая 2018 г. по делу № 2-442/2018 были установлены нарушения со стороны руководства МОБУ СОШ процедуры, предусмотренной ст. 74 ТК РФ, а также положений п. 1.8 приказа Минобрнауки России от 22.12.2014 № 1601 «О продолжительности рабочего времени (нормах часов педагогической работы за ставку заработной платы) педагогических работников и о порядке определения учебной нагрузки педагогических работников, оговариваемой в трудовом договоре», в связи с чем суды признали, что снижение учебной нагрузки является односторонним изменением работодателем существенных условий трудового договора, что свидетельствует о нарушении трудовых прав истца.

В решении по делу от 04 февраля 2019 г. № 2-631/2019, рассмотренному Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан по иску Сафиной Д.Д. к МОБУ СОШ с. Наумовка МР Стерлитамакский район РБ об отмене приказа о снижении трудовой нагрузки, начислении и выплате разницы в заработной плате, исковые требования истицы были удовлетворены судов в связи с нарушением работодателем порядка ознакомления сотрудника с приказом об изменении педагогической нагрузки.

Так, судом было установлено, что, что 01 сентября 2016 г. между МОБУ с. Наумовка МР Стерлитамакский район РБ и Сафиной Д.Д. заключен трудовой договор, согласно которому работодатель предоставляет работнику в должности учителя физики и математики, а работник обязуется лично выполнять работу в соответствии с условиями трудового договора. Согласно положениям трудового договора Сафиной Д.Д. установлена продолжительность рабочего времени – 19 часов в неделю. Дополнительным соглашением от 01.09.2017 г. к трудовому договору от 01.09.2016 г. установлена продолжительность рабочего времени в количестве 23 часов в неделю.

Приказом от 31 августа 2018 г. «О тарифицируемой педагогической нагрузке на 2018-2019 учебный год» с 01.09.2018 г. Сафиной Д.Д. установлена нагрузка в размере 10 часов, что подтверждается также тарификационным списком учителей и других работников МОБУ СОШ С. Наумовка.

Из приложения к приказу от 31 августа 2018 г. следует, что Сафина Д.Д. с приказом не ознакомлена.

В виду сокращения трудовой нагрузки, Сафина Д.Д. обращалась к ответчику с заявлением о возврате количества часов. Ответом от 28.09.2018н. администрацией школы было рекомендовано направить истца на курсы повышения квалификации. При изложенных обстоятельствах, работодатель при наличии отказа работника согласовать изменения существенных условий труда должен был перейти к процедуре, предусмотренной ст. 74 ТК РФ, что сделано не было.

В вязи с тем, что Сафина Д.Д. продолжала работать в МОБУ СОШ с. Наумовка МР Стерлитамакский район РБ, каких-либо соглашений об изменении условий трудового договора сторонами не заключалось, то снижение учебной нагрузки является односторонним изменением работодателем существенных условий трудового договора, что свидетельствует о нарушении трудовых прав истца.

Принимая во внимание, что работодатель изменил существенные условия трудового договора с истцом в одностороннем порядке, судом было вынесено решение об отмене приказа директора МОБУ СОШ с. Наумовка МР Стерлитамакский район РБ от 31.08.2018 г. о тарифицируемой педагогической нагрузке на 2018-2019 учебный год в части установления нагрузки Сафиной Д.Д. в размере 10 часов и уменьшении заработной платы с 01.09.2018 г.

Решением суда Сафина Д.Д. была восстановлена в правах и на условиях Дополнительного соглашения от 01.09.2017 г. к трудовому договору от 01.09.2016 г.

 

IV. Иски о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе

Данная категория дел является наиболее распространённой. Заявители обращаются в судебные органы за защитой своих прав, связанных с незаконным увольнение и восстановлением на работе. В большинстве рассмотренных случаев оспариваемыми являются случаи увольнения в связи с наложением дисциплинарного взыскания, в период временной нетрудоспособности, в период пребывания в отпуске, увольнение по результатам аттестации.

Иски о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе рассматриваются судами с обязательным участием прокурора (ст. 45 ГПК РФ).

