ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Плата в образовательной сфере: баланс частного и публичного интересов

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 11, 2016 (декабрь)

Свидетельство о регистрации СМИ –  ПИ № ФС77-3049 от 07 декабря 2007 г.

АВТОРЫ: Журавлева О. О.

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются теоретические и практические аспекты оказания платных образовательных услуг, соблюдения ограничений и запретов, как субъектами Российской Федерации и муниципальными образованиями, так и образовательными организациями. На основе анализа судебной практики судов общей юрисдикции и Конституционного суда Российской Федерации выявляются актуальные проблемы, связанные c возможностью изменения платы за оказание образовательных услуг, основаниями ее установления и взимания. На основе проведенного исследования автором сформулированы рекомендации по совершенствованию законодательства и практики его применения.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Плата в сфере образования; право на образование; баланс интересов; государственное регулирование; негосударственные образовательные организации.

 

Современные государства все более активно ищут новые источники финансирования социальной сферы, в том числе частные. При этом существенно, чтобы сохранялись гарантии реализации конституционных прав и свобод граждан, в том числе в сфере образования. Вопросы справедливости и равного доступа к образованию приобретают все большую актуальность в связи с существенным расслоением населения по уровню доходов. Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[1] (далее — Закон об образовании в РФ), допуская осуществление платной образовательной деятельности, установил ее границы с целью обеспечить соблюдение прав на бесплатное образование. Прошедшее с момента введения в действие нового регулирования время позволяет оценить эффективность существующих правовых регуляторов.

В современном мире, в условиях взаимодействия спроса и предложения плата является формой возмещения понесенных лицом расходов за оказываемые услуги, выполняемые работы и одновременно рассматривается как один из барьеров для доступа на соответствующие рынки. Услуги в образовательной сфере, включая образовательные, относятся к социально значимым благам, соответственно их потребление может вызывать, как положительный, так и отрицательный эффекты в обществе. Во избежание последних государство осуществляет регулирование соответствующих отношений, используя при этом различные методы[2], включая бюджетное, налоговое стимулирование, а также ценовое регулирование.

Платность образовательных услуг также может рассматриваться с двух позиций. Как инструмент, позволяющий лицу, обладающему определенными имущественными возможностями, получить образование, несмотря на то, что бесплатное образование (расходы на которое покрываются за счет публичных финансовых фондов) для него недоступно. То есть, расширяет в целом возможности для получения образования. С другой, — плата может затруднять доступ к образованию, соответственно устанавливать определенный барьер при реализации права на образование. Кроме того, факт существования рынка платных образовательных услуг оказывает влияние на качество публичных бесплатных услуг. В связи с этим возникает потребность в создании гарантий поддержания надлежащего качества аналогичных услуг в условиях асимметрии ресурсов на рынках платного и бесплатного образования.

По данным экспертов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в мире за последние 30 лет выросло неравенство и прогнозируется его дальнейший рост[3]. В складывающихся условиях вопросы платы при доступе к образовательным услугам, степени государственного вмешательства в регулирование соответствующих отношений приобретают особое значение.

Подтверждением этого могут служить подходы, сформировавшиеся в некоторых современных государствах. Например, в Индии активную общественную дискуссию вызвал вопрос о возможности регулирования государством платы в частных школах[4]. В конце января 2017 г. Верховный Суд Индии постановил, что любая частная школа в Дели, действующая на территории, предоставленной управлением по развитию данного штата, должна получить разрешение его правительства прежде, чем повышать плату за обучение. Суд также отметил, что если частная школа не желает получать разрешение, то она должна вернуть землю правительству штата. Подобное решение было принято после того, как аналогичное решение Высшего Суда Дели было обжаловано ассоциацией частных школ. Решение по первой инстанции было вынесено на фоне многочисленных протестов родителей (детей, обучающихся в частных школах), которые были недовольны несоразмерностью платы и ее произвольным резким повышением. Таким образом, на сегодняшний день можно констатировать расширение государственного вмешательства в сферу регулирования деятельности негосударственных образовательных организаций в Индии. Дискуссионными при этом остались вопросы влияния данного решения на качество образовательных услуг, а также эффективность подобной меры для создания государством благоприятных условий для удовлетворения растущего спроса на них.

К основным задачам правового регулирования отношений в сфере образования в Российской Федерации относится, в частности, создание правовых гарантий согласования интересов участников отношений в сфере образования (п. 3 ч. 3 ст. 4 Закона об образовании в РФ). Принимая во внимание современные реалии, в рамках решения данной задачи законодатель установил принцип сочетания платности[5] и бесплатности образования при условии бесплатности реализации гарантированного Конституцией Российской Федерацией[6] права на образование: общедоступность и бесплатность дошкольного, начального общего, основного общего, среднего общего, среднего профессионального образования и на конкурсной основе бесплатность высшего образования, если оно получается лицом впервые.

Следует отметить, что существенной особенностью современной российской образовательной системы является наличие в ней как государственных и муниципальных образовательных организаций, так и негосударственных (частных). При этом существенно, что платные образовательные услуги могут оказываться всеми образовательными организациями всех видов.

В настоящее время, как отмечают исследователи, «обеспечение развития образования возможно только на основе построения эффективной системы взаимосвязей между рыночными и государственными механизмами»[7]. В связи с этим, допуская осуществление платной образовательной деятельности, Закон об образовании в РФ еще более детально[8], чем действовавший ранее, установил ее границы, с тем, чтобы гарантировать соблюдение прав на бесплатное образование.

Стоит отметить, что возможность возмездного оказания соответствующих услуг предусмотрена Законом об образовании в РФ в отношении: образовательных услуг (ст. 54); пользования обучающимися жилым помещением в общежитии (плата за наем, ст. 39); присмотра и ухода за детьми, осваивающими образовательные программы дошкольного образования в организациях, осуществляющих образовательную деятельность (родительская плата, ст. 65); осуществления присмотра и ухода за детьми в группах продленного дня в образовательной организации (плата, взимаемая с родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся, ст. 66); участия в проведении конкурсов (ст. 77).

Одновременно в целях соблюдения баланса частного и публичного интересов в Законе об образовании в РФ исчерпывающим образом перечислены случаи, в которых взимание платы запрещено. К ним относятся: перевозка обучающихся в государственных и муниципальных образовательных организациях, реализующих основные общеобразовательные программы, между поселениями (ст. 40); прохождение промежуточной и итоговой аттестации (ст.ст. 58, 59); выдача документов об образовании и (или) о квалификации, документов об обучении и их дубликатов (ст. 60); оказание родителям (законным представителям) несовершеннолетних обучающихся, обеспечивающих получение детьми дошкольного образования в форме семейного образования, методической, психолого-педагогической, диагностической и консультативной (ст. 64); присмотр и уход за определенными в Законе об образовании в РФ категориями детей[9], обучающимися в государственных и муниципальных образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования (ч. 3 ст. 65); участие во всероссийской олимпиаде школьников, в олимпиадах и иных конкурсах, по итогам которых присуждаются премии для поддержки талантливой молодежи (ст. 77); содержание детей в образовательных организациях, имеющих интернат и обеспечивающих подготовку спортивного резерва для спортивных сборных команд Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. 84).

Кроме того, запрет на установление родительской платы имеет место в случае, если присмотр и уход за ребенком в организации, осуществляющей образовательную деятельность, оплачивает учредитель. В этом случае родительская плата не устанавливается (ст. 65).

Закон об образовании в РФ предусматривает освобождение от внесения платы за пользование жилым помещением (платы за наем) в общежитии в отношении лиц, получающих государственную социальную стипендию (ст. 36, 39)[10].

В целях оказания социальной поддержки и соблюдения баланса частных и публичных интересов в Законе об образовании в РФ закреплены ограничения применительно к максимальному возможному размеру отдельных видов платы в сфере образования, например:

1) платы за пользование жилым помещением (платы за наем) в общежитии для обучающихся. Ее размер не может превышать максимальный размер, установленный учредителями этих организаций. При этом порядок определения размера платы за коммунальные услуги, вносимой нанимателями жилых помещений в общежитиях, входящих в жилищный фонд организаций, осуществляющих образовательную деятельность, по договорам найма жилого помещения в общежитии, устанавливается Правительством РФ[11] (ст. 39).

2) родительской платы за присмотр и уход за детьми в государственных и муниципальных образовательных организациях. Размер не может быть выше максимального, устанавливаемого нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации для каждого муниципального образования, находящегося на его территории, в зависимости от условий присмотра и ухода за детьми (ст. 65).

Еще одним инструментом, позволяющим соблюсти баланс интересов общества, образовательной организации и потребителей соответствующих услуг, является ограничение по составу расходов, учитываемых при формировании платы. В частности, не допускается включение расходов на реализацию образовательной программы дошкольного образования, а также расходов на содержание недвижимого имущества государственных и муниципальных образовательных организаций, реализующих образовательную программу дошкольного образования, в родительскую плату за присмотр и уход за ребенком в таких организациях (ст. 65) .

По общему правилу право регулирования соответствующих плат, в том числе их снижения или возможность не взимать, предоставлено образовательной организации и (или) ее учредителю. Законом об образовании в РФ прямо предусмотрены следующие случаи в отношении:

- размера платы за пользование жилым помещением (платы за наем) и (или) размера платы за коммунальные услуги в общежитии. Допускается снижение образовательной организацией платы для обучающихся или невзимание ее с отдельных категорий, обучающихся с учетом мнения советов обучающихся и представительных органов, обучающихся в организациях, осуществляющих образовательную деятельность (при их наличии) (ст. 39);

- стоимости платных образовательных услуг по договору об оказании платных образовательных услуг. Плата может быть снижена образовательной организацией с учетом покрытия недостающей стоимости платных образовательных услуг за счет собственных средств этой организации, в том числе средств, полученных от приносящей доход деятельности, добровольных пожертвований и целевых взносов физических и (или) юридических лиц (ст. 54). Основания и порядок снижения стоимости платных образовательных услуг устанавливаются локальным нормативным актом и доводятся до сведения обучающихся;

- размера родительской платы. Учредитель образовательной организации может снизить или не взимать ее с отдельных категорий родителей (законных представителей) в определяемых им случаях и порядке (ст. 65);

- размера платы за осуществление присмотра и ухода за детьми в группах продленного дня, взимаемой с родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся. Как и в отношении родительской платы, учредитель образовательной организации вправе снизить ее или не взимать с отдельных категорий родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся в определяемых им случаях и порядке (ст. 66).

Компенсация платы прямо предусмотрена Законом об образовании в РФ в отношении только одного вида — родительской платы за присмотр и уход (ст. 65). Целью подобной меры является осуществление материальной поддержки воспитания и обучения детей, посещающих образовательные организации, реализующие образовательную программу дошкольного образования.

Еще одной гарантией реализации права на бесплатное образование является установленный на уровне закона запрет на оказание платных образовательных услуг обучающемуся в данной образовательной организации, если это приводит к конфликту интересов педагогического работника[12] (п. 2 ст. 48).

Существенное значение для обеспечения реализации закрепленного в Конституции РФ права имеет запрет на оказание платных образовательных услуг вместо образовательной деятельности, финансовое обеспечение которой осуществляется за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов. В случае нарушения средства, полученные организациями, осуществляющими образовательную деятельность, при оказании таких платных образовательных услуг возвращаются оплатившим эти услуги лицам.

Бюджетное финансирование является достаточно существенным источником для обеспечения деятельности образовательных организаций. В то же время законодатель во избежание злоупотреблений и нарушения принципов равенства получателей образовательный услуг требует, чтобы условия при оказании одних и тех же услуг как за счет средств физических и (или) юридических лиц, так и за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов, были одинаковыми. Данное правило распространяется и на стоимость соответствующих услуг. При этом образовательная деятельность, осуществляемая за счет средств физических и (или) юридических лиц не может быть предусмотрена установленным государственным или муниципальным заданием либо соглашением о предоставлении субсидии на возмещение затрат.

Отдельные положения, касающиеся особенностей оплаты образовательных услуг, оказываемых образовательными организациями специализированной направленности[13], могут быть закреплены в иных федеральных законах. Покрытие расходов на образование за счет бюджетных ассигнований, может быть направлено на обеспечение потребностей национальной экономики, обороны и безопасности. Таким образом, указанные расходы носят целевой характер, а в случае отчисления из военных образовательных учреждений профессионального образования граждан по их вине, соответствующие расходы подлежат возмещению за счет таких лиц (п. 7 ст. 35 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»[14]). При этом, как отметил Конституционный суд Российской Федерации[15], не нарушается баланс между правами и свободами указанных лиц и правомерными публичными интересами общества и государства. Соответствующее законоположение не противоречит и конституционному принципу равенства, поскольку учитывает различия в правовом статусе граждан, обучающихся в военных образовательных учреждениях профессионального образования и, как следствие, являющихся военнослужащими, и лиц, реализовавших свое право на получение высшего профессионального образования посредством поступления в гражданское образовательное учреждение и обучения в нем.

С точки зрения анализа состава источников регулирования различных видов плат в образовательной сфере необходимо отметить следующее. Характерной чертой регулирования платных образовательных услуг является существенная доля федерального регулирования, как на уровне законов, так и на уровне подзаконных актов[16].

Анализ положений Закона об образовании в РФ позволяет сделать вывод, что основная роль при регулировании платы в образовательной сфере отводится вопросам платы за оказанные образовательные услуги как базовой.

В основе оказания платных образовательных услуг лежит специальный вид договора об образовании — договор об оказании платных образовательных услуг, который ранее в Законе РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-1 «Об образовании»[17] специальным образом не выделялся. Его детальное регулирование отсутствовало. В настоящее время особенностью подхода к регулированию названного договора является субсидиарный принцип: не только положения гражданского законодательства, но прежде всего Закона об образовании в РФ.

К соответствующим отношениям применяется специальная статья 54, определяющая порядок, форму заключения договора, стороны договора, требования к обязательным положениям, которые должны быть в таком договоре, специальные основания для его расторжения. При этом рамочные положения отраслевого закона применяются в отношении различных видов и уровней образования, то есть носят универсальный характер.

В соответствии с ч. 9 ст. 54 Закона об образовании в РФ Правила оказания платных образовательных услуг утверждены постановлением Правительства РФ от 15 августа 2013 г. № 706[18] (далее — Правила оказания платных образовательных услуг), которые распространяются на все образовательные организации, независимо от их правового статуса и статуса их учредителей.

На достижение целей унификации регулирования и создания равных гарантий реализации права на образование направлено и закрепление за Министерством образования Российской Федерации полномочия по установлению примерных форм договоров об образовании.

В целях создания условий добросовестной конкуренции и соблюдения прав и законных интересов потенциальных получателей образовательных услуг образец договора об оказании платных образовательных услуг, как и стоимость платных образовательных услуг, должны быть размещены на официальном сайте образовательной организации (независимо от формы собственности). Причем сведения, указанные в договоре об оказании платных образовательных услуг, должны соответствовать информации, размещенной на официальном сайте образовательной организации в сети «Интернет» на дату заключения соответствующего договора (ч. 4 ст. 54). Однако специальных правовых последствий невыполнения данного требования в Законе об образовании в РФ не закреплено. В то же время подобное нарушение можно квалифицировать в рамках ч. 1 ст. 19.30 КоАП РФ[19] как нарушение установленных законодательством об образовании требований к ведению образовательной деятельности, выразившееся в нарушении правил оказания платных образовательных услуг. В качестве наказания за него предусмотрен административный штраф, налагаемый на должностных лиц в размере от 30 тыс. до 50 тыс. руб., а на юридических лиц — от 100 тыс. до 200 тыс. руб.

При этом нарушение правил размещения информации в сети «Интернет» должно быть надлежащим образом задокументировано. Протокол осмотра сайта в данном случае является необходимым средством доказывания. При отсутствии подобных подтверждений факта правонарушения лицо не может быть признано виновным в совершении административного правонарушения (постановление Московского городского суда от 25.08.2014 № 4а-1873/14.).

Несмотря на то что на сегодняшний день правовые рамки для установления платы, ее нормативного регулирования закреплены преимущественно в Законе об образовании в РФ, отдельные положения воспроизведены в подзаконных актах. Например, в Правилах оказания платных образовательных услуг.

В связи с комплексным характером отношений, регулируемых Законом об образовании в РФ, возникают споры, связанные с квалификацией правовой природы нарушений Правил оказания платных образовательных услуг. Образовательные организации в спорах с контрольно-надзорными органами пытаются характеризовать их исключительно как гражданско-правовые, соответственно, не образующие состава административного правонарушения (см., напр., постановление Мосгорсуда от 24.07.2015 № 4а-1592/15, 4а-1591/15, апелляционное определение ВС РФ от 10.01.2017 № АПЛ-16-552). Но подобный подход противоречит отраслевому законодательству, в том числе КоАП РФ.

Наибольшее количество споров между образовательными организациями и обучающимися, их законными представителями возникает в связи с несоразмерностью платы за образовательные услуги их объему, качеству, в том числе с учетом фактического исполнения обязательств. Нередко споры касаются несвоевременного исполнения соответствующих обязательств по договорам об оказании платных образовательных услуг (см., напр., апелляционные определения Мосгорсуда от 08.05.2015, от 30.11.2016). Также дается различное толкование природе правовых последствий расторжения договора об оказании платных образовательных услуг (см., напр., определение ВС РФ от 01.12.2015) и оценке допустимого размера пеней по договору (см., напр., постановление 9 АСС от 16.02.2015).

Кроме того, расхождения встречаются и в части требований к содержанию типовых форм договоров и конкретных договоров об оказании платных образовательных услуг. Споры вызывают необходимость указания полной стоимости образовательных услуг (см., напр., постановление Мосгорсуда от 10.08.2015, Постановление (9АСС от 13.11.2015 № 09АП-46552/2015), требования к форме закрепления изменений к договорам (постановления Мосгорсуда от 26.09.2016 № 4а-4060/16, от 29.07.2016 № 309-АД16-4060/16), а также порядок утверждения соответствующих форм документов локальными актами образовательных организаций (см., напр., постановление ВС РФ от 02.07.2015 № 5-АД15-14).

Правомерность одностороннего изменения существенных условий договора, в частности стоимости образовательных услуг, рассматривается отдельными потребителями как нарушение их прав (см., напр., определение Мосгорсуда от 09.02.2016, апелляционное определение Мосгорсуда от 04.12.2015 № 33-45557/2015). В связи с этим вопрос изменения стоимости образовательных услуг является наиболее острым с точки зрения различий в интересах сторон договора об оказании образовательных услуг. Следует отметить, что далеко не все современные государства реализуют подход, аналогичный российскому в данной сфере. Особенности существуют в законодательстве даже тех государств, которые создают с Россией единое экономическое пространство[20], предполагающее свободное движение товаров, работ, услуг. Например, в Республике Казахстан изменение оплаты обучения разрешено только в случае, если оплата не была внесена единовременно на момент заключения договора, и предусмотрен поэтапный порядок ее внесения соответствующим договором[21]. При этом периодичность изменения ограничена — не более одного раза в год при условии увеличения заработной платы и с учетом индекса инфляции. Соответственно, если оплата была осуществлена единовременно за весь период обучения на момент заключения договора, то указанная сумма является неизменной до окончания срока обучения.

Согласно требованиям, ч. 3 ст. 54 Закона об образовании в РФ в договоре об оказании платных образовательных услуг указываются полная стоимость платных образовательных услуг и порядок их оплаты. Как было отмечено выше, образовательные организации обладают правом снижения стоимости образовательных услуг. Но законодатель не ограничивает в данном случае автономию образовательной организации. Единственно условие — покрытие соответствующих расходов за счет собственных средств этой организации, в том числе средств, полученных от приносящей доход деятельности, добровольных пожертвований и целевых взносов физических и (или) юридических лиц. Иной подход реализован в отношении повышения стоимости образовательных услуг, поскольку в данном случае нарушаются ожидания потребителя относительно его имущественных затрат. По общему правилу законодатель не допускает увеличения стоимости платных образовательных услуг после заключения договора, за исключением случая, прямо предусмотренного Законом об образовании в РФ. Таковое возможно с учетом уровня инфляции, предусмотренного основными характеристиками федерального бюджета на очередной финансовый год и плановый период. Подобное изъятие необходимо с целью обеспечения финансовой устойчивости образовательной организации, последняя существенна не только для самой организации, но и для всего общества в целом, также для конкретного потребителя.

Согласно п. 2 ст. 199 БК РФ[22] при утверждении основных характеристик федерального бюджета на очередной финансовый год и плановый период указываются прогнозируемый в соответствующем финансовом году объем валового внутреннего продукта и уровень инфляции (потребительских цен) (декабрь к декабрю предыдущего года). Привязка к уровню инфляции осуществлена не случайно, так как факт его фиксации в федеральном бюджете позволяет, с одной стороны, предотвратить злоупотребления, с другой, — придать определенность, предсказуемость и стабильность отношениям. Кроме того, подобная информация является публичной и может быть легко проверена сторонами договора. Следует принимать во внимание, что бюджетное финансирование осуществляется также с учетом данной характеристики.

Таким образом, появление подобного исключения из общего запрета на изменение стоимости образовательных услуг обусловлено потребностью обеспечения баланса интересов их потребителя и образовательной организации. Уменьшение стоимости в данном случае не регламентируется специальным образом, то есть дозволяется; потребностей к дополнительному государственному вмешательству в данном случае законодателем усмотрено не было. Предполагается, что рыночные силы вынудят образовательную организацию самостоятельно снизить стоимость таких услуг. Аналогичное положение воспроизведено в Правилах оказания платных образовательных услуг (п. 8).

Однако анализ судебной практики свидетельствует, что потребителями платных образовательных услуг названная норма (Правил оказания платных образовательных услуг) рассматривается как нарушающая их права и противоречащая действующему законодательству, поскольку предусматривается взимание двойной оплаты за предоставление услуги.

Так, потребитель потребовал в суде признать условие договора, содержащее положение п. 8 Правил оказания платных образовательных услуг, недействительным и взыскать денежные средства, проценты за пользование чужими денежными средствами, компенсацию морального вреда.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований, поскольку положения заключенного истцом и ответчиком договора не противоречат ч. 3 ст. 54 Закона об образовании в РФ (апелляционное определение Мосгорсуда от 04.12.2015 № 33-45557/2015, определение Мосгорсуда от 09.02.2016 № 4г/1-387).

Впоследствии гражданин избрал иной способ защиты своих прав и обратился в Верховный суд РФ уже с административным исковым заявлением о признании частично недействующим п. 8 Правил оказания платных образовательных услуг, утвержденных постановлением Правительства РФ от 15 августа 2013 г. № 706.  

В качестве обоснования требований административный истец сослался на то обстоятельство, что оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат абз. 1 п. 1 ст. 16 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей»[23], не согласуются с положением ст. 3 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации»[24] и являются дискриминационными по отношению к заказчику услуги, поскольку предусматривают только повышение стоимости услуг в случае инфляции, но не понижение стоимости услуг в случае дефляции.

В удовлетворении заявленных административным истцом требований было отказано, поскольку оспариваемый административным истцом в части нормативный правовой акт был признан соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. Так, п. 1 ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» предусматривает, что условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Как отметил Верховный суд РФ, данная норма направлена на защиту прав потребителей как экономически более слабой и зависимой стороны в гражданско-правовых отношениях и предполагает обязанность граждан соблюдать законы и иные нормативно-правовые акты.

В соответствии со ст. 1 Закона РФ «О защите прав потребителей» отношения в области защиты прав потребителей регулируются ГК РФ, данным Законом, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Изменение цены договора об оказании платных образовательных услуг в зависимости от уровня инфляции предусмотрено не только п. 8 Правил оказания платных образовательных услуг, но и Законом об образовании в РФ (ч. 3 ст. 54). Исходя из положений п. 2 ч. 2 ст. 215 КАС РФ[25], Верховный суд принял решение об отказе в удовлетворении заявленных требований (решение от 05.10.2016 № АКПИ16-782).

Не согласившись с таким решением Верховного суда, гражданин подал апелляционную жалобу, которая также не была удовлетворена (апелляционное определение ВС РФ от 10.01.2017 № АПЛ16-552). В ней содержалась просьба об отмене решения суда первой инстанции как незаконного и необоснованного и принятии по делу нового решения, удовлетворяющего заявленное им требование. В обосновании жалобы апеллянт указал следующее: суд первой инстанции не учел, что п. 8 Правил оказания образовательных услуг и ч. 3 ст. 54 Закона об образовании в РФ применимы исключительно к юридическим лицам и не регулируют отношения между потребителем и исполнителем в сфере оказания платных образовательных услуг. В связи с этим увеличение стоимости услуг с учетом уровня инфляции следует расценивать как незаконное взимание двойной оплаты за предоставленную услугу. Оспариваемый подзаконный акт не соответствует Закону РФ «О защите прав потребителей».

Апелляционная коллегия ВС РФ согласилась с аргументацией первой инстанции, а также дополнительно с учетом содержания жалобы дала оценку доводам о применимости указанных положений нормативных правовых актов исключительно к юридическим лицам, и нерегулировании ими правоотношений между физическими лицами и исполнителями в сфере оказания платных образовательных услуг. Подобный подход был признан ошибочным, поскольку опровергается нормой Закона об образовании в РФ (ч. 3 ст. 54), не указывающей на такие ограничения.

Следует отметить, что, признавая право образовательных организаций «корректировать полную стоимость платной образовательной услуги с учетом уровня инфляции, предусмотренного законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период», суды отмечают его ограниченный характер (см., напр., постановление 13АСС от 16.06.2016 № 13АП-13421/2016 по делу № А42-8504/2015). В этом случае максимально возможный размер изменения стоимости равен сумме, соответствующей уровню инфляции на текущий финансовый год.

Кроме того, существенно, чтобы соответствующее изменение стоимости было надлежащим образом оформлено. В частности, в судебных актах указывается, что положения Закона об образовании в РФ и Правил оказания платных образовательных услуг предусматривают оформление изменений в заключенный в письменной форме договор с обучающимся (см., напр., постановление ВС РФ от 29.07.2016 № 309-АД16-4556 по делу № А60-34128/2015). Подобный порядок оформления дополнительного соглашения к договору предусмотрен законодателем для должного информирования обучающегося, его родителей (законных представителей) об изменении стоимости услуг, поскольку в случае просрочки оплаты образовательной организацией к заказчику услуг могут быть применены санкции в виде договорной неустойки, а также расторжения договора в одностороннем порядке. В связи с этим закрепление в договорах условия об одностороннем праве образовательной организации изменять стоимость образовательных услуг без заключения дополнительного соглашения к договору признано ущемляющим права и законные интересы потребителей по сравнению с правилами, установленными законами и иными правовыми актами Российской Федерации[26].

Таким образом, можно констатировать, что закрепленный на сегодняшний день в образовательном законодательстве Российской Федерации баланс частных и публичных интересов в части периодичности, оснований и пределов изменения платы за образовательные услуги позволяет гарантировать доступ к образованию и реализацию закрепленных в Конституции РФ прав на образование. Образовательным организациям следует обратить особое внимание на реализацию принципа информационной открытости в их деятельности, рекомендуется также более тщательно оформлять как локальные нормативные акты, так и договоры на оказание образовательных услуг с целью превенции конфликтов и обеспечения надлежащих условий для реализации права граждан на образование.


Литература

1.Верденхоф, О. Р. Необходимость взаимодействия рыночного и государственного механизмов регулирования образовательного рынка / О. Р. Верденхоф, С. И. Димитрова, М. М. Петрова [Электронный ресурс]. URL: http://www.sgu.ru/sites/default/files/conf/files/2016-03/o-sevda-mp.pdf

2.Правовое регулирование деятельности организаций, оказывающих услуги в сфере здравоохранения, образования и культуры: научно-практическое пособие / отв. ред. Н. В. Путило. — М.: ИЗиСП при Правительстве РФ; Юридическая фирма «Контракт», 2012. — 336с.

3.Marlena, A. SC ruling on private school fees: Govt regulation is important, but can't be long-term strategy. URL: http://www.firstpost.com/india     /sc-ruling-on-private-school-fees-govt-regulation-is-important-but-cant-be-long-term-strategy-3273652.html

4.Marlena, A. SC ruling on private school fees: Govt regulation is important, but can't be long-term strategy. URL: http://www.firstpost.com/india/sc-ruling-on-private-school-fees-govt-regulation-is-important-but-can...



[1] СЗ РФ. 2012. № 53 (ч. 1), ст. 7598.

[2] «Существующее сегодня многообразие форм собственности во многом определяет возможности государства по управлению социальной сферой». См. об этом: Правовое регулирование деятельности организаций, оказывающих услуги в сфере здравоохранения, образования и культуры: научно-практическое пособие / отв. ред. Н. В. Путило. М.: ИЗиСП при Правительстве РФ; Юридическая фирма «Контракт», 2012. С. 258.

[3] См.: Trends Shaping Education Spotlight 8. P. 1. URL: http://www.oecd.org/edu/ceri /spotlight 8-Inequality.pdf

[4] См.: Marlena A. SC ruling on private school fees: Govt regulation is important, but can't be long-term strategy. URL: // http://www.firstpost.com/india/sc-ruling-on-private-school-fees-govt-regulation-is-important-but-can...

[5] Платные образовательные услуги представляют собой осуществление образовательной деятельности по заданиям и за счет средств физических и (или) юридических лиц по договорам об оказании платных образовательных услуг. Доход от оказания таких услуг используется указанными организациями в соответствии с уставными целями.

[6] Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12.12.1993 // СЗ РФ. 2014. № 31, ст. 4398.

[7] Верденхоф О. Р., Димитрова С. И., Петрова М. М. Необходимость взаимодействия рыночного и государственного механизмов регулирования образовательного рынка. С. 10 [Электронный ресурс]. URL: http://www.sgu.ru/sites/default/files/conf/files/2016-03/o-sevda-mp.pdf

[8] Как и ранее, законодательно запрещается включать в родительскую плату расходы на реализацию образовательной программы начального общего, основного общего и (или) среднего общего образования, а также расходов на содержание недвижимого имущества государственных и муниципальных образовательных организаций (п. 9 ст. 66).

[9] За детьми-инвалидами, детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, а также за детьми с туберкулезной интоксикацией.

[10] Данная категория лиц достаточно многочисленна. В нее входят студенты, являющиеся детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лица, потерявших в период обучения обоих родителей или единственного родителя, дети-инвалиды, инвалидов I и II групп, инвалиды с детства, студенты, подвергшиеся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС и иных радиационных катастроф, вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, студенты, являющиеся инвалидами вследствие военной травмы или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, и ветераны боевых действий, а также студенты из числа граждан, проходивших в течение не менее 3 лет военную службу по контракту в ВС России, во внутренних войсках МВД России и федеральных государственных органах, в войсках национальной гвардии Российской Федерации, в инженерно-технических, дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти и в спасательных воинских формированиях федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области гражданской обороны, Службе внешней разведки Российской Федерации, органах ФСБ России, органах государственной охраны и федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации на воинских должностях, подлежащих замещению солдатами, матросами, сержантами, старшинами, и уволенных с военной службы по специальным основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», а также студенты, получившие государственную социальную помощь.

[11] См.: Постановление Правительства РФ от 14.11.2014 № 1190 «О Правилах определения размера платы за коммунальные услуги, вносимой нанимателями жилых помещений в общежитиях, входящих в жилищный фонд организаций, осуществляющих образовательную деятельность, по договорам найма жилого помещения в общежитии» // СЗ РФ. 2014. № 47, ст. 6550.

[12] Само понятие «конфликт интересов педагогического работника» раскрыто в ст. 2 Закона об образовании в РФ.

[13] К таковым автор относит федеральные государственные организации, осуществляющие образовательную деятельность и находящиеся в ведении Генпрокуратуры РФ, СК России, СВР России, федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности, федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области гражданской обороны, федеральных органов исполнительной власти, которые осуществляют функции, перечисленные в ч. 1 ст. 81 Закона об образовании в РФ.

[14] СЗ РФ.1998. № 13, ст. 1475.

[15] См.: Определение КС РФ от 08.02.2011 № 129-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гасанова Романа Мамедовича на нарушение его конституционных прав пунктами 3 и 5 статьи 20.1 и пунктом 7 статьи 35 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе"». Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

[16] См. об этом: Журавлева О. О. Принципы финансово-правового регулирования отно­шений в сфере образования // Образовательное законодательство России. Новая веха развития : монография / Л. В. Андриченко, В. Л. Баранков, Б. А. Булаевский и др.; отв. ред. Н. В. Путило, Н. С. Волкова; ИЗиСП при Правительстве РФ. М. : ИД «Юриспруденция», 2015. С. 183.

[17] Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 30, ст. 1797.

[18] СЗ РФ. 2013. № 34, ст. 4437.

[19] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. 1), ст. 1.

[20] См.: Договор о Евразийском экономическом союзе (г. Астана, 29.05.2014) [Электронный ресурс] // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии : http://www.eurasian commission.org. Кроме того, активно обсуждается вопрос о создании единого образовательного пространства.

[21] Закон Республики Казахстан от 27.07.2007 № 319-III «Об образовании» (п. 6 ст. 64) // Казахстанская правда. 2007. № 127 (25372). 15 авг.

[22] Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 № 145-ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 31, ст. 3823.

[23] СЗ РФ. 1996. № 3, ст. 140.

[24] СЗ РФ. 1997. № 51, ст. 5712.

[25] Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 № 21-ФЗ // СЗ РФ. 2015. № 10, ст. 1391.

[26] Постановление ВСС РФ от 29.07.2016 № 309 АД16-4556 по делу № А60-34128/2015.



Возврат к списку