ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Образовательные организации в противодействии идеологии терроризма и проявлениям экстремизма: правовые основы и морально-нравственные аспекты

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 10, 2015 (декабрь)

Свидетельство о регистрации СМИ –  ПИ № ФС77-3049 от 07 декабря 2007 г.

АВТОРЫ: Александров А. Ю.

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются место и роль образовательных организаций высшего образования в противодействии идеологии терроризма и проявлениям экстремизма в нынешних геополитических условиях. Критически оцениваются нормативно-правовые основы организации противодействия терроризму и экстремизму в высшей школе на современном этапе. Автор затрагивает морально-нравственные, социальные аспекты деятельности образовательных организаций высшего образования в формировании у молодежи патриотизма и нетерпимости к экстремистскому поведению. Выводы и предложения автора по совершенствованию законодательства о противодействии указанным явлениям основываются на опыте российских вузов, в том числе Чувашского госуниверситета им. И. Н. Ульянова, мнениях ведущих специалистов в данной области, а также материалах правоприменительной практики и статистических данных. Результаты настоящего исследования могут быть использованы при подготовке локальных правовых актов образовательных организаций в сфере противодействия терроризму и экстремизму.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Противодействие терроризму и экстремизму в высшей школе; правовые основы противодействия терроризму и экстремизму; образовательные организации высшего образования.

 

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. указано, что «развитие мира идет по пути глобализации всех сфер международной жизни, которая отличается высоким динамизмом и взаимозависимостью событий» (п. 8)[1].

Современная геополитическая ситуация в мире свидетельствует о том, что противодействие идеологии терроризма и проявлениям экстремизма по факту совершения противоправного деяния путем привлечения к ответственности, пусть даже неотвратимой и суровой, организаторов и исполнителей преступного замысла, не является достаточной реакцией государства и общества. Приходится, к сожалению, констатировать, что идеологи террора и экстремизма выстроили целую систему, живущую по всем правилам сообщества: членство, иерархичность, финансовая самостоятельность, материальная выгода, воспроизводство. Последнее обстоятельство является залогом стабильного существования любой системы, а потому представляется наиболее опасным, так как поддерживается методичным вовлечением в сообщество новых членов-воспитанников, одержимых неукротимой верой в его идеалы. Как показывает практика, абсолютное большинство вновь прибывших в экстремистские и террористические организации — это молодые люди до 28 лет. Данный факт говорит о явных недостатках как в системе воспитания, так и в правовом обеспечении процесса противодействия терроризму и экстремизму, несовершенство и несвоевременность которых приводят к появлению новых регуляторов общественных отношений в молодежной среде.

На современном этапе развития высшего образования в Российской Федерации, сопряженного с новеллами в критериях оценки его качества, вхождении России в международное образовательное пространство, образовательные организации всех уровней, а особенно высшего образования, с одной стороны, сталкиваются с проблемой проявления террористических и экстремистских настроений в студенческой среде, с другой — являются своеобразным буфером в системе противодействия данным явлениям[2].

В числе причин распространяемости идеологии терроризма и экстремизма среди обучающихся образовательных организаций высшего образования можно назвать:

1) усиление миграционных процессов, вызванных развитием международных и межрегиональных хозяйственных связей, появление значительного числа трудовых мигрантов в экономически и инфраструктурно развитых субъектах Российской Федерации;

2) востребованность российского высшего образования, особенно по техническим и естественно-научным направлениям подготовки и специальностям, у иностранных абитуриентов стран СНГ, Азии, Африки в силу соответствия его качества международным стандартам, ценовой доступности образовательных услуг, благоприятной социальной и общественной среды пребывания в России;

3) развитие института академических обменов, обусловленное изменениями образовательного законодательства Российской Федерации, что расширило возможности не только для обучения иностранцев в России, но и российских студентов за границей;

4) глобальная информатизация общения, популяризация социальных сетей среди молодежи, доступность любой информации, в том числе террористической и экстремистской направленности в сети «Интернет»;

5) низкая правовая культура, инфантильное правосознание молодежи, часто — правовой нигилизм, религиозная безграмотность или примитивизм в восприятии религиозных догматов, вызванные отсутствием или специальной подачей религиозного материала пропагандистами террора и экстремизма;

