ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Правовые проблемы реализации отдельных полномочий государственных органов в сфере общего образования

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 11, 2016 (декабрь)

Свидетельство о регистрации СМИ –  ПИ № ФС77-3049 от 07 декабря 2007 г.

АВТОРЫ: Селиверстова О. И.

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются проблемы реализации некоторых полномочий федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления в сфере общего образования. Исследуются особенности правового регулирования полномочий по обеспечению социальных, экономических, организационных и иных условий, способствующих получению качественного образования. Проводится анализ правоприменительной практики по вопросам предоставления школьникам бесплатных рабочих тетрадей, обеспечения содержания зданий и сооружений муниципальных образовательных организаций, утверждения федерального перечня учебников. Делаются выводы о наиболее приемлемых способах урегулирования обозначенных в статье проблем, предлагаются правовые методы их решения.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Общее образование; полномочия федеральных органов государственной власти в сфере общего образования; полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере общего образования; полномочия органов местного самоуправления в сфере общего образования; государственные гарантии реализации права на образование; социально-экономические условия для получения качественного образования; федеральный перечень учебников; рабочие тетради; содержание зданий и сооружений образовательных организаций.

 

В соответствии с ч. 4 ст. 5 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[1] (далее — Закон об образовании в РФ) реализация права каждого человека на образование обеспечивается путем создания федеральными государственными органами, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления соответствующих социально-экономических условий, расширения возможностей удовлетворять потребности человека в получении образования различных уровня и направленности в течение всей жизни.

Структура распределения полномочий в сфере общего образования основана, прежде всего, на положениях Конституции Российской Федерации[2] (далее — Конституция РФ). Согласно п. «е» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ общие вопросы воспитания и образования отнесены к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Полномочия органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, которые данными органами осуществляются самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, установлены Федеральным законом от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»[3].

По справедливому замечанию З. П. Дащинской, «основная нагрузка в плане обеспечения государственных гарантий реализации прав на получение общедоступного и бесплатного дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования в рамках установленного разграничения полномочий ложится на органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Причем это касается обеспечения образования, осуществляемого и в муниципальных образовательных организациях, и в государственных образовательных организациях субъектов РФ, и в частных общеобразовательных организациях, осуществляющих образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию основным общеобразовательным программам»[4].

Органам государственной власти субъектов Российской Федерации также передан достаточно большой объем федеральных государственных полномочий в сфере образования, в большей степени относящихся к сфере государственной регламентации образовательной деятельности. «Все это требует существенных ресурсов со стороны субъектов Российской Федерации — финансовых, материальных, кадровых, организационных, методических и других»[5].

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 8 Закона об образовании в РФ к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере образования относится обеспечение государственных гарантий реализации прав на получение общедоступного и бесплатного дошкольного образования в муниципальных дошкольных образовательных организациях, общедоступного и бесплатного дошкольного, начального общего, основного общего, среднего общего образования в муниципальных общеобразовательных организациях, обеспечение дополнительного образования детей в муниципальных общеобразовательных организациях посредством предоставления субвенций местным бюджетам, включая расходы на оплату труда, приобретение учебников и учебных пособий, средств обучения, игр, игрушек, в соответствии с нормативами, определяемыми органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Анализ правоприменительной практики показывает, что объем осуществления указанных полномочий может варьироваться в зависимости от финансовой ситуации в субъекте Российской Федерации, качества трактовки норм федерального законодательства местными органами управления образованием и тому подобных факторов.

Так, например, в последнее время в субъектах Российской Федерации достаточно часто возникает вопрос о нарушении прав школьников в связи с отказом в предоставлении им бесплатных рабочих тетрадей. На местах отсутствует единообразие применения ч. 1 ст. 35 Закона об образовании в РФ, согласно которой обучающимся, осваивающим основные образовательные программы за счет бюджетных ассигнований в пределах федеральных государственных образовательных стандартов, образовательных стандартов, организациями, осуществляющими образовательную деятельность, бесплатно предоставляются в пользование на время получения образования учебники и учебные пособия, а также учебно-методические материалы, средства обучения и воспитания.

Вследствие этого в одних регионах администрации образовательных организаций обеспечивают обучающихся рабочими тетрадями бесплатно, а в других регионах в предоставлении рабочих тетрадей отказывают, и родители школьников вынуждены их приобретать за свой счет.

По данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации[6], в Самарской области администрации образовательных организаций отказывали в бесплатном предоставлении школьникам рабочих тетрадей, обосновывая свой отказ тем, что рабочая тетрадь относится к практикумам. Тогда как практикумы не являются той учебной литературой, которой обучающиеся должны обеспечиваться бесплатно. Кроме того, отказы мотивировались еще и тем, что рабочие тетради предназначены для индивидуального и однократного использования, то есть предметом повторного применения, пополнения библиотечного фонда практикумы быть не могут, а, как известно, обеспечение учебными изданиями в образовательных организациях осуществляется через библиотеки на возвратной основе. Подобная ситуация зафиксирована в образовательных организациях Республики Саха (Якутия) и Архангельской области. В то же время в Республике Татарстан, Хабаровском крае, г. Санкт-Петербурге рабочие тетради в образовательных организациях предоставлялись детям бесплатно[7].

Описанная ситуация, на наш взгляд, связана с пробелами в правовом регулировании соответствующих общественных отношений в сфере образования и, как следствие, неправильными трактовкой и применением норм федерального законодательства на уровне субъектов Российской Федерации.

В соответствии с ГОСТ 7.60-2003 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Издания. Основные виды. Термины и определения» (введены в действие постановлением Госстандарта России от 25 ноября 2003 г. № 331-ст)[8] (далее — ГОСТ), рабочая тетрадь отнесена к учебному пособию, имеющему особый дидактический аппарат и способствующему самостоятельной работе учащегося над освоением учебного предмета. При этом согласно СанПиН 2.4.7.1166-02. «Гигиена детей и подростков. Гигиенические требования к изданиям учебным для общего и начального профессионального образования. Санитарные правила и нормативы» (утв. Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 7 октября 2002 г.)[9] (далее — СанПиН) индивидуальная рабочая тетрадь относится к практикумам.

В рассматриваемом случае между нормами указанных правовых актов существует коллизия. Тем не менее, исходя из того, что ГОСТ устанавливает термины и определения понятий, употребляемых в области книгоиздания, а основное назначение СанПиНа — устанавливать гигиенические требования к этим книгоизданиям, при решении вопроса о том, какие именно издания относятся к учебным пособиям, следует руководствоваться ГОСТом.

В соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 8 Закона об образовании в РФ организация обеспечения муниципальных образовательных организаций учебниками и учебными пособиями относится к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере образования. Таким образом, средства, необходимые на приобретение учебников и учебных пособий, включаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации в субвенции местным бюджетам.

При этом согласно ч. 4 ст. 18 и п. 9 ч. 3 ст. 28 Закона об образовании в РФ выбор закупаемых учебников и учебных пособий должен осуществляться образовательными организациями. В том случае, когда образовательная организация включает рабочие тетради в список учебных пособий, используемых в образовательной деятельности, данные рабочие тетради подлежат закупке за счет бюджета.

Аргументация администраций школ о том, что учебные тетради не предназначены для многократного использования, поэтому не подлежат включению в список закупаемых изданий, с позиции текущего законодательства не может быть признана обоснованной. В то же время прочие издания, используемые в образовательном процессе, например, атласы, контурные карты, нельзя отнести к учебным пособиям, учебно-методическим материалам, средствам обучения и воспитания, которые в соответствии с ч. 1 ст. 35 Закона об образовании в РФ бесплатно предоставляются в пользование на время получения образования.

В качестве социально-экономической гарантии, обеспечение которой опосредовано реализацией своих полномочий субъектами Российской Федерации, выступает обеспечение материальной поддержки в сфере образовательных отношений. К мерам материальной поддержки относится в том числе выплата родителям (законным представителям) компенсации части расходов родительской платы за присмотр и уход за детьми в дошкольной образовательной организации.

Указанное полномочие закреплено ст. 65 Закона об образовании в РФ, согласно которой в целях материальной поддержки воспитания и обучения детей, посещающих образовательные организации, реализующие образовательную программу дошкольного образования, родителям (законным представителям) предоставляется компенсация. Порядок обращения за получением компенсации, ее размер и порядок выплаты устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации. При этом практика соответствующего правового регулирования весьма неоднородна.