Всего за 2018-2019 г. судами было рассмотрено 77 гражданских дел по рассматриваемой категории. При этом в 2018 г. количество таких дел составило 58, в 2019 – 19.

Алтайский край – 3

Амурская область – 1

Архангельская область – 3 (1 в 2019)

Белгородская область – 2

Город Санкт-Петербург – 3

Забайкальский край – 1 (2019)

Кабардино-Балкарская Республика – 1

Карачаево-Черкесская Республика – 2

Кировская область – 3 (1 в 2019)

Липецкая область – 1 (2019)

Магаданская область – 1

Московская область – 8 (6 в 2019)

Мурманская область – 2

Новгородская область – 1

Новосибирская область – 3 (1 в 2019)

Оренбургская область – 4

Пермский край – 2 (1 в 2019)

Республика Алтай – 1

Республика Башкортостан – 1

Республика Бурятия – 1 (2019)

Республика Дагестан – 4

Республика Карелия – 3 (1 в 2019)

Ханты-Мансийский автономный округ – 1

Республика Саха (Якутия) – 1

Республика Татарстан – 2

Республика Хакасия – 1

Ростовская область – 3

Рязанская область – 1

Самарская область – 2 (1 в 2019)

Саратовская область – 2

Свердловская область – 1

Ставропольский край – 2

Тульская область – 1

Удмуртская Республика – 1 (2019)

Хабаровский край – 1 (2019)

Ханты-Мансийский автономный округ – 2 (1 в 2019)

Челябинская область – 4 (1 в 2019)

Чеченская Республика – 1.

Принимая во внимание, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно и дисциплинарной, ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.

В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

В виду сложности рассматриваемых вопросов суды тщательно рассматривают данную категорию дел.

Так, согласно части 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Эти и иные положения статьи 37 Конституции Российской Федерации, закрепляющие гарантии свободного труда, корреспондируют положениям Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах: участвующие в данном Пакте государства, согласно пункту 1 его статьи 6, признают право на труд, включающее право каждого человека зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается, и предпримут надлежащие шаги к обеспечению этого права.

Положения статьи 37 Конституции Российской Федерации, обусловливая свободу трудового договора, право работника и работодателя посредством согласования воль устанавливать его условия и решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, вместе с тем выступают в качестве конституционно - правовой меры этой свободы, границы которой стороны не вправе нарушать. Поэтому, заключая трудовой договор, работодатель обязан обеспечить работнику условия труда в соответствии с указанными требованиями Конституции Российской Федерации, а работник – лично выполнять определенную соглашением трудовую функцию, соблюдая действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка.

Федеральный законодатель, регулируя вопросы возникновения, изменения и прекращения трудовых отношений, в целях обеспечения конституционной свободы трудового договора в силу статей 71 (пункт «в») и 72 (пункт «к» части 1) Конституции Российской Федерации правомочен предусматривать негативные правовые последствия невыполнения стороной принятых на себя обязательств по трудовому договору, адекватные степени нарушения прав и законных интересов другой стороны, в том числе условия расторжения трудового договора по инициативе одной из сторон. Однако при этом он должен учитывать и иные защищаемые Конституцией Российской Федерации социальные ценности.

Согласно положениям статьи 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; увольнение по соответствующим основаниям.

В силу пункта 5 части 1 статьи 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

В связи с тем, что увольнение по пункту 5 части 1 статьи 81 ТК РФ является одним из видов дисциплинарных взысканий, на него распространяется установленный статьей 193 ТК РФ порядок применения дисциплинарных взысканий.

Статьей 193 ТК РФ предусмотрено, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки – позднее двух лет со дня его совершения. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

В пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 33 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской, при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено. Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 части первой статьи 81 ТК РФ, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части 1 статьи 81 ТК РФ, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что: совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; работодателем были соблюдены предусмотренные частями 3 и 4 статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания (подпункты 1, 2 пункта 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2).

В силу части 2 статьи 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (часть 1 статьи 196 ГПК РФ).

В качестве иллюстрации приведём решение Центрального районного суда г. Воронежа от 12 сентября 2018 г. по делу № 2-2780/2018.

