ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Право на образование — главная конституционная ценность российской молодежи

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 11, 2016 (декабрь)

Свидетельство о регистрации СМИ –  ПИ № ФС77-3049 от 07 декабря 2007 г.

АВТОРЫ: Нарутто С. В., Ростовская Т. К.

АННОТАЦИЯ

В статье анализируется право молодых людей на образование в качестве конституционной ценности, влияющей на уровень их жизни и перспективы успешного развития. Определяется место права на образование в системе конституционных прав личности, проблемы его гарантированности государством.

Обращается внимание на то, что право на образование, равно как и другие основные права человека, признаются единственно высшей и приоритетной ценностью в системе конституционных ценностей, которой связано в своей деятельности и подчинено ей государство. Вместе с тем авторы полагают, что в основе всех конституционных ценностей лежит баланс частных и публичных интересов. Государство заинтересовано в том, чтобы молодежь как ресурс будущего реализовала право на образование.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Молодежь; конституционные ценности; конституционное право личности; право на образование.

 

Конституция любого государства закрепляет систему общественных ценностей и нацелена на то, чтобы на их основе формировалось мировоззрение членов общества[1]. Конституционные ценности являются базовыми, основополагающими. Сама Конституция Российской Федерации[2] (далее — Конституция РФ) как главный правовой источник, действующий более 20 лет, также представляет собой ценность, поскольку она внесла в общество определенное согласие, установила новые ценностные ориентиры для прогрессивного развития государства и общества, выделив среди них главнейшие, которые определили коренные устои государственного и общественного строя[3].

«Практически каждое слово, все закрепленные в Конституции РФ институты выражают видение желаемой социально-политической системы страны, то есть социально-политический идеал»[4].

Под конституцией (лат. «сonstitution» — «построение», «установление»). в современном значении слова обычно понимается главный нормативный правовой акт государства, закрепляющий основы отношений между государством, личностью и обществом, организацию государственной власти.

Конституция имеет особенности, отличающие ее от иных нормативных правовых актов.

Во-первых, конституция принимается особым субъектом — народом. В преамбуле Конституции РФ провозглашено, что она принята многонациональным народом Российской Федерации, соединенным общей судьбой на своей земле.

Во-вторых, конституция имеет учредительный, первичный характер. Нормами Конституции РФ, которые являются первичными по отношению ко всем другим правовым нормам, определяются наименование нашего государства, форма его правления, форма государственного устройства. Конституцией учреждаются система органов государственной власти, их наименование, компетенция, основы статуса органов местного самоуправления. Конституционно-правовыми нормами устанавливаются наименование и юридические свойства нормативных правовых актов, порядок их принятия, опубликования и вступления в силу. В Конституции РФ провозглашаются и гарантируются основные права, свободы и обязанности человека и гражданина.

В-третьих, конституция закрепляет основы во всех сферах общественных отношений (политической, экономикой, социальной и духовной), устанавливая наиболее важные, фундаментальные ориентиры для развития государства и общества.

В-четвертых, конституцию характеризует высокая степень обобщенности норм и политизации. Многие нормы Конституции РФ не содержат конкретных правил поведения, прав и обязанностей субъектов отношений, нуждаются в конкретизации на уровне законов и подзаконных актов. Однако нормы Конституции РФ устанавливают принципиальные начала, которыми руководствуются все законодатели и правоприменители, граждане, организации. Конституция РФ закрепляет сложившееся в государстве соотношение политических сил.

В-пятых, Конституция РФ характеризуется наибольшей стабильностью по сравнению с другими нормативными правовыми актами.

И, наконец, в-шестых, конституция обладает особыми юридическими свойствами, которые непосредственно в ней закреплены. В Конституции РФ это: верховенство, высшая юридическая сила, ядро правовой системы и системы права, усложненный порядок принятия и изменения, повышенная охрана.

Таким образом, Конституция РФ занимает главенствующее место в системе российских источников права, обусловленное: основополагающим характером норм, которые определяют направление всего правового регулирования и правоприменения; широтой воздействия конституционных норм на сферы общественной жизни; непосредственным определением в ней многих видов источников права, их юридической силы, порядка принятия и введения в действие; ее значением не только для государства, но и общества, каждого индивида.