Минимальные требования к размеру компенсации в зависимости от количества дошкольников в семье, присмотр и уход за которыми оплачивают родители, установлены в Законе об образовании в РФ: на первого ребенка — не менее 20 % среднего размера родительской платы за присмотр и уход за детьми в государственных и муниципальных образовательных организациях, находящихся на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, на второго ребенка — не менее 50 % размера такой платы, на третьего ребенка и последующих детей — не менее 70 % размера такой платы.

Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. № 388-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части учета и совершенствования предоставления мер социальной поддержки исходя из обязанности соблюдения принципа адресности и применения критериев нуждаемости»[10] (далее — Закон № 388-ФЗ) ч. 5 ст. 65 Закона об образовании в РФ была дополнена положением, в соответствии с которым «при предоставлении компенсации органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации устанавливать критерии нуждаемости».

Рассматриваемое дополнение повлекло за собой изменения в региональном законодательстве, свидетельствующие о неоднозначном, а зачастую просто неверном правовом толковании указанной нормы.

В частности, постановлением Кабинета министров Чувашской Республики от 28 января 2016 г. № 26 «О внесении изменений в постановление Кабинета министров Чувашской Республики от 27 декабря 2013 г. № 541»[11], утвердившим Порядок обращения за получением компенсации платы, взимаемой с родителей (законных представителей) за присмотр и уход за детьми, посещающими образовательные организации, реализующие образовательную программу дошкольного образования на территории Чувашской Республики, и ее выплаты; Законом Республики Хакасия от 12 мая 2016 г. № 32-ЗРХ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Республики Хакасия в сфере образования»[12], внесшим изменения в Закон Республики Хакасия от 05 июля 2013 г. № 60-ЗРХ «Об образовании в Республике Хакасия»[13]; Законом Республики Марий Эл от 29 февраля 2016 г. № 6-З «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Республики Марий Эл в области социальной поддержки граждан»[14], внесшим изменения в Закон Республики Марий Эл от 1 августа 2013 г. № 29-З «Об образовании в Республике Марий Эл»[15]; Законом Ивановской области 8 апреля 2016 г. № 15-ОЗ «О внесении изменений в Закон Ивановской области от 2 июля 2013 г. № 65-ОЗ "О компенсации части родительской платы за присмотр и уход за детьми в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования"»[16], Законом Волгоградской области от 10 июня 2016 г. № 53-ОД «О внесении изменений в Социальный кодекс Волгоградской области от 31 декабря 2015 г. № 246-ОД»[17] внесены изменения, согласно которым компенсация выплачивается только нуждающимся в ней родителям.

В перечисленных нормативных правовых актах в качестве критерия нуждаемости был избран среднедушевой доход, размер которого позволяет отнести семью дошкольника к малоимущей. Таким образом, родители (законные представители) дошкольников, доходы которых выше установленных субъектом Российской Федерации, оказались исключенными из категории граждан, претендующих на компенсацию родительской платы.

Возникновение подобных ситуаций в области предоставления материальных мер поддержки не является новым. Еще до принятия Закона об образовании в РФ исследователи указывали на то, что «недостатком механизма предоставления социальных выплат в сфере образования является установление дополнительных признаков, носящих уточняющий характер основания для предоставления выплаты», что «нередко сужает круг получателей выплаты и приводит к ущемлению прав граждан»[18].

Анализ судебной практики по вопросу применения критерия нуждаемости показал, что суды в своих решениях исходят из права субъекта Российской Федерации руководствоваться данным критерием при предоставлении мер социальной поддержки, но только тогда, когда эти меры являются дополнительными к установленным федеральным законодательством мерам социальной поддержки, а также в отношении тех категорий граждан, которым необходима государственная социальная помощь и которые субъектом Российской Федерации определены самостоятельно вне зависимости от наличия такой категории граждан в федеральных нормативных правовых актах[19].

Данная позиция основывается на положениях нормативных правовых актов. Упомянутым ранее Федеральным законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» предусмотрено, что, исходя из критерия нуждаемости, субъект Российской Федерации вправе устанавливать за счет средств собственного бюджета дополнительные меры социальной поддержки и социальной помощи для отдельных категорий граждан вне зависимости от наличия в федеральных законах положений, устанавливающих указанное право (ч. 3 ст. 26.3-1).

В соответствии с п. 5 ст. 8 Закона № 388-ФЗ методическое обеспечение оценки нуждаемости и установления критериев нуждаемости при предоставлении органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления мер социальной поддержки возложено на федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социальной защиты населения.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, которые признают право на получение компенсации родительской платы исключительно за нуждающимися гражданами, неправомерно сужают объем социальной поддержки, установленный ч. 5 ст. 65 Закона об образовании в РФ, и должны быть отменены.

Полномочия органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов в сфере образования детализированы в ст. 9 Закона об образовании в РФ. Не останавливаясь подробно на рассмотрении каждого из полномочий, отметим актуальные вопросы в этой сфере.

В пункте 5 ч. 1 ст. 9 Закона об образовании в РФ закреплено полномочие органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов по обеспечению содержания зданий и сооружений муниципальных образовательных организаций, обустройства прилегающих к ним территорий.

В принимаемых в связи с осуществлением этого полномочия муниципальных правовых актах, как правило, устанавливаются требования к содержанию зданий и сооружений образовательных организаций, к обустройству прилегающих к ним территорий, определяется порядок контроля за техническим состоянием зданий и сооружений, регулируются вопросы финансового обеспечения содержания зданий и сооружений и обустройства территорий.

Вместе с тем государственный подход гарантирует финансирование стандарта в области образования в любых, имеющих государственную аккредитацию, образовательных организациях. В частности, необходимость расширения роли негосударственного сектора в предоставлении образовательных услуг обозначена в Указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки»[20].

Согласно п. 5 ст. 99 Закона об образовании в РФ субсидии на возмещение затрат частных организаций, осуществляющих образовательную деятельность по основным общеобразовательным программам, финансовое обеспечение которых осуществляется за счет бюджетов субъектов РФ, рассчитываются с учетом нормативов, определяемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Таким образом, Закон об образовании в РФ относит финансирование расходов по оплате труда, а также учебные расходы, к компетенции бюджета регионального уровня. При этом в отношении расходов, связанных с коммунальными платежами, Закон об образовании в РФ не содержит конкретного требования, обязывающего местные бюджеты финансировать коммунальные расходы в частных образовательных организациях, имеющих государственную аккредитацию.

В целях полноценной реализации государственного стандарта в области образования, создания действительно равных условий функционирования муниципальных и частных аккредитованных общеобразовательных организаций представляется целесообразным и обоснованным наделить муниципалитеты полномочиями по финансированию коммунальных расходов не только в муниципальных, но и в частных образовательных организациях, осуществляющих образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию основным общеобразовательным программам.

Из содержания ст.ст. 8 и 9 Закона об образовании в РФ следует, что осуществление органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления в сфере образования иных, помимо перечисленных в этих статьях, полномочий возможно лишь в случае их закрепления непосредственно в Законе об образовании в РФ. Таким образом, с целью устранения в федеральном законодательстве противоречий, касающихся финансового обеспечения содержания зданий и сооружений частных образовательных организаций, необходимо внести соответствующие изменения в ст. 9 Закона об образовании в РФ.

Полномочия государственных органов в сфере общего образования не сводятся лишь к обеспечению материальных и социально-экономических гарантий, немалую роль играет организационная и нормативно-правовая деятельность государственных органов. Только в Положении о Министерстве образования и науки Российской Федерации (п. 5.2) перечисляется более 70 (!) направлений в сфере образования, по которым министерство принимает нормативные правовые акты, и этот список остается открытым[21].

Неоднозначная трактовка объема и сути предоставленных государственным органам полномочий, в том числе и в отношении принятия и утверждения правовых актов в сфере общего образования, приводит к коллизиям в правоприменительной практике.

Так, например, в связи с обращениями в Генеральную прокуратуру в 2016 году[22] оспаривались действительность приказа Минобрнауки России от 31 марта 2014 г. № 253 «Об утверждении федерального перечня учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования»[23] и полномочие Минобрнауки России утверждать федеральный перечень учебников.

В соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 18 Закона об образовании в РФ организации, осуществляющие образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам начального общего, основного общего, среднего общего образования, для использования при реализации указанных образовательных программ выбирают учебники из числа входящих в федеральный перечень учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования. Согласно ч. 7 ст. 18 Закона об образовании в РФ порядок формирования федерального перечня учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования, в том числе критерии и порядок проведения экспертизы, форма экспертного заключения, а также основания и порядок исключения учебников из указанного федерального перечня утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования.

Вышеприведенная формулировка говорит о том, что федеральный законодатель видоизменил норму, ранее действовавшую в образовательном законодательстве, которая прямо относила утверждение федерального перечня учебников, а не только порядка его формирования, к компетенции Минобрнауки России (п. 18 ст. 28 Закона РФ «Об образовании» 1992 г.[24]). Соответствующие полномочия федерального органа были также закреплены в приказе Минобрнауки России от 11 января 2007 г. № 5 «Об утверждении Административного регламента Министерства образования и науки Российской Федерации по исполнению государственной функции "Самостоятельно принимает нормативные правовые акты, утверждающие ежегодно на основе экспертизы федеральные перечни учебников, рекомендованных (допущенных) к использованию в образовательном процессе в образовательных учреждениях, реализующих образовательные программы общего образования и имеющих государственную аккредитацию"»[25]. Данный Административный регламент был признан утратившим силу в связи с принятием нового Закона об образовании в РФ.

В новом законе за федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования, закреплены полномочия по утверждению только порядка формирования федерального перечня учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования, в том числе критериев и порядка проведения экспертизы, формы экспертного заключения, а также оснований и порядка исключения учебников из указанного федерального перечня, однако ничего не сказано об утверждении самого перечня учебников.

Все вышеперечисленное дает возможность оспаривать правомерность полномочий по утверждению Минобрнауки России федерального перечня учебников.

Минобрнауки России издан приказ от 18 июля 2016 г. № 870 «Об утверждении Порядка формирования федерального перечня учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования»[26]. Пунктом 25 данного приказа установлено, что Минобрнауки России включает учебники в федеральный перечень учебников до 15 марта года формирования федерального перечня учебников. То есть, здесь также не применяется формулировка «утверждает федеральный перечень учебников», а используется «включает учебники в федеральный перечень учебников». Аналогичное полномочие по «включению» учебников в перечень содержал и ранее действовавший приказ Минобрнауки России от 5 сентября 2013 г. № 1047 «Об утверждении Порядка формирования федерального перечня учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования»[27].

Несмотря на отсутствие прямо закрепленного полномочия по утверждению федерального перечня учебников, приказом Минобрнауки России от 31 марта 2014 г. № 253 «Об утверждении федерального перечня учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования» (далее — Приказ № 253) утвержден федеральный перечень учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования[28].

Приказ № 253 был признан Министерством юстиции Российской Федерации рекомендательным, а не нормативным, в силу чего официально не был зарегистрирован[29]. Тем не менее указанный приказ порождает права и обязанности у неопределенного круга лиц — организаций, осуществляющих образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам начального общего, основного общего, среднего общего образования, для использования при реализации указанных образовательных программ, то есть обладает признаками нормативности. Отсюда и возникает вопрос о действительности либо недействительности указанного правового акта.

Конечно, отсутствие факта регистрации в Минюсте России Приказа № 253 не может являться причиной отмены или признания недействительности указанного акта и не влияет на правовую природу последнего.

Федеральный перечень учебников принимается, во-первых, во исполнение нормы Закона об образовании в РФ (ч. 4 ст. 18), которая содержит обязанность организаций, осуществляющих образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам начального общего, основного общего, среднего общего образования по выбору учебников из указанного списка; во-вторых, во исполнение приказа Минобрнауки России от 18 июля 2016 г. № 870, которым утвержден действующий порядок формирования федерального перечня учебников.

В защиту существующего на сегодняшний день порядка утверждения федерального перечня учебников говорит и то обстоятельство, что министерство наделено полномочиями по утверждению Порядка формирования федерального перечня учебников, который определяет:

а) структуру федерального перечня учебников;

б) основания и процедуру включения учебников в федеральный перечень учебников;

в) критерии и порядок проведения экспертизы учебников;

г) форму экспертного заключения;

д) основания и порядок исключения учебников из федерального перечня учебников.

Кроме того, в соответствии с приказом Минобрнауки России от 24 февраля 2014 г. № 138 «О Научно-методическом совете по учебникам Министерства образования и науки Российской Федерации»[30] функционирует Научно-методический совет, который является постоянно действующим совещательным органом, созданным в целях повышения качества учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования.

Функцию по утверждению перечня учебников Минобрнауки России выполняло и в соответствии с ранее действовавшим законодательством. Кроме того, действующее в настоящее время законодательство не содержит нормативных правовых норм, наделяющих данными полномочиями иной орган или организацию. Таким образом, исходя из всего вышеперечисленного, формируются компетенция и полномочия Министерства по утверждению федерального перечня учебников.


Литература

1.    Дащинская, З. П. Создание условий для реализации права граждан на общее образование / З. П. Дащинская // Право и образование. — 2016. — № 12.— С. 4–14.

2.    Козырин, А. Н. Правовое регулирование отношений в сфере образования: научно-практический комментарий к статье 4 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» / А. Н. Козырин, Т. Н. Трошкина // Ежегодник российского образовательного законодательства. — 2013. — Т. 8. — С. 7–25.

3.    Образовательное законодательство России. Новая веха развития : монография / Л. В. Андриченко, В. Л. Баранков, Б. А. Булаевский и др.; под ред. Н. В. Путило, Н. С. Волковой. — М. : ИЗиСП при Правительстве РФ, Юриспруденция, 2015 : эл. версия. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

4.    Постатейный комментарий к Федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации» / под ред. А. Н. Козырина : эл. версия. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

5.    Пуляева, Е. В. Социальные выплаты в образовательной сфере: анализ правового обеспечения / Е. В. Пуляева // Журнал российского права. — 2011. — № 9. — С. 57–63.



[1] СЗ РФ. 2012. № 53 (ч. 1), ст. 7598.

[2] (принята всенародным голосованием 12.12.1993; с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. № 31, ст. 4398.

[3] СЗ РФ. 1999. № 42, ст. 5005.

[4] Дащинская З. П. Создание условий для реализации права граждан на общее образование // Право и образование. 2016. № 12.

[5] Образовательное законодательство России. Новая веха развития : монография / Л. В. Андриченко, В. Л. Баранков, Б. А. Булаевский и др.; под ред. Н. В. Путило, Н. С. Волковой. М. : ИЗиСП при Правительстве РФ, Юриспруденция, 2015 : эл. версия. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

[6] Режим доступа: http://genproc.gov.ru/stat/data.

[7] О противоречивости судебной практики см. также: Постатейный комментарий к Федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации» / под ред. А. Н. Козырина : эл. версия. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

[8] М. : ИПК «Издательство стандартов», 2004.

[9] О введении в действие Санитарных правил и нормативов (вместе с СанПиН 2.4.7.1166-02. 2.4.7. Гигиена детей и подростков. Гигиенические требования к изданиям учебным для общего и начального профессионального образования. Санитарные правила и нормативы, утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 07.10.2002) : постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 20.11.2002 № 38 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2003. № 4.

[10] СЗ РФ. 2016. № 1 (ч. I), ст. 8.

[11] Режим доступа: http://www.cap.ru/legislation/2016/01/29/26.

[12] Вестник Хакасии. 2016. № 38.

[13] Вестник Хакасии. 2014. № 42.

[14] Режим доступа: http://publication.pravo.gov.ru/SignatoryAuthority/region12.

[15] Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/460152485.

[16] СЗ Ивановской области. 2016. № 16 (785).

[17] Волгоградская правда. 2016. № 111.

[18] Пуляева Е. В. Социальные выплаты в образовательной сфере: анализ правового обеспечения // Журнал российского права. 2011. № 9.

[19] См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2016) (утв. Президиумом ВС РФ 13.04.2016) // Бюллетень ВС РФ. 2016. № 11, 12.

[20] СЗ РФ. 2012. № 19, ст. 2336.

[21] См. об этом: Козырин А. Н., Трошкина Т. Н. Правовое регулирование отношений в сфере образования: научно-практический комментарий к статье 4 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» // Ежегодник российского образовательного законодательства. 2013. Т. 8. С. 7–25.

[22] Режим доступа: http://genproc.gov.ru/stat/data.

[23] Вестник образования России. 2014. № 10.

[24] СЗ РФ. 1996. № 3, ст. 150. Документ утратил силу с 01.09.2013 в связи с принятием Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ.

[25] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2007. № 10.

[26] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2016. № 35.

[27] Российская газета. 2013. 01 нояб.

[28] Вестник образования. 2014. № 11–12.

[29] О возврате без рассмотрения приказа Минобрнауки России от 31.03.2014 № 253 : письмо Минюста России от 22.04.2014 № 01/35064-ЮЛ [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Режим доступа: http://base.garant.ru/70698964/#ixzz4cMkQIVPL.

[30] Вестник образования. 2016. № 16.



Возврат к списку