ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Целевой прием в вузы: история, вопросы и новые перспективы

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 11, 2016 (декабрь)

Свидетельство о регистрации СМИ –  ПИ № ФС77-3049 от 07 декабря 2007 г.

АВТОРЫ: Путило Н. В.

АННОТАЦИЯ

В статье рассмотрен процесс становления института целевой контрактной подготовки, показаны различия между целевым приемом и целевым обучением. На основе анализа актов субъектов Российской Федерации сделан вывод об отсутствии единообразной практики применения норм федерального законодательства. Выявлены характерные нарушения, связанные с отсутствием конкурсного отбора, отказом от предоставления мер социальной поддержки в период обучения, требованиями о возврате средств государственного бюджета, затраченных на обучение.

Дальнейшее совершенствование института целевой подготовки видится автору в переходе к целевому обучению лиц, прошедших конкурсный отбор в общем порядке, расширению возможностей использования договора об оказании платных образовательных услуг, одной из сторон которого выступает орган государственной власти, государственная (муниципальная) организация.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Целевая подготовка; целевой прием; целевое обучение; социальная поддержка; конкурсный отбор; контрольные цифры приема; трудоустройство; договор; обязанности.

 

В настоящее время Федеральным законом от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[1] закреплен комплекс норм, позволяющих обеспечивать целевую подготовку лиц с высшим образованием[2].

Целевая подготовка как особое явление в системе образования появилась не в Российской Федерации, а в СССР, где с 60-х годов прошлого века на уровне подзаконных (ведомственных) и часто не опубликованных актов закреплялась идея о необходимости особого механизма приема сначала в аспирантуру (ординатуру), а затем и в вузы и средние специальные учебные заведения профессионального образования с учетом интересов промышленности в условиях плановой экономики.

Уже в приказе Министерства высшего и среднего специального образования СССР от 31 июля 1962 г. № 284 «Об утверждении положения об аспирантуре»[3] имелся специальный раздел «Целевая аспирантура». Целевая аспирантура определялась в качестве формы подготовки научно-педагогических и научных кадров для высших учебных заведений, научно-исследовательских учреждений, промышленных предприятий, совхозов, колхозов и других организаций, не имеющих возможности готовить научно-педагогические и научные кадры на месте. В целевую аспирантуру с отрывом от производства зачислялись преимущественно лица, командируемые из союзных республик высшими учебными заведениями, промышленными предприятиями, совхозами, колхозами, научно-исследовательскими учреждениями и другими организациями. Командируемые лица зачислялись вне конкурса в строгом соответствии с утвержденным планом приема в целевую аспирантуру. Разрешалось на месте сдавать экзамены по истории КПСС и иностранному языку, но не по специальности. Все расходы, связанные с подготовкой аспирантов, обучающихся в целевой аспирантуре, несли образовательные организации (высшие учебные и научно-исследовательские учреждения), но специалисты, окончившие целевую аспирантуру, возвращались в распоряжение организации, командировавшей их.

Впоследствии некоторые правила были изменены. Так, приказом Министерства высшего и среднего специального образования СССР от 19 июня 1980 г. № 700 «Об утверждении положения об аспирантуре при высших учебных заведениях и научно-исследовательских учреждениях»[4] была было установлено, что ответственность за отбор специалистов, направляемых в целевую аспирантуру, несут министерства и ведомства, в ведении которых находятся предприятия, учреждения и организации, направляющие специалистов в аспирантуру. Также запрещалось сдавать какие-либо вступительные экзамены на местах. Характер нововведений позволяет утверждать, что причины их появления связаны с тем, что на местах происходил отбор таких командируемых лиц, качество подготовки которых не соответствовало требованиям к аспирантам.

Целевой отбор в ординатуру был закреплен приказом Министерства здравоохранения СССР от 19 мая 1971 г. № 362 «Об утверждении Положения о клинической ординатуре», где изначально ответственность за своевременный и качественный подбор кандидатов в целевую клиническую ординатуру возлагалась на министерства здравоохранения союзных республик (областных, краевых отделов здравоохранения), ведомства. Причем направлять в ординатуру могли лишь министерства здравоохранения союзных республик, местные органы здравоохранения и ведомства, то есть органы государственной власти.