Истец Агалакова В.М. обратилась с иском к ответчику МБОУ СОШ №70, указывая, что состояла с ответчиком в трудовых правоотношениях в должности учителя. Приказом от 06 июня 2018 года была уволена за неоднократное нарушение трудовой дисциплины и неисполнение должностных обязанностей. Основанием для увольнения послужили приказы о привлечении истца к дисциплинарной ответственности от 06 декабря 2017 года, от 30 января 2018 года, от 04 мая 2018 года. Полагает, что дисциплинарные взыскания от 30 января, 04 мая и 06 июня 2018 года применены работодателем к ней незаконно, увольнение произведено с нарушением процедуры увольнения.

Из представленных суду документов и пояснений сторон, судом установлено, что Агалакова В.М. работала в организации ответчика в должности учителя английского языка с 04 февраля 2017 года.

Приказом № 130-к от 06 июня 2018 года трудовой договор с истцом был прекращен по п. 5 ст. 81 ТК РФ. Приказом № 131-к от 06 июня 2018 года, истец уволена. Поводом к применению взыскания в виде увольнения явилось совершение истцом дисциплинарного проступка 14 мая 2018 года, а также наличие непогашенных дисциплинарных взысканий, примененных к истцу приказами работодателя от 06 декабря 2017 года № 551-ОД, от 30 января 2018 года № 46-ОД, от 04 мая 2018 года № 229-ОД.

Из пояснений сторон и представленных в материалы дела документов следует, что 21 ноября 2017 года на уроке английского языка, который проводила Агалакова В.М., ученик играл игрушкой «радуга», на требования учителя убрать игрушку и принимать участие в уроке не реагировал. Агалакова В.М., находясь в нервозном состоянии, отобрала у ребенка игрушку и выбросила ее в открытое окно. После указанных действий учителя, учащийся начал оскорблять учителя Агалакову В.М., выражаясь в ее адрес нецензурной бранью. После чего, Агалакова В.М., пришла еще в более сильное эмоциональное возбуждение и стукнула ученика учебником по голове. Ребенок начал плакать и звонить по телефону своей матери, на требование учителя пройти вместе с ней к завучу ответил отказом. В результате данного конфликта, урок был сорван, мать учащегося обратилась к администрации школы с письменной жалобой, в которой просила принять к учителю Агалаковой В.М. меры воздействия, указывая на ее недопустимое поведение, унижающее ребенка.

По факту данного инцидента администрацией школы была создана комиссия и проведено внутришкольное расследование. Согласно акту от 27 ноября 2017 года, а также объяснениям Агалаковой В.М., описанные события нашли свое подтверждение. По результатам расследования конфликта, ученик по просьбе матери был переведен в другую подгруппу, к учителю Агалаковой В.М. было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора за низкий уровень профессионализма, нарушение п. 3.12 и 3.23 должностной инструкции.

Данный приказ истцом не оспаривался.

Приказом № 46-ОД от 30 января 2018 года к истцу применено дисциплинарное взыскание в виде замечания за нарушение п. 3.15 должностной инструкции учителя, п. 3.2 Правил внутреннего трудового распорядка и п. 3 Приказа по школе № 345-ОД от 01 сентября 2017 года. Дисциплинарный проступок Агалаковой В.М. выразился в нарушении дисциплины труда, при следующих обстоятельствах. В нарушение требований локальных нормативных актов, Агалакова В.М. 10 января 2018 года отсутствовала на производственном совещании, 17 января отсутствовала на заседании педсовета, а 25 января 2018 года допустила опоздание на работу.

Согласно п. 3.15 Должностной инструкции, а также п. 3.2 Правил внутреннего трудового распорядка, педагогические работники школы помимо основной трудовой функции обязаны присутствовать на всех мероприятиях служебного (рабочего) характера: заседаниях педагогического совета школы, производственных совещаниях (собраниях) и т.д.

В связи с отсутствием на обязательных для посещения всеми учителями школьных мероприятиях Агалакова В.М. давала письменные объяснения, объясняя свое отсутствие наличием у нее второй работы на курсах английского языка, которая по времени совпала с проводимыми мероприятиями. В судебном заседании она также ссылалась на указанные причины, которые по ее мнению являются уважительными и самого факта отсутствия на внутришкольных мероприятиях не отрицала. При этом полагала, что причины, указанные ею в объяснениях должны были быть приняты администрацией школы, как уважительные.