6) присущие молодому поколению по своей природе, возрасту, положению в обществе таких особенностей мышления и поведения, как максимализм и нигилизм; радикализм и нетерпимость; безоглядность и непримиримость; склонность к группированию; мировоззренческая неустойчивость, которые при определенных условиях и целенаправленной деятельности могут привести в ряды террористов и экстремистов[3];

7) пресыщенность молодого экономически благополучного поколения достатком, отсутствие необходимости содержать себя, направленности своего существования на создание семьи, утрата интереса к традиционным ценностям общества;

8) подмена понятий: свободы вседозволенностью, сострадания слабостью, счастья успешностью и т. д.

Очевидно, что первые четыре причины распространения идей терроризма и экстремистского поведения в студенческой среде возможно устранить посредством адекватного правового регулирования.

Второй блок причин требует более длительного, глубинного проникновения в сознание молодого поколения в процессе комплекса воспитательных мероприятий и аккумуляции мер морально-нравственного воздействия всех институтов гражданского общества: семьи, образовательных и общественных организаций, средств массовой информации.

Что касается первой группы выявленных факторов, способствующих распространению идеологии терроризма и проявлениям экстремизма, то их устранение достигается сочетанием централизованного и локального правового регулирования. На сегодняшний день на федеральном уровне принят либо актуализирован в соответствии с международной и внутренней политической обстановкой ряд законов, направленных на их минимизацию и устранение, в том числе:

- Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ (ред. от 31.12.2014) «О противодействии терроризму»[4];

- Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ (ред. от 23.11.2015) «О противодействии экстремистской деятельности»[5];

- Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ (ред. от 30.12.2015) «Об образовании в Российской Федерации»[6];

- Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ (ред. от 30.12.2015) «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»[7];

- Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 (ред. от 30.12.2015) «О средствах массовой информации»[8];

- Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 30.12.2015)[9];

- Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 30.12.2015)[10].

Среди подзаконных актов следует выделить:

- Концепцию противодействия терроризму в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 05.10.2009)[11];

- Указ Президента РФ от 15 февраля 2006 г. № 116 (ред. от 26.12.2015) «О мерах по противодействию терроризму» (вместе с «Положением о Национальном антитеррористическом комитете»)[12];

- Указ Президента РФ от 18 ноября 2015 г. № 562 «О Межведомственной комиссии по противодействию финансированию терроризма» (вместе с «Положением о Межведомственной комиссии по противодействию финансированию терроризма»)[13];

- Указ Президента РФ от 26 июля 2011 г. № 988 «О Межведомственной комиссии по противодействию экстремизму в Российской Федерации» (вместе с «Положением о Межведомственной комиссии по противодействию экстремизму в Российской Федерации»)[14];

- постановление Правительства РФ от 4 мая 2008 г. № 333 (ред. от 06.06.2013) «О компетенции федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Правительство Российской Федерации, в области противодействия терроризму»[15];

- приказ Генпрокуратуры РФ от 19 января 2010 г. № 11 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»[16];

- приказ Следственного комитета РФ от 12 июля 2011 г. № 109 «О мерах по противодействию экстремистской деятельности»[17].

Во исполнение перечисленных нормативных правовых актов в сфере образования рекомендуется применять письмо Минобрнауки России от 28 апреля 2014 г. № ДЛ-115/03 «О направлении методических материалов для обеспечения информационной безопасности детей при использовании ресурсов сети Интернет» (вместе с «Методическими рекомендациями по ограничению в образовательных организациях доступа обучающихся к видам информации, распространяемой посредством сети «Интернет», причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей, а также не соответствующей задачам образования», «Рекомендациями по организации системы ограничения в образовательных организациях доступа обучающихся к видам информации, распространяемой посредством сети Интернет, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей, а также не соответствующей задачам образования»)[18].