Что касается целевой подготовки в вузах и ссузах, то уже в постановлении ЦК КПСС, Совмина СССР от 23 октября 1986 г. № 1300 «О совершенствовании практики подготовки и переподготовки кадров для освоения новой техники и технологии в отраслях народного хозяйства»[5] была отмечена особая актуальность целевого характера подготовки и переподготовки кадров в области новой техники и технологии под конкретное рабочее место и поставлена задача ввести договорные взаимоотношения отраслевых министерств и ведомств с Министерством высшего и среднего специального образования СССР и Государственным комитетом СССР по профессионально-техническому образованию по подготовке специалистов и квалифицированных рабочих. При этом предполагалось частичное возмещение затрат на обучение со стороны путем участия заказчика: в развитии материально-технической базы и оснащении учебных заведений образцами новой техники; совершенствовании учебного процесса; улучшении производственной работы и практики студентов и учащихся; стажировки профессорско-преподавательского и инженерно-педагогического состава; в создании надлежащих производственных и жилищно-бытовых условий молодым специалистам.

В постановлении Совета Министров РСФСР от 10 июня 1987 г. № 241 «О мерах по коренному улучшению качества подготовки специалистов с высшим образованием в народном хозяйстве»[6] перед органами исполнительной власти РСФСР была поставлена задача по переходу к 1993 г. на новый тип взаимодействия высшей школы, производства и науки. Этот тип был напрямую связан с целевой подготовкой специалистов на основе договоров, заключаемых между органами государственной власти, предприятиями, организациями и высшими учебными заведениями. Предполагалось, что Министерством высшего и среднего специального образования СССР будут подготовлены пятилетние планы целевой подготовки специалистов с высшим образованием на основе предложений отраслевых министерств и ведомств, имеющих высшие учебные заведения, а Госплан РСФСР будет на основе государственных планов и с учетом заключенных договоров о целевой подготовке специалистов будет разрабатывать планы подготовки специалистов по специальностям.

Традиция регулирования отношений в связи с целевой подготовкой на уровне подзаконных актов продолжалась и в постсоветский период. Лишь с 2002 г. в п. 11 ст. 41 Закона РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-1 «Об образовании»[7] появилась норма, согласно которой государственным и муниципальным учреждениям среднего и высшего профессионального образования было предоставлено право осуществлять в пределах государственных заданий (контрольных цифр) целевой прием обучающихся в соответствии с договорами с органами государственной власти, органами местного самоуправления. Целью такого приема было провозглашено содействие указанным учреждениям в подготовке специалистов.

До 2002 года основным актом, регулирующим отношения по целевой подготовке, было постановление Правительства РФ от 19 сентября 1995 г. № 942 «О целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием»[8]. Действовавший до октября 2013 г. акт Правительства РФ не только вводил целевую контрактную подготовку как самостоятельный институт образовательного законодательства, включающий комплекс взаимоувязанных норм, но и устанавливал ряд таких особенностей целевой контрактной подготовки, которые существенно изменились в настоящее время. Во-первых, институт целевой подготовки включал как высшее, так и среднее профессиональное образование. Во-вторых, как нормы закона, так и нормы подзаконных актов четко обозначали сам институт «целевая контрактная подготовка», что выгодно отличало прежнее законодательство от современного[9]. Так, в ч. 3 ст. 54 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее — Закон об образовании в РФ) речь идет о «приеме на целевое обучение»[10], в ст. 56 речь идет о «целевом приеме» как институте вообще и о целевом приеме как об особой группе отношений, а также о предмете и названии самостоятельного договора. Использование конструкции «целевой прием» в нескольких значениях значительно усложняет процесс уяснения смысла соответствующих норм (поэтому в рамках настоящей статьи для обозначения собственно института образовательного законодательства будет использоваться термин «целевая подготовка»), а возможность заключать договор о целевом обучении как в рамках целевой подготовки, так и вне рамок института целевой подготовки, приводит в ряде случаев к стиранию границ между двумя разными явлениями, в иных — к полному усмотрению субъектов Российской Федерации в определении содержания регулирования[11], а также к тому, что в ряде случаев суды не видят специфики договоров о целевом приеме и целевом обучении и рассматривают последний как ученический договор, заключенный в соответствии с нормами трудового законодательства (см., например, апелляционное определение Московского областного суда от 11.12.2013 по делу № 33-24906/2013).

Заметим, что институт с таким названием существует и в иных странах. Так, Кодекс Республики Беларусь об образовании от 13 января 2011 г. № 243-З[12] под целевой подготовкой специалистов, рабочих, служащих понимает подготовку специалистов по разным уровням профессионального образования за счет средств республиканского и (или) местных бюджетов для организаций, соответствующих требованиям, установленным в Кодексе. Закон Республики Казахстан от 27 июля 2007 г. № 319-III ЗРК «Об образовании»[13] предусматривает институт целевой подготовки магистров и докторов PhD в высших учебных заведениях.