Суд не согласился с доводами истца по следующим основаниям.

Работа у ответчика являлась для истца основной. Доказательств того, что она предупреждала заблаговременно работодателя о невозможности своей явки на обязательные школьные мероприятия, истцом не представлено, как не представлено и доказательств того, что истец ставила в известность работодателя по основному месту работы о наличии у нее другого места работы. Никаких изменений в трудовой договор с истцом с учетом второго места работы также не вносилось.

Согласно приказу № 345-ОД от 01 сентября 2017 года, с которым истец была ознакомлена, учитель обязан являться на работу не позднее, чем за 20 минут до начала занятий (п. 3). Время начала занятий в МБОУ СОШ № 70 определено – 8 часов 30 минут. Таким образом, учитель должен являться на работу не позднее 8 часов 10 минут.

Факт опоздания на работу 25 января 2018 года, истцом также не отрицался. В судебном заседании истец пояснила, что 25 января 2018 года в городе были автомобильные пробки, и она действительно явилась на работу не в 8 часов 10 минут, а в 8 часов 25 минут, однако, урок ею был начат вовремя – в 8 часов 30 минут.

В деле имеется акт об отказе Агалаковой В.М. дать объяснения по данному факту, это обстоятельство также подтвердили свидетели, которые пояснили, что 29 января 2018 года в их присутствии Агалакова В.М. отказалась давать письменные объяснения по факту своего опоздания на работу 25 января 2018 года.

В ходе рассмотрения дела судом был установлен факт совершения дисциплинарных проступков 10 января 2018 года, 17 января 2018 года и 25 января 2018 года. Истец нарушила требования должностной инструкции, правил внутреннего трудового распорядка и приказа № 346-ОД от 01 сентября 2017 года.

Доводы истца о том, что ответчик не ознакомил ее с приказом № 46-ОД от 30 января 2018 года, суд не принял во внимание, исходя из следующего. В оспариваемом приказе действительно отсутствует подпись истца об ознакомлении. Однако ответчиком представлен акт об отказе истца от подписания приказа о дисциплинарном взыскании.

Свидетели, подписавшие указанный акт, будучи допрошенными в судебном заседании в качестве свидетелей, пояснили, что Агалакова В.М. в их присутствии прочитала приказ от 30 января 2018 года, но отказалась его подписать, ссылаясь на необходимость предварительно проконсультироваться с юристом. Данное обстоятельство ею не отрицалось, в судебном заседании истец подтвердила, что приказ она прочитала, но отказалась его подписывать. Из изложенного следует, что с приказом № 46-ОД от 30 января 2018 года, истец была ознакомлена, сам факт отсутствия в приказе ее подписи, не может указывать на то, что она с ним не знакомилась и не знала о его существовании.

Учитывая требования ст. 193 ТК РФ, а также конкретные обстоятельства дела, суд пришёл к выводу о том, что дисциплинарное взыскание в виде замечания, применено к истцу обоснованно, процедура применения дисциплинарного взыскания работодателем нарушена не была.

Проверяя законность и обоснованность приказа № 229-ОД от 04 мая 2018 года, суд исходил из следующего. Согласно п. 3.4 Должностной инструкции учителя английского языка, в должностные обязанности учителя входит разработка рабочих программ по своему предмету. Данное требование должностной инструкции истцом выполнено не было, рабочие программы на 2017 – 2018 учебный год не разрабатывались и завучу по УВР истцом не предоставлялись. Истец данное обстоятельство не отрицала.

Однако суд было установлено, что ответчиком была нарушена процедура применения дисциплинарного взыскания при вынесении приказа № 229-ОД.

Согласно ст. 193 ТК РФ, дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. Дисциплинарное взыскание, за исключением дисциплинарного взыскания за несоблюдение ограничений и запретов, неисполнение обязанностей, установленных законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции, не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка.