На уровне образовательных организаций в сфере высшего образования также сложилась практика принятия локальных правовых актов[19], направленных на противодействие терроризму и экстремизму. В частности, показателен опыт ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказская гуманитарно-технологическая академия» (далее — СКГТА), где разработана Комплексная программа противодействия экстремистской деятельности так называемого опережающего характера, которая начинается с первого курса и способствует предотвращению социальных отклонений, стрессовых и конфликтных ситуаций в период обучения, формированию культуры безопасности. При разработке этой программы учитывались следующие принципы:

- принцип актуальности, заключающийся в изучении вопросов, связанных с возникновением потенциальных угроз и опасностей террористического характера с учетом ведомственной принадлежности, региональных особенностей и пр.;

- принцип информационного опережения, предполагающий обучение правилам личной безопасности в системе непрерывного образования «школа–колледж–вуз»;

- принцип информационной безопасности, состоящий в четком отборе информации для обучающихся. Например, если преподаватель рассказывает о видах и понятии экстремизма и при этом подробно описывает идеологию экстремистских организаций, то возможно возникновение у студента интереса и желания принять эту идеологию. Поэтому при подаче учебного материала должны учитываться психологические особенности восприятия информации молодежью;

- принцип оптимистического характера, который заключается в формировании у обучающихся уверенности в возможности предупреждения опасных ситуаций;

- принцип активности и самостоятельности обучающихся. Студент рассматривается не только в качестве объекта, но и субъекта, активного участника антиэкстремистской пропаганды, способного к саморазвитию, самообразованию и самосовершенствованию. Активность студентов как субъектов антиэкстремистской пропаганды повышается при реализуемых в учебном процессе СКГТА следующих внеаудиторных форм и методов: вовлечение в научно-исследовательскую работу по соответствующей тематике, проведение совместных с преподавателями научно-практических конференций; использование творческих заданий (конкурс плакатов, эссе, презентаций); проведение олимпиады по безопасности жизнедеятельности; включение в систему физкультурно-оздоровительной работы мероприятий по отработке навыков оказания первой медицинской помощи, эвакуации; применение системы деловых игр в сфере антитеррористической пропаганды и их апробация в ходе педагогической практики.

Учебно-методическим центром Минобрнауки России при Сибирском государственном технологическом университета (далее — СибГТУ) разработан и реализуется комплекс образовательных программ по профилактике терроризма и экстремизма, укреплению установок толерантного сознания и поведения среди молодежи. Коллективом кафедры комплексной безопасности и мобилизационной подготовки в промышленности, экономике и образовании СибГТУ подготовлены и согласованы с антитеррористической комиссией Красноярского края, всеми заинтересованными структурами организационно-методические рекомендации «Обеспечение антитеррористической безопасности образовательного учреждения», что позволило в полной мере реализовывать заявленные образовательные программы[20].

   В рамках противодействия экстремизму и терроризму во взаимодействии с Антитеррористической комиссией в Чувашской Республике принят и реализуется ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова» (далее — ЧГУ им. И. Н. Ульянова) комплекс локальных правовых актов, в том числе: 

- приказ ректора ЧГУ им. И. Н. Ульянова от 25 января 2011 г. № 53 «Об усилении мер по противодействию терроризму»; 

- целевая программа «Профилактика экстремистской деятельности и терроризма в Чувашском государственном университете имени И. Н. Ульянова на 2012–2015 годы»; 

- целевая программа «Профилактика экстремизма, терроризма и национализма в Чувашском государственном университете имени И. Н. Ульянова на 2016–2020 годы»; 

- инструкция ЧГУ им. И. Н. Ульянова «О действиях в чрезвычайных ситуациях террористического характера»[21]. 

  Кроме того, в университете организована на началах студенческого самоуправления внеучебная деятельность обучающихся, активно развивается и поддерживается деятельность волонтерских, строительных студенческих отрядов, спортивных секций и студенческих научных кружков. 

  Вместе с тем представляется, что законодателем недостаточно учтен потенциал образовательных организаций в противодействии экстремизму и терроризму, что выражается в отсутствии системообразующего нормативного правового акта о противодействии терроризму и экстремизму в образовательных организациях, наличии исключительно подзаконного и рекомендательного регулирования данных процессов в сфере образования; отсутствии единообразия в локально-правовом регулировании. 