В настоящее время комплекс норм, составляющих институт целевой подготовки, регулирует как минимум[14] три группы отношений: (1) между гражданином и заказчиком целевой подготовки; (2) между заказчиком и образовательной организаций; (3) между обучающимся и образовательной организацией.

Для первой и второй групп отношений[15] Законом об образовании в РФ предусмотрены два специфических договора, имеющих строго определенный субъектный состав: договор о целевом обучении и договор о целевом приеме. Несмотря на то что в качестве одной из сторон договора чаще всего выступают публично-правовые образования: органы государственной власти (Российской Федерации или субъекта Российской Федерации), органы местного самоуправления, государственные или муниципальные организации (учреждение, унитарное предприятие, государственная корпорация, государственная компания, хозяйственное общество[16]), в научной литературе данный договор квалифицируется как гражданский договор об оказании услуг[17]. Однако основные обязательства сторон по данному договору определены Законом об образовании в РФ (публичный орган или организация отбирает и направляет граждан, организует практику, а образовательная организация обеспечивает целевой прием и обучение граждан) и представляют собой либо полномочия конкретного органа, либо обязанности государственной организации, подведомственной органу государственной власти. В связи с этим в судебной практике намечается тенденция отрицания исключительной прерогативы норм гражданского законодательства в регулировании данных отношений. Так, например, Московский городской суд признал, что возникновение, изменение и прекращение отношений, связанных с оказанием как бесплатных, так и платных образовательных услуг, относятся к сфере регулирования законодательства об образовании, содержащего нормы административного права, следовательно, ссылки заявителя на нормы ГК РФ, предусматривающие основания изменения и расторжения гражданско-правового договора, нельзя принять во внимание, так как к отношениям, возникшим на основании договора об образовании, содержащего элементы административно-правового договора, они не могут быть применены (постановление от 24.08.2015 № 4а-2129/15).

Несмотря на наличие достаточно полной (Федеральный закон и подзаконные акты[18]) системы нормативного регулирования на федеральном уровне, в настоящее время сложилось разное понимание целевого приема и целевого обучения в субъектах Российской Федерации.

Следует признать наличие ряда проблемных зон в практике правового регулирования отношений в связи с целевой подготовкой на уровне субъектов Российской Федерации.

1. Несовершенство системы правового регулирования отношений по целевой подготовке в субъектах Российской Федерации

Можно отметить крайнюю немногочисленность использования нормативной правовой формы актов по данному вопросу. Менее четверти субъектов РФ[19] имеют нормативные правовые акты, опубликованные в установленном порядке. Из этого перечня в подавляющем большинстве приняты единичные акты, соответственно, регулирование признаком комплексности не обладает. Исключением является лишь Республика Саха (Якутия), где действует Закон Республики Саха (Якутия) от 15 декабря 2011 г. 1011-З № 917-IV «О целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием»[20], а также имеется более чем достаточная система соответствующего подзаконного регулирования[21].

Не во всех субъектах Российской Федерации произошел отказ от модели, используемой до принятия Закона об образовании в РФ, и, соответственно, института целевой контрактной подготовки. Речь идет, в частности, о Республике Бурятия, где помимо указанного ранее специального закона, принято и постановление Правительства Республики Бурятия от 28 марта 2008 г. № 139 «Об утверждении положения о целевой контрактной подготовке квалифицированных рабочих, служащих и специалистов среднего звена в государственных профессиональных образовательных организациях Республики Бурятия»[22].

2. Конкурсный отбор в рамках института целевой подготовки

Несовершенство конкурсного отбора в рамках института целевой подготовки отмечалось как в период действия Закона РФ «Об образовании»[23], так и в настоящее время.

В соответствии с ч. 4 ст. 56 Закона об образовании в РФ право на обучение на условиях целевого приема для получения высшего образования имеют граждане, которые не только заключили договор о целевом обучении, но и приняты на целевые места по конкурсу (выделено авт. — Н. П.). Этот конкурс проводится в рамках квоты целевого приема в соответствии с порядком приема, установленным приказом Минобрнауки России от 14 октября 2015 г. № 1147 «Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования — программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры»[24]. Согласно приказу при приеме на обучение по одной образовательной программе перечень вступительных испытаний и минимальное количество баллов не могут различаться (выделено авт. — Н. П.) при приеме для обучения в организации и для обучения в ее филиале, при приеме на различные формы обучения, а также при приеме на места в пределах особой квоты, на места в пределах целевой квоты (выделено авт. — Н. П.), на основные места в рамках контрольных цифр и на места по договорам об оказании платных образовательных услуг.

Однако в настоящее время не во всех вузах устанавливается единый проходной балл как для поступления на общих основаниях, так и для поступления по правилам целевого приема. Так, например, согласно официальной информации[25] минимальный проходной балл в Московский государственный медико-стоматологический университет для целевого приема составил 147, в то время как для поступления на данную специальность по общим основаниям — 261, а в результате менее 20 % студентов, поступивших по целевому приему, имели минимальный проходной балл, который использовался для тех, кто поступал на общих основаниях. Рассматривать обобщенные данные по данному вопросу крайне затруднительно, так как подавляющее большинство вузов не предоставляют информацию о результатах целевого приема в системном виде, позволяющем объективно оценить действие принципа конкурсного поступления при целевом наборе.  

С учетом этого принципиальное значение имеют два момента: как организован конкурс по целевому приему в вузах и как организован отбор лиц для заключения договора о целевом обучении на местах. В случаях, когда вузом[26] уже установлен проходной балл для лиц по целевому приему и определено количество лиц для субъекта РФ, конкурсный отбор должен проводиться на местах на общеизвестных, нормативно закрепленных условиях.

В субъектах Российской Федерации используется несколько моделей. Так, в Кабардино-Балкарии потенциальных студентов выбирает комиссия, которая состоит из работников Министерства образования; в Республике Татарстан правовое регулирование отбора отнесено к компетенции органов местного самоуправления. Согласно постановлению Кабинета министров Республики Татарстан от 19 ноября 2014 г. № 886 «Об утверждении методических рекомендаций по порядку организации и проведения целевого приема в образовательные организации высшего образования, осуществляющие свою деятельность на территории Республики Татарстан»[27] органы местного самоуправления направляют в органы государственной власти Республики Татарстан предложения о заключении договора о целевом приеме со списком граждан, претендующих на обучение (выделено авт. — Н. П.) в рамках целевого приема, но правила формирования этого списка не установлены. Следовательно, вполне ожидаемо использование на местах различных вариантов отбора. Так, в г. Казани[28] предусмотрена конкурсная процедура такого отбора: конкурс является открытым, публичным, принять участие в нем могут все желающие, соответствующие заранее установленным критериям, конкурсная комиссия оценивает претендентов на основании представленных документов, а также по результатам специальных конкурсных процедур (индивидуальное собеседование, анкетирование, тестирование, подготовка реферата, прохождение практики, стажировки и др.), гражданам, участвовавшим в конкурсе, сообщается о результатах в письменной форме в течение одного месяца со дня его завершения, с победителем конкурса заключается договор о целевом обучении.

Однако в подавляющем большинстве субъектов Российской Федерации министерства образования совместно с отраслевыми министерствами и ведомствами ежегодно организуют целевой набор абитуриентов, при том, что специальные правила такого набора нормативно не закреплены, а на официальных сайтах имеются данные о вузах, экзаменах и проходных баллах, упоминается о конкурсном отборе, но отсутствуют сами заранее известные всем критерии, по которым проводится конкурс и осуществляется набор лиц для целевого обучения.

Согласно постановлению Правительства Республики Саха (Якутия) от 1 августа 2014 г. № 235 «О порядке организации целевого обучения граждан»[29] конкурс на целевые места проводится отдельно от общего конкурса в образовательную организацию, в нем участвуют Республиканская приемная комиссия и приемные комиссии образовательных организаций высшего образования. В конкурсном отборе обеспечивается участие всех лиц (выделено авт. — Н. П.), изъявивших желание обучаться на условиях целевого обучения. Лица, прошедшие конкурсный отбор на целевые места в образовательные организации, расположенные за пределами Республики Саха (Якутия), рекомендуются Республиканской приемной комиссией к зачислению в образовательные организации. Договор о целевом обучении с гражданином, обучающимся по программам высшего образования — программам подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре (адъюнктуре), по программам ординатуры, по программам ассистентуры-стажировки, заключается на основании рекомендации Экспертного совета, который создается уполномоченным органом и состоит из представителей исполнительных органов государственной власти Республики Саха (Якутия), научных и общественных организаций.

Вариант конкурсного отбора для заключения договора о целевом обучении с последующим прохождением конкурса в вузах — наиболее соответствующий конституционным принципам вариант, который пока соблюдается в исключительно редких случаях.

В то же время наряду с практически полным отсутствием регламентации конкурсного отбора претендентов для заключения договора о целевом обучении имеются отдельные примеры чрезмерной регуляции. В таких случаях могут возникать коррупционные риски, поскольку право гражданина на получение образования на условиях целевого приема зависит от усмотрения лиц, не участвующих в данных отношениях по нормам федерального законодательства. Так, например, согласно распоряжению Комитета по образованию Правительства Санкт-Петербурга от 31 марта 2015 г. № 1374-р «Об отборе граждан для заключения договоров о целевом приеме и договоров о целевом обучении»[30], которым установлены требования к лицам, претендующим на заключение договора о целевом обучении[31], а также установлена стадия промежуточного отбора: для заключения договора на целевое обучение гражданин в письменной форме обращается с заявлением к руководителю учреждения, в котором он обучается, и лишь руководитель образовательной организации направляет в Комитет по образованию необходимый для участия в целевом отборе пакет документов[32].

Подобное промежуточное звено имеется и в иных субъектах Российской Федерации. Так, согласно приказу Министерства здравоохранения Республики Коми от 30 апреля 2014 г. № 4/146 «Об утверждении порядка организации целевой подготовки специалистов с высшим медицинским и фармацевтическим образованием»[33] медицинские и фармацевтические организации самостоятельно проводят отбор кандидатур для направления на целевое обучение, а критериями при проведении отбора кандидатур являются результаты промежуточной или итоговой аттестации знаний по общеобразовательным предметам, соответствующим направлению подготовки (специальности).

Весьма распространена практика, при которой нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации устанавливаются общие правила отбора лиц, с которыми будет заключаться договор о целевом обучении, но критерии конкурсного отбора (показатели, наличие которых означает обязанность органа власти заключить соответствующий договор) устанавливаются актами ненормативными, не подлежащими опубликованию, и их содержание известно лишь узкому кругу лиц, что не соответствует ни принципу открытости, ни принципам антикоррупционной политики в Российской Федерации.

Так, например, из содержания приказа Минздрава Республики Крым от 25 мая 2015 г. № 509-л «О реализации в 2015 году постановления Правительства Российской Федерации от 27 ноября 2013 года № 1076 "О порядке заключения и расторжения договора о целевом приеме и договора о целевом обучении"»[34] можно сделать вывод о том, что на основе заявления родителя автоматически выдается направление для участия в конкурсе на целевые места в Медицинскую академию им. С. И. Георгиевского Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского». Однако отсутствуют правила, определяющие отбор кандидатов, как и нормы об отказе в выдаче направления и его причинах.

Нормы ст. 56 Закона об образовании в РФ не устанавливают каких-либо требований к лицам, которые могут обучаться на условиях целевого приема. Однако часто такие требования устанавливаются в субъектах Российской Федерации.

Согласно письму Департамента здравоохранения г. Москвы от 15 июля 2011 г. № 12-18/597[35] в 2011 г. для поступления в Первый Московский государственный медицинский университет им. И. М. Сеченова на условиях целевого приема по специальности «Лечебное дело» целевые направления выдавались гражданам, имеющим постоянную регистрацию в Москве или Московской области, при условии их принадлежности к следующим группам: 1) средний и младший медицинский персонал учреждений здравоохранения; 2) дети сотрудников учреждений здравоохранения — выпускники образовательных учреждений на базе среднего (полного) общего образования; 3) выпускники медицинских училищ и колледжей Департамента здравоохранения г. Москвы.

И порядок получения направлений был также особым: выдача направлений осуществлялась по ходатайству руководителя учреждения (для сотрудников учреждений окружного подчинения ходатайство за подписью начальника управления здравоохранения административного округа) с представлением в нем сведений о поступающем.

Лишь в отдельных субъектах РФ имеется четкий механизм отбора и открытый перечень соответствующих требований. Так, согласно приказу Министерства образования и науки Республики Алтай от 15 января 2015 г. № 11 «Об утверждении Положения об организации целевого приема и целевого обучения по образовательным программам высшего образования и Положения об организации целевого приема и целевого обучения по образовательным программам среднего профессионального и высшего образования, принятых не на условиях целевого приема»