Из пояснений директора школы Левина Н.И. в судебном заседании следует, что конкретных сроков подготовки таких рабочих программ на очередной учебный год локальными нормативными актами школы не предусмотрено. Однако, по сложившейся практике, такие программы разрабатываются учителями и сдаются завучу по УВР в течение сентября месяца. Согласно докладной записке завуча по УВР на имя директора школы от 28 марта 2018 года, Агалаковой В.М. неоднократно предлагалось представить рабочие программы на 2017-2018 учетный год. Этого сделано не было, о чем завуч по УВР неоднократно информировала директора в первом полугодии 2017 года.

Таким образом, содержание данной докладной записки со всей очевидностью указывает на то, что и директору и завучу по УВР ФИО2 еще в первом полугодии 2017 года было известно о ненадлежащем исполнении Агалаковой В.М. своих обязанностей. При этом, дисциплинарное взыскание применено к истцу только 04 мая 2018 года, т.е. за пределами одного месяца со дня обнаружения проступка.

При таких обстоятельствах, приказ № 229-ОД от 04 мая 2018 года признан судом незаконным и подлежащим отмене.

Проверяя законность приказов № 130-к и № 131-к от 06 июня 2018 года, суд исходит из следующих обстоятельств. Как установлено судом 14 мая 2018 года Агалакова В.М. в нарушение Приказа № 196-ОД от 18 апреля 2018 года, оставила учащихся во время перемены в кабинете английского языка без надзора при открытом окне, детям, оставшимся без присмотра учителя, угрожала опасность. Кроме того, Агалаковой В.М. одновременно с собственными объяснениями были представлены объяснительные записки учащихся, которые были написаны детьми по указанию Агалаковой В.М., тем самым, Агалакова В.М. совершила дисциплинарный проступок, за которым последовало прекращение трудового договора и увольнение.

Согласно приказу № 196-ОД, при проветривании учебных кабинетов ученики могут находиться в учебных кабинетах только в присутствии учителя и под его наблюдением. При необходимости для учителя отлучиться из кабинета, все учащиеся должны выйти в рекреацию под контроль дежурного учителя, а учитель закрывает дверь на ключ (п. 1). Данные положения локального нормативного акта истцом соблюдены не были. Агалакова В.М., удалившись из кабинета английского языка, который проветривался, дверь кабинета на ключ не закрыла. Это привело к тому, что ученики в ее отсутствие вошли в кабинет и при открытых окнах бегали по кабинету, а один из учеников прыгал со стола на стол. Эту ситуацию случайно заметила завуч, попросила детей покинуть кабинет и поручила дежурному учителю присматривать за детьми до возвращения Агалаковой В.М. Эти обстоятельства истцом не оспаривались и подтверждаются докладными записками, пояснениями свидетелей таким образом, факт совершения истцом дисциплинарного проступка 14 мая 2018 года, также нашел свое подтверждение в ходе рассмотрения дела. Доводы истца о том, что она вышла ненадолго, думала, что скоро вернется, суд не принял во внимание, как не имеющие юридического значение для данного дела. Процедура применения дисциплинарного взыскания нарушена ответчиком не была, что истцом не оспаривается. От истца были затребованы письменные объяснения, с приказом истец была ознакомлена, сроки и порядок привлечения к дисциплинарной ответственности соблюдены.

Учитывая, что истец на 06 июня 2018 года уже имела три непогашенных дисциплинарных взыскания, работодатель правомерно посчитал возможным применить к истцу взыскание в виде увольнения.

Выводы суда о незаконности одного из четырех наложенных на истца взысканий согласно приказу № 229-ОД, не являются основанием для удовлетворения требований Агалаковой В.М. о незаконности ее увольнения. Работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Таким образом, требования истца о признании незаконным увольнения и об изменении формулировки увольнения были признаны судом не обоснованными и не подлежащими удовлетворению.

В решении Курчатовского районного суда г. Челябинска от 13 сентября 2018 г. по делу № 2-4279/2018 исковые требования заявителя были удовлетворены, так как при увольнении не была соблюдена процедура увольнения – истец была уволена, когда находилась на больничном.