   Морально-нравственные аспекты в противодействии экстремизму и терроризму в высшей школе реализуются в системе воспитательных мероприятий, направленных на формирование толерантной, разносторонне развитой личности обучающегося[22], введение в образовательных организациях дисциплин и факультативов по религии и культуре разных стран и народов, проведение тренингов по взаимодействию людей различных национальностей и этносов, обучение управлению лидеров молодежных организаций, способствующих развитию межкультурной дружбы, общения[23]. 

 На основании изложенного представляется возможным сформулировать следующие предложения по совершенствованию правовых основ участия образовательных организаций в противодействии терроризму и экстремизму: 

  1. Определить роль и место образовательных организаций в системе противодействия идеологии терроризма и проявлениям экстремизма в федеральных законах «О противодействии терроризму», «О противодействии 

экстремистской деятельности», что позволит четко установить задачи образовательной организации в данном процессе и повысит ответственность за их реализацию. 

  2. Ввести в федеральные государственные образовательные стандарты высшего образования в качестве обязательной для изучения дисциплины «Основы мировых культур и религий», а в перечни общекультурных компетенций — формирование у обучающихся толерантности к религиям традициям, расам, национальностям, народностям и этносам. Закрепленные в действующих стандартах[24] в качестве обязательных для изучения дисциплины «Безопасность жизнедеятельности», «Правоведение» не отвечают требованиям превенции в системе противодействия экстремизму и терроризму. Они направлены на формирование знаний и умений соответственно по охране жизни и здоровья и юридической грамотности в случае уже совершившихся проявлений данных общественно опасных деяний. 

  3.  Ввести законодательный запрет и предусмотреть меры юридической ответственности на доступ в образовательных организациях через сеть «Интернет» к информационным сайтам, содержащим сведения террористической и экстремистской направленности. 

  Сочетание правового и морально-нравственного воздействия позволит укрепить ответственное понимание своего гражданского долга и конституционных обязанностей, минимизировать и ликвидировать базу развития террористических и экстремистских настроений в молодежной среде.


Литература

1.Александров, А. Ю. Вузы России перед вызовами современности // Вопросы повышения эффективности профессионального образования в современных условиях : материалы VI Международной учебно-методической конференции / под ред. А. Ю. Александрова, Е. Л. Николаева. — 2014. — С. 15–19.

2.Александров, А. Ю. Организация учебного процесса в вузе в условиях перехода на новые образовательные стандарты / А. Ю. Александров // Вестник Чувашского университета. — 2013. — № 2. — С. 111–115.

3.Александров, А. Ю. Правовые основы общественного контроля в сфере высшего образования / А. Ю. Александров, С. В. Барабанова // Вестник Чувашского университета. — 2014. — № 3. — С. 247–253.

4.Александров, А. Ю. Проблемы реализации федеральных государ­ственных стандартов высшего образования по направлению подготовки «Юриспруденция» (уровень бакалавриата и уровень магистратуры) / А. Ю. Александров, С. Б. Верещак, О. А. Иванова // Правовое государство: теория и практика. — 2015. — Т. 3. — № 41. — С. 29—33.

5.Жуков, А. А. Роль образовательных учреждений в системе противодействия идеологии терроризма и проявлениям экстремизма / А. А. Жуков // Актуальные проблемы охраны труда и социально-трудовых отношений материалы научно-практической конференции (г. Красноярск, 28 апреля 2011 г.). — Красноярск, 2011.

6.Верещак, С. Б. Нормативное закрепление принципов административной ответственности как способ гуманизации законодательства об административных правонарушениях / С. Б. Верещак, О. А. Иванова // Право и практика : научный журнал НИИ истории, экономики и права и Кубанской коллегии адвокатов адвокатской палаты Краснодарского края. — М. : НИИ ИЭП, 2015. — С. 72—77.

7.Кизесова, И. В. Единая система инженерно-технических средств как фактор обеспечения безопасности образовательных учреждений / И. В. Кизесова, Г. А. Проскурин // Актуальные проблемы охраны труда и социально-трудовых отношений : материалы научно-практической конференции (г. Красноярск, 28 апреля 2011 г.). — Красноярск, 2011. — С. 93–98.

8.Aleksandrov, A.Yu. Legal issues of correlation between state and public control in the sphere of higher education / A. Yu. Aleksandrov, S. B. Vereshchak, O. A. Ivanova // Актуальные проблемы экономики и права. — 2015. — № 2. — С. 140–146.



[1] О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года : Указ Президента РФ от 12.05.2009 № 537 (ред. от 01.07.2014) // СЗ РФ. 2009. № 20, ст. 2444.

[2] Подробнее об этом см.: Александров А. Ю. Вузы России перед вызовами современности // Вопросы повышения эффективности профессионального образования в современных условиях : материалы VI Международной учебно-методической конференции / под ред. А. Ю. Александрова, Е. Л. Николаева. 2014. С. 15; Aleksandrov A. Yu., Vereshchak S. B., Ivanova O. A. Legal issues of correlation between state and public control in the sphere of higher education // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. № 2. С. 141; Александров А. Ю., Барабанова С. В. Правовые основы общественного контроля в сфере высшего образования // Вестник Чувашского университета. 2014. № 3. С. 67.

[3] См. об этом: Жуков А. А. Роль образовательных учреждений в системе противодействия идеологии терроризма и проявлениям экстремизма // Актуальные проблемы охраны труда и социально-трудовых отношений : материалы научно-практической конференции (г. Красноярск, 28 апреля 2011 г.) Красноярск, 2011. С. 72.

[4] Российская газета. 2006. 10 марта; Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 31.12.2014.

[5] Российская газета. 2002. 30 июля; Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 23.11.2015.

[6] Российская газета. 2012. 31 дек.; Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 30.12.2015.

[7] Российская газета. 2001. 09 авг.; Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 30.12.2015

[8] Российская газета. 1992. 08 фев.; Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 30.12.2015.

[9] Федеральный закон : принят Гос. Думой 20.12.2001 г. : по состоянию на 30.12.2015 // Российская газета. 2001. 31 дек.

[10] Федеральный закон : принят Гос. Думой 24.05.1996 : по состоянию на 30.12.2015 // Российская газета. 1996. 18, 19, 20, 25 июня

[11] Российская газета. 2009. 20 окт.

[12] Российская газета. 2006. 17 фев.

[13] СЗ РФ. 2015. № 47, ст. 6576.

[14] СЗ РФ. 2011. № 31, ст. 4705.

[15] СЗ РФ. 2008. № 19, ст. 2171; Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 14.06.2013

[16] Законность. 2010. № 4.

[17] Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

[18] Администратор образования. 2014. Декабрь. № 23, 24.

[19] Противодействие экстремизму и профилактика терроризма в современных образовательных организациях (на примере ФГБОУ ВПО СевКавГГТА). URL: http://yandex.ru/clck/jsredir?from=yandex.ru

[20] Подробнее об этом см.: Жуков А. А. Указ. соч. С. 72–77; Кизесова И. В., Проскурин Г. А. Единая система инженерно-технических средств как фактор обеспечения безопасности образовательных учреждений // Актуальные проблемы охраны труда и социально-трудовых отношений: материалы научно-практической конференции (г. Красноярск, 28 апреля 2011 г.). Красноярск, 2011. С. 93–98.

[21] Локальные акты ЧГУ им. И. Н. Ульянова о противодействии экстремизму и терроризму. URL: http://www.chuvsu.ru/index.php?option=com_content&view=category&layout=blog&id=379& Itemid=583

[22] См.: Александров А. Ю. Организация учебного процесса в вузе в условиях перехода на новые образовательные стандарты // Вестник Чувашского университета. 2013. № 2. С. 112.

[23] Противодействие экстремизму и профилактика терроризма в современных образовательных организациях (на примере ФГБОУ ВПО СевКавГГТА).

URL: http://yandex.ru/clck/jsredir?from=yandex.ru

[24] См.: Александров А. Ю., Верещак С. Б., Иванова О. А. Проблемы реализации федеральных государственных стандартов высшего образования по направлению подготовки «Юриспруденция» (уровень бакалавриата и уровень магистратуры) // Правовое государство: теория и практика. 2015. Т. 3. № 41. С. 30.

 



Возврат к списку