В силу вышеизложенного закрепление на конституционном уровне основных прав и свобод личности, включая право на образование, имеет важное значение, определяющее облик образовательного процесса в стране.

Все конституционные права и свободы признаются государством в качестве естественных, равных, неотчуждаемых и защищаемых законом. Данные свойства конституционных прав и свобод предполагают необходимость их адекватной гарантированности, возлагают на государство не только пассивную обязанность воздержания от вмешательства в границы свободы личности, но и активную обязанность, которая выражается в законодательной, управленческой и судебной деятельности, направленной на содействие в практическом осуществлении индивидом принадлежащих ему прав и свобод[5].

В части 1 ст. 45 Конституции РФ гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Это обусловлено тем, что именно они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18). Таким образом, гарантирование прав и свобод человека и гражданина является основной целью деятельности государства. Известный русский государствовед Ф. Ф. Кокошкин писал, что целью современного государства является обеспечение общественных интересов, под которыми он понимал «наибольшую сумму блага для наибольшего количества лиц» с учетом интересов будущих поколений, а «в настоящее время граждане ждут и требуют от государства не только внешней защиты и охраны внутреннего порядка, но и широкого содействия их материальному и духовному благосостоянию и развитию»[6].

По справедливому утверждению О. Е. Кутафина, признание человека, его прав и свобод высшей ценностью, приоритета прав человека должно оказывать определяющее влияние не только на содержание основных прав и свобод человека и гражданина, но и на всю деятельность конституционного государства, на его компетенцию и потенциальные возможности. «Государство в условиях действия этого признания не вправе в своей деятельности выходить за устанавливаемые им границы взаимоотношений с человеком. Только действуя в этих рамках, в интересах человека, государство приобретает те черты, которые характеризуют его как конституционное»[7]. Такое государство обязательно стремится «обеспечить справедливый порядок отношений между государством и индивидом, ограничить самовластие государства и обеспечить автономию и свободу личности, условия и гарантии, обеспечивающие уверенность человека в предсказуемости действий властей, соблюдении баланса в отношении свободы личности и ограничении ее эгоизма и произвола»[8].

Конституция РФ определяет основные направления развития государства и общества, провозглашая ряд конституционных ценностей, влияющих на жизнь каждого человека и развитие страны в целом. Ценностная ориентация государственных структур и всего общества на самом высоком юридическом уровне влияет на их прогрессивное развитие. Неслучайно специалисты отмечают наибольшее значение для аксиологии наряду с моральными ценностями, ценностями научного познания, ценности человеческой истории, правовые ценности[9], нормативную основу которых составляет Конституция РФ. По мнению Н. С. Бондаря, Конституция РФ содержит в себе своего рода генетический (социокультурный) код многонационального народа России, который должен определять конституционные параметры достигнутого и обозначать нормативно-правовые ориентиры дальнейшего развития общества и государства, а юридическим выражением этого кода служат прежде всего конституционные ценности[10]. Конституционные ценности, представляющие совокупность универсальных приоритетных социальных принципов, формализованных в Конституции РФ, призваны обеспечивать оптимальное развитие личности, общества и государства. Конституция РФ исходит из того, что государство не предоставляет людям их основные, то есть конституционные, права и свободы. Эти права принадлежат людям от рождения и не могут приобретаться от государства.

Особое значение в системе конституционных ценностей придается праву на образование, которое закреплено в ст. 43 Конституции РФ. Право на образование является личным, неотчуждаемым правом, его нельзя передать другому лицу или наследовать. «Образование как социальный институт обеспечивает системный процесс накопления, хранения и распространения знаний, получаемых на базе развития науки и социального опыта нации»[11].