Так, Копленко Н.В. обратилась в суд с иском к МБОУ «СОШ №137 г. Челябинска» о признании незаконным приказа от 13 июля 2018 о прекращении трудового договора с работником (увольнении), восстановлении Копленко Н.В. на работе в должности учителя биологии в МБОУ «СОШ №137 г. Челябинска».

В обоснование иска указано на то, что истец работала в МБОУ «СОШ №137 г. Челябинска» в должности учителя биологии, уволена на основании приказа от 13 июля 2018 года по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Из материалов дела следует, что Копленко Н.В. работала в МБОУ «СОШ № 137 г. Челябинска в период с 01 сентября 2006 года по 13 июля 2018 года в должности учителя биологии, с истцом был заключен трудовой договор от 01 сентября 2006 года, а так же соглашения и дополнительные соглашения к трудовому договору.

03 мая 2018 года директором МБОУ «СОШ № 137 г. Челябинска» Ф.В. Куравиным издан приказ «О сокращении численности (штата) работников, согласно которому, на основании учебного плана школы, в связи с уменьшением количества часов по предмету «биология» принято решение произвести сокращение численности (штата) работников организации, сократить с 14 июля 2017 года численность учителей биологии в количестве 1 работника, делопроизводителю до 13 июля 2018 года, уведомить о предстоящем увольнении работника в связи с сокращением штата работников организации.

Из материалов дела следует, что 08 мая 2018 года, Копленко Н.В. ответчиком вручено уведомление о сокращении штата – должности учителя биологии, Копленко Н.В. лично написала на указанном уведомлении о том, что не согласно с сокращением.

Из протокола заседания комиссии по определению преимущественного права на оставление на работе в связи с проведением мероприятий по сокращению численности работников организации от 04 мая 2018 года, следует, что при решении вопроса о преимущественном праве оставления на работе работников занимающих штатные единицы по должности учителя биологии, рассматривались кандидатуры трех работников – Копленко Н.В. –учитель биологии, первая квалификационная категория, стаж работы 32 года, учитель биологии-химии, стаж работы 13 лет, учитель биологии-географии, первая квалификационная категория, 13 лет стаж работы.

На основании представленных показателей о наличии или отсутствии у данных сотрудников преимущественного права оставления на работе, Комиссия единогласно решила утвердить кандидатуру работника, подлежащего увольнению по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ Копленко Н.В., учителя биологии.

Согласно приказу о прекращении трудового договора с работником от 13 июля 2018 года, Копленко Н.В. уволена с 13 июля 2018 года по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. С данным приказом, Копленко Н.В. ознакомлена лично, под роспись.

Вместе с тем, при увольнении истца по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ ответчиком не учтено, что в штате МБОУ СОШ № 137 г. Челябинска, должность учитель биологии отсутствует. Исходя из трудового договора, дополнительных соглашений, Копленко Н.В. работала учителем биологии, остальные учителя помимо биологии преподавали другие предметы: географию, химию.

Из учебного плана на 2017-2018 года следует, что нагрузка по биологии по 5-11 классу составляет 39 часов, из учебного плана на 2018-2019 года – количество часов биологии – 32 часа, то есть по сравнению на 2017-2018 года, нагрузка на 2018-2019 года по количеству часов биологии уменьшилась на 7 часов.

При этом согласно представленной истцом тарификации, у Копленко Н.В. было 14 часов биологии 5-9 классы, 4 часа биологии – 10-11 классы, то есть 18 часов, что свидетельствует о том, что при уменьшении количества часов биологии на учебный год 2018-2019 на 7 часов при ежемесячной нагрузки истца – 18 часов, свидетельствует о том, что сократилось количество часов биологии, но не ставка учителя биологии, которую занимала истец Копленко Н.В., что свидетельствует о незаконном увольнении истца по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ на основании приказа о прекращении трудового договора с работником от 13 июля 2018 года.

Кроме того, согласно материала дела, в период с 13 июля 2018 года по 17 июля 2018 года, Копленко Н.В. находилась на больничном.

В соответствии с ч. 6 ст. 81 ТК РФ не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске. Следовательно, указанной нормой закона установлен запрет на увольнение работника по инициативе работодателя, как в период нетрудоспособности, так и в период нахождения в отпуске.

Таким образом, учитывая, что истец Копленко Н.В. в период с 13 июля 2018 года по 17 июля 2018 года находилась на больничном, суд приходит к выводу о том, что истец Копленко Н.В. была незаконно уволена в период нахождения на больничном по 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ на основании приказа о прекращении трудового договора с работником от 13 июля 2018 года, соответственно, приказ прекращении (расторжении) трудового договора с работником от 13 июля 2018 года об увольнении Копленко Н.В. на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, признан судом незаконным.

 

V.  Иски о признании незаконным приказа о наложении дисциплинарного взыскания, приказа о снятии стимулирующих выплат

Всего за анализируемый период судами было рассмотрено 41 дело по данной категории. Из них 27 дел было рассмотрено в 2018, в 2019 – 14 дел.

Алтайский край – 3 (1 в 2019)

Амурская область – 1

Владимирская область – 1 (2019)

Волгоградская область – 1

Кировская область – 2 (1 в 2019)

Красноярский край – 8 (1 в 2019)

Московская область – 3 – 2019

Новосибирская область – 1 (2019)

Оренбургская область – 1

Орловская область – 1

Псковская область – 1 (2019)

Республика Башкортостан – 1

Республика Карелия – 2

Республика Саха (Якутия) – 3

Сахалинская область – 3 (1 в 2019)

Ростовской область – 1

Свердловская область – 2 (1 в 2019)

Ставропольский край – 3

Тюменская область – 2

Удмуртская Республика – 1 (2019)

Хабаровский край – 2 (1 в 2019)

Челябинская область – 1 (2019)

При рассмотрении исков о признании незаконным приказа о наложении дисциплинарного взыскания, приказа о снятии стимулирующих выплат суды приводят следующую аргументацию.

В соответствии со ст. 21 ТК РФ работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, трудовую дисциплину.

Согласно статье 189 ТК РФ дисциплина труда – обязательное для всех работников подчинение правилам поведения, определенным в соответствии с настоящим Кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В силу ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания, предусмотренные названной правовой нормой. К дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным пунктом 5 части первой статьи 81 ТК РФ.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Порядок и сроки применения дисциплинарных взысканий установлены статьей 193 ТК РФ. В силу ч. 5 названной статьи за каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

В силу ст. 193 ТК РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание . Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Согласно п. 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания.

При этом следует иметь в виду, что: а) месячный срок для наложения дисциплинарного взыскания необходимо исчислять со дня обнаружения проступка; б) днем обнаружения проступка, с которого начинается течение месячного срока, считается день, когда лицу, которому по работе (службе) подчинен работник, стало известно о совершении проступка, независимо от того, наделено ли оно правом наложения дисциплинарных взысканий; в) в месячный срок для применения дисциплинарного взыскания не засчитывается время болезни работника, пребывания его в отпуске, а также время, необходимое на соблюдение процедуры учета мнения представительного органа работников (часть 3 статьи 193 ТК РФ); отсутствие работника на работе по иным основаниям, в том числе и в связи с использованием дней отдыха (отгулов) независимо от их продолжительности (например, при вахтовом методе организации работ), не прерывает течение указанного срока.

Кроме того, работодателем должна быть соблюдена процедура наложения дисциплинарного взыскания. Так, в силу положений ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечение двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт, не предоставление работником объяснений не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Так, в решении Бузулукского районного суда Оренбургской области от 16 ноября 2018 г. по делу № 2-2667/2018 указывается, что Игнатьева Т.А. обратилась в суд с иском к МОБУ «Преображенская СОШ» о признании незаконным приказа о наложении дисциплинарного взыскания, приказа о снятии стимулирующих выплат и компенсации морального вреда, указав, что она работает в МОБУ «Преображенская СОШ» с преподавателем истории и обществознания.

Из материалов дела следует, что с Игнатьевой Т.А. заключен письменный трудовой договор, согласно которого Игнатьева Т.А. принята на работу в МОБУ «Преображенская СОШ» на должность учителя истории и обществознания. Установлен режим рабочего времени работника согласно расписанию уроков.

В соответствии с приказом МОБУ «Преображенская СОШ» педагогическим работникам МОБУ «Преображенская СОШ» установлен объем учебной нагрузки в неделю. Данным приказом Игнатьевой Т.А. установлена учебная нагрузка. С учебной нагрузкой Игнатьева Т.А. была ознакомлена.

Однако в ходе судебного заседания было установлено, что Игнатьева Т.А. отсутствовала на уроке истории в 9 классе, учащиеся данного класса находились в течение урока в кабинете истории без учителя. Разрешения директора школы получено не было.

Отсутствие Игнатьевой Т.А. на уроке в классе подтверждается актом об отсутствии истицы на рабочем месте, а также свидетельскими показаниями. Уважительных причин отсутствия на уроке в классе истица суду не представила. Привлечение истицы к дисциплинарной ответственности, в виде выговора, основано на неисполнении Игнатьевой Т.А. своих трудовых обязанностей, а именно неявке для проведения урока истории в классе без согласия директора школы на изменение учебной нагрузки.

Следовательно, привлечение Игнатьевой Т.А. к дисциплинарной ответственности за не проведение урока, произведено на законном основании и с соблюдением установленного порядка.

В данном случае суд приходит к выводу об отказе истице в удовлетворении иска об отмене дисциплинарного взыскания, так как у ответчика имелись основания для его применения, так как факт совершения истицей дисциплинарного проступка нашел подтверждение в ходе судебного разбирательства спора, предусмотренный законом порядок применения взыскания ответчиком был соблюден.

Шрейдер Н.Н. обратилась в Ребрихинский районный суд Алтайского края с иском к Комитету по образованию Администрации Ребрихинского района Алтайского края об обжаловании приказа о наложении дисциплинарного взыскания (Решение от 15 января 2019 года по делу № 2-16/2019).

В судебном заседании установлено, что приказом № 47 от 11.10.2018 директору МКОУ «Ребрихинская СОШ» Шрейдер Н. Н. объявлен выговор за систематическое и неоднократное нарушение законодательства РФ, касающееся организации и осуществления образовательного процесса. При этом основанием для привлечения Шрейдер Н. Н. к дисциплинарной ответственности послужила, как указано в приказе, проверка сведений о нарушениях, указанных в обращениях родителей в Комитет по образованию и Администрацию Президента РФ, в ходе которой выявлено, что в период с 01.09.2018 по 26.09.2018 директором школы Шрейдер Н. Н. были допущены нарушения ч. 1 ст. 46, ч. 4 ст. 34, ч. 1 ст. 35 ФЗ «Об образовании в РФ», п.п.16,17 Порядка об организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам, утвержденного приказом Министерства образования и науки РФ 30.08.2013 № 1015.

Однако в ходе судебного заседания факт совершения директором школы Шрейдер Н. Н. дисциплинарного проступка – неисполнения или ненадлежащего исполнения по ее вине возложенных на нее обязанностей, не нашел своего подтверждения. В связи с этим исковые требования Шрейдер Н.Н. были удовлетворены.

Приказ № 47 от 11 октября 2018 года Комитета по образованию Администрации Ребрихинского района Алтайского края о наложении дисциплинарного взыскания на Шрейдер Н.Н. – директора Муниципального казенного общеобразовательного учреждения «Ребрихинская средняя общеобразовательная школа» признан незаконным и отменен.

 

Выводы

В настоящем обзоре были представлены решения судов общей юрисдикции по широкому кругу вопросов, возникающих в практике правоприменения в сфере трудовых отношений педагогических работников.

Анализ судебной практики по проблемам в сфере трудовых отношений педагогических работников в целом однородна.

Сохраняется однозначность судебных решений по вопросу назначения досрочной страховой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью.

По-прежнему актуальны решения судов общей юрисдикции по вопросам, связанным с правомерностью увольнения педагогических работников по инициативе администрации образовательной организации.

Как показала судебная практика, большинство педагогов подлежат увольнению правомерно.

Что касается категории дел, связанных с наложением дисциплинарных взысканий на педагогов, то суды основательно проверяют основания и обстоятельства, когда такие взыскания были наложены, что ложится в основу обоснованных судебных решений


Возврат к списку