Государством гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии. Основное общее образование обязательно. Данное требование применительно к конкретному обучающемуся сохраняет свою силу до достижения им возраста 15 лет. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования. Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и самообразования. В целях реализации права на образование граждан, нуждающихся в социальной помощи, государство полностью или частично несет расходы на их содержание в период получения ими образования. Категории граждан, которым оказывается данная помощь, ее формы, размеры и источники устанавливаются федеральным законом. Государство создает гражданам с отклонениями в развитии условия для получения ими образования, коррекции нарушений развития и социальной адаптации на основе специальных педагогических подходов. Государство оказывает содействие в получении образования молодым гражданам, проявившим выдающиеся способности, в том числе посредством предоставления им специальных государственных стипендий.

Молодежь является социально-демографической группой, которая определяет не только настоящее, но и будущее развития любого общества и государства. Российское общество обладает существенным интеллектуальным и научным потенциалом, человеческим капиталом, где значительное место принадлежит молодежи. Полноценная реализация потенциала молодежи в рамках решения стратегических задач развития страны возможна при эффективной реализации государственной молодежной политики, в том числе и в образовательной сфере.

Официальные документы Российской Федерации определяют статус молодежи как социально-демографической группы возрастным критерием в возрасте от 14 до 30 лет. В некоторых случаях, определенных нормативными правовыми актами Российской Федерации и ее субъектов, — до 35 лет и старше, имеющих постоянное место жительства в Российской Федерации или граждан Российской Федерации, проживающих за рубежом[12]. В 2015 году в Российской Федерации проживало более 32,6 млн человек в возрасте от 14 до 30 лет включительно, что составило около 22,2 % от общей численности населения страны.

Необходимость правового закрепления особого статуса молодежи объясняется определяющей ролью подрастающего поколения в гарантировании жизнеспособности общества и прогнозировании его будущего развития.

Молодежь является наиболее перспективной социальной категорией для нашего государства, поскольку от нее зависит социально-экономическое и демографическое развитие России, представляет собой «наиболее выраженный потенциал для инновационного развития страны»[13].

«Забота о будущих поколениях — это самые надежные, умные и благородные инвестиции»[14]. По утверждению Президента РФ, от молодежи зависит, «сможет ли Россия сберечь и приумножить себя саму. Сможет ли она быть современной, перспективной, эффективно развивающейся, но в то же время сможет ли не растерять себя как нацию, не утратить свою самобытность в очень непростой современной обстановке»[15].

Возрастной критерий категории «молодежь» в отечественном законодательстве и международных договорах Российской Федерации, являющихся составной частью российской правовой системы, дифференцируется с учетом периодов взросления (детство, юность, молодость), и, как верно отмечается в литературе, «часто граница между ювенальным возрастом и возрастом зрелости в нормативных правовых актах определяется способностью молодых людей самостоятельно в полном объеме осуществлять свои права»[16]. Возрастной критерий полной дееспособности закреплен прежде всего на конституционном уровне. Согласно ст. 60 Конституции РФ гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет. Европейской социальной хартией, вступившей в силу для России с 1 декабря 2009 г.[17], специальные гарантии на социальную, правовую и экономическую защиту предусмотрены для детей и молодежи в целях обеспечения эффективного осуществления ими права воспитываться в обстановке, способствующей полному развитию их личности, а также их физических и умственных способностей (ст. 17).

Конституционные права и свободы, включая и право на образование, составляют ядро основы правового статуса молодого человека, наряду с такими элементами, как дееспособность, гражданство, гарантии, обязанности и установленная законами ответственность за их исполнение. Конституционные права и свободы являются едиными и одинаковыми для всех, принадлежат каждой личности независимо от возраста и иных обстоятельств. Их ценность проявляется в необходимости обеспечения уважения достоинства личности, ограничения всевластия государства, установления пределов свободы личности и общественного правопорядка.

Право на образование как одно из важнейших социальных прав человека создает необходимую предпосылку его развития как личности, тесно связано с другими политическими, социально-экономическими правами человека[18]. Не реализовав право на образование, человек не может в полной мере воспользоваться правом на труд, медицинскую помощь, участие в управлении делами государства, в культурной жизни и др. В то же время осуществление самого права на образование зависит от целого ряда прав и свобод, включая право на информацию, свободу мысли, слова и совести, право на объединение, которые «создают реальные гарантии для формирования качества образования, соответствующего современным требованиям»[19]. Образование является важнейшим ресурсом устойчивого социально-экономического и духовного развития российского государства, определяющим социальную стабильность и уровень образованности населения. Благодаря развитию системы образования, молодые люди имеют возможность освоить новые профессии, получить необходимые для этого знания и полезные навыки и тем самым способствовать как своему профессиональному росту, так и повышению качества человеческого потенциала в нашей стране.

«Образование как социальный институт обеспечивает системный процесс накопления, хранения и распространения знаний, получаемых на базе развития науки и социального опыта нации»[20]. Эффективное обеспечение права на образование является одной из обязательных предпосылок не только научно-технического, но и общественного прогресса; плохо образованные люди, как правило, не способны ни осознать свои права, ни соотнести их с правами других[21].

Проводимые реформы в области образования и изменения организации образовательной деятельности образовательных организаций существенно влияют на реализацию права на образование. С одной стороны, за годы реформ значительно увеличилось количество государственных и негосударственных учебных учреждений в системе среднего и высшего образования, заметно выросла численность учащихся средних и средних специальных учебных заведений, студентов вузов, осуществлены модернизация учебных программ и внедрение в учебный процесс современных дисциплин[22]. С другой стороны, введение ЕГЭ, внедрение двухступенчатой системы образования «бакалавриат – магистратура», создание балльно-рейтинговой системы как универсального критерия оценки знаний студентов и многие другие дополнительные новации привели к негативным последствиям, которые выражаются в падении социального статуса учителя и преподавателя, бюрократизации системы образования, ликвидации централизованной системы образовательных критериев и эталонов, профильного школьного образования и замене его специализацией по классам в рамках обычных школ, отмене системы докторантского образования, насаждении в образовательный процесс формалистского подхода, убивающего творческий компонент, талант, способность проникать в суть и сущность явлений[23].

Анализ социологических исследований[24] и мониторинга о состоянии молодежной политики в субъектах Российской Федерации в 2012 году, проведенного Росмолодежью[25], иллюстрируют следующую тенденцию изменения образовательного статуса молодежи.

К положительным факторам, определяющим позитивную динамику образовательного потенциала современной российской молодежи, относятся:

- рост уровня общего среднего и высшего образования;

- стремление к получению статусного, качественного высшего образования.

В настоящее время для нашей страны наблюдается серьезное превышение численности лиц, получающих высшее образование, над численностью лиц со средним профессиональным образованием, что в целом характерно для стран с развитой экономикой. Ежегодно российские вузы принимают на первый курс до полутора миллионов молодых людей — выпускников образовательных организаций среднего общего образования и среднего профессионального образования. На 10 тысяч населения у нас приходится до 500 студентов — это весьма высокий уровень. Привлекательность высшего образования для молодежи характеризуется в том числе и востребованностью на рынке труда высококвалифицированных специалистов. Вместе с тем исследователи подчеркивают, что работодатели обращают внимание и на социализацию, которая развила в соискателе навыки к профессиональному развитию, умению общаться и т. п. качества, а также на повышение значений инструментальных ценностей образования.

Ценностное отношение к образованию отражает синтез традиционных и современных установок, то есть оно сочетает самоценное и инструментальное отношение. Образование как безусловную ценность воспринимают 39 % мужчин и 37,5 % женщин. Остальные разделяют инструментальные ценности, характеризующие отношение к образованию как к средству достижения других целей (диплома, престижа, карьеры).

Среди отрицательных факторов:

- социокультурные основания стратификации жизненного старта молодежи;

- отсутствие единой модели социального старта молодежи вследствие её социального расслоения;

- стремление к получению высшего образования по причине инструментальных мотивов (получение диплома, отсрочка от армии); снижение значения ценностей знания и интереса к учебе; терминальных ценностей образования.

Несмотря на рост образовательного уровня молодежи, нарастающие тенденции инструментализации ценностей образования и знания в ее мотивационной структуре становятся значимой предпосылкой деформации образовательного статуса молодежи. Эта тенденция приобрела устойчивый характер под воздействием противоречий между уровнем образовательной подготовки молодежи и оплатой труда, а также невостребованности знаний в связи с кризисным состоянием экономики и увеличением доли молодежи, работающей не по специальности.

В современных условиях возрастает роль и востребованность научно-теоретического осмысления новых образовательных реалий и процессов в молодежной среде в контексте эгалитарной (активной) гендерной государственной политики, в рамках которой нормативные мужские и женские свойства выглядят альтернативными и взаимодополняющими.

Высокой экономической активности российских женщин способствует государственная образовательная политика, способная обеспечить равный доступ обоих полов к образованию как необходимому условию достижения гендерного равенства.

Принцип равноправия представителей обоих полов провозглашен ст. 19 Конституции нашей страны, а право каждого человека на образование и недопустимость дискриминации закреплено в ст. 3 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ (в ред. от 03.07.2016) «Об образовании в Российской Федерации»[26]. Таким образом, следует согласиться с ведущим российским ученым О. А. Хасбулатовой, которая обращает внимание на принципиальный характер равного доступа обоих полов к образованию в силу того, что именно «через образование осуществляется гендерная социализация личности, передача от поколения к поколению социокультурных ценностей, образцов поведения, в том числе и в гендерных отношениях»[27].

Результаты проведенных комплексных исследований свидетельствуют, что в современном российском обществе уровень образования является одним из немногих показателей, по которому женщина достигла фактически равного положения с мужчинами: женщины составляют 81 % студентов педагогических, 71 % студентов медицинских вузов, 64 % студентов гуманитарно-социальных специальностей[28].

По данным Росстата, в 2013/2014 учебном году численность студентов в российских образовательных организациях высшего образования составила 5 648 671 человек, в том числе женщин 3 054 491 (обучающихся по программам специалитета 1 335 690 человек и по программам бакалавриата и магистратуры 1 718 801 человек[29]; в 2014/2015 учебном году общее количество российских студентов составляло 5 209 019 человек, в том числе женщин 2 812 669, мужчин — 2 396 350[30]. При сокращении численности студентов доля женщин остается несколько больше половины — 54 %.

В порядке эксперимента[31] ряд вузов с целью содействия молодым женщинам в возрасте до 23 лет, имеющим одного и более детей, в их адаптации к новым социальным условиям, создания условий для подготовки их к обучению по программам бакалавриата и (или) специалитета в федеральных государственных образовательных организациях высшего образования, принял в рамках установленных квот указанные категории молодых женщин на обучение на подготовительных отделениях за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета по очной, очно-заочной и заочной формам обучения (в том числе с применением дистанционных образовательных технологий и электронного обучения). При этом молодым женщинам, обучающимся на подготовительных отделениях по очной форме обучения, выплачивается стипендия. Как видим, эксперимент направлен на содействие молодым мамам в получении качественного высшего образования. Бесплатное обучение молодых женщин на подготовительных отделениях вузов позволит им наравне с выпускниками школ участвовать в приеме на обучение по программам бакалавриата и специалитета. В эксперименте участвует 51 вуз в 50 субъектах Российской Федерации. Отобранные вузы являются ведущими учебными заведениями, располагающими подготовительными отделениями, которые могут обеспечить молодым женщинам высокий уровень обучения.

Особое внимание следует уделить оценке уровневого образования «бакалавриат — магистратура», введенного в результате присоединения России в 2003 году к Болонскому процессу, направленному на сопоставимость степеней, присваиваемых выпускникам в Европе. Вместе с тем необходимо отметить существующие различия при трудоустройстве бакалавров и магистров. Если в Европе бакалавры работают во всех структурах, то в России негласно принято считать бакалавриат первой ступенью высшего образования, и в этой связи у многих выпускников возникают проблемы при трудоустройстве, например, в органы государственной власти, правоохранительные и судебные структуры. Также бакалавры не имеют права поступать в аспирантуру (третий уровень высшего образования). Вслед за большинством работодателей полагаем, что предпочтение для работы в органах власти следует отдавать более квалифицированным специалистам или магистрам, так как за 4 года обучения в бакалавриате невозможно получить качественное профессиональное образование. Зададимся вопросом: нарушается ли конституционное право выпускника-бакалавра при трудоустройстве на работу? Если да, то необходимо срочно разработать и принять комплекс государственных мер защиты прав выпускников-бакалавров либо отказаться от этого уровня образования. В этой связи следует обратиться к опыту советской системы образования, которая была ориентирована на получение качественного образования в виде единой модели подготовки специалиста.

Изложенное свидетельствует о необходимости переосмысления опыта образовательных реформ предыдущих лет, которые привели к снижению государственных гарантий права на качественное образование.

 

Литература

1. Барышков, В. П. Аксиология : учебное пособие / В. П. Барышков. — Саратов: Издательский центр «Наука», 2009. — 65 с.

2. Бондарь, Н. С. Аксиология судебного конституционализма: конституционные ценности в теории и практике конституционного правосудия. Серия «Библиотечка судебного конституционализма». Вып. 2. — М. : Юрист, 2013. — 198 с.

3. Гендерный подход в деятельности государственных и муниципальных служащих: учебное пособие / под ред. О. А. Хасбулатовой. — Иваново: Иван. гос. ун-т, 2007. — 150 с.

4. Зубок, Ю. А. Молодежь и молодежная политика в современном российском обществе / Ю. А. Зубок, Т. К. Ростовская, Н. Л. Смакотина. — М.: ИТД «ПЕРСПЕКТИВА», 2016. — 166 с.

5. Индикаторы образования: 2016: статистический сборник / Н. В. Городникова, Л. М. Гохберг, К. А. Дитковский и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: НИУ ВШЭ, 2016. — 195 с.

6. Козырин, А. Н. Образование и право на образование / А. Н. Козырин // Реформы и право. — 2015. — № 2. — С. 42–53.

7. Кретова, Л. А. Влияние реформ современной России на реализацию конституционного права на образование / Л. А. Кретова // Пробелы в российском законодательстве. Юридический журнал. — 2008. — № 1. — С. 21–25.

8. Лучин, В. О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации / В. О. Лучин. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. — 687 с.

9. Мишина, И. Д. Конституция РФ: обоснование ценностного подхода / И. Д. Мишина // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 15-летию Конституции Российской Федерации / отв. ред. И. М. Мацкевич, Е. С. Шугрина. — М., 2009. — Т. 1. — 568 с.

10. Нарутто, С. В. Конституция Российской Федерации как ценностный ориентир развития государства и общества. Российская молодежь: социально-демографический портрет и система ценностей в контексте многонациональной основы российского государства: коллективная монография / под ред. чл.-кор. РАН, д-ра экон. наук, проф. С. В. Рязанцева и д-ра соц. наук, проф. Т. К. Ростовской. — М.: ИТД «ПЕРСПЕКТИВА», 2017. — 600 с.

11. Образование в Российской Федерации: 2014: статистический сборник. — М.: НИУ ВШЭ, 2014. — 464 с.

12. Сергеев, А. Л. Реформа образования в России: проблемы и перспективы / А. Л. Сергеев // Конституционное и муниципальное право. — 2013. — № 9. — С. 28–31.




[1] См. об этом: Мишина И. Д. Конституция РФ: обоснование ценностного подхода // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 15-летию Конституции Российской Федерации / отв. ред. И. М. Мацкевич, Е. С. Шугрина. М., 2009. Т. 1 С. 22.

[2] (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. № 31, ст. 4398.

[3] См.: Нарутто С. В. Конституция Российской Федерации как ценностный ориентир развития государства и общества. Российская молодежь: социально-демографический портрет и система ценностей в контексте многонациональной основы российского государства : коллективная монография / под ред. чл.-кор. РАН, д-ра экон. наук, проф. С. В. Рязанцева и д-ра соц. наук, проф. Т. К. Ростовской. М. : ИТД «ПЕРСПЕКТИВА», 2017. С. 9.

[4] Мишина И. Д. Указ. соч., с. 24.

[5] Комментарий к Конституции Российской Федерации / под ред. В. Д. Зорькина, Л. В. Лазарева. М., 2009. С. 180–181.

[6] Кокошкин Ф. Ф. Лекции по общему государственному праву. М., 1912. С. 99, 104.

[7] Кутафин О. Е. Российский конституционализм. С. 199.

[8] Там же. С. 200.

[9] См.: Барышков В. П. Аксиология: учебное пособие. Саратов: Издательский центр «Наука», 2009. С. 4.

[10] См. об этом: Бондарь Н. С. Аксиология судебного конституционализма: конституционные ценности в теории и практике конституционного правосудия. Серия «Библиотечка судебного конституционализма». Вып. 2. М. : Юрист, 2013. С. 23.

[11] Лучин В. О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2002. С. 196.

[12] Об утверждении Основ государственной молодежной политики Российской Федерации на период до 2025 года : распоряжение Правительства РФ от 29.11.2014 № 2403-р // СЗ РФ. 2014. № 50, ст. 7185.

[13] Лучин В. О. Указ. соч. С. 196.

[14] Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 30 ноября 2010 г. // Российская газета. 2010. 01 дек.

[15] URL: http://pravkuban.ru/main/1158346121-prezident-vladimir-putin-ot-togo-kak-my-vospity vaem-molodezh-zavisit-budushhee-rossii.html (дата обращения: 14.03.2017).

[16] Кабанов В. Л. Ювенальный возраст и его характеристики в современном российском законодательстве // Современное право. 2014. № 10. С. 27.

[17] Бюллетень международных договоров. 2010. № 4. С. 17–67.

[18] См. об этом: Козырин А. Н. Образование и право на образование // Реформы и право. 2015. № 2. С. 45.

[19] Кретова Л. А. Влияние реформ современной России на реализацию конституционного права на образование // Пробелы в российском законодательстве. Юридический журнал. 2008. № 1. С. 21.

[20] Лучин В. О. Указ. соч. С. 196.

[21] Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ от 17 февраля 2009 г. // Российская газета. 2009. 17 апр.

[22] См. об этом: Зубок Ю. А., Ростовская Т. К., Смакотина Н. Л. Молодежь и молодежная политика в современном российском обществе. М. : ИТД «ПЕРСПЕКТИВА», 2016. С. 27–28.

[23] Подробнее об этом см.: Сергеев А. Л. Реформа образования в России: проблемы и перспективы // Конституционное и муниципальное право. 2013. № 9. С. 28.

[24] См., например: Зубок Ю. А., Ростовская Т. К., Смакотина Н. Л. Указ. соч.

[25] Статистические показатели представлены по 70 субъектам Российской Федерации.

[26] СЗ РФ. 2012. № 53 (ч. 1), ст. 7598.

[27] Гендерный подход в деятельности государственных и муниципальных служащих : учебное пособие / под ред. О. А. Хасбулатовой. Иваново : Иван. гос. ун-т, 2007. С. 27.

[28] Женщины и мужчины в России : краткий статистический сборник / Госкомстат России. М., 2004. С. 79.

[29] Образование в Российской Федерации: 2014 : статистический сборник. М. : НИУ ВШЭ, 2014. С. 366–369.

[30] Индикаторы образования: 2016 : статистический сборник / Н. В. Городникова, Л. М. Гохберг, К. А. Дитковский и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». М. : НИУ ВШЭ, 2016. С. 146.

[31] О проведении в 2013–2015 годах эксперимента по обучению молодых женщин в возрасте до 23 лет, имеющих одного и более детей, на подготовительных отделениях федеральных государственных образовательных организаций высшего образования : постановление Правительства РФ от 31.08.2013 № 756 (в ред. от 03.11.2014) // СЗ РФ. 2013. № 36, ст. 4584.



Возврат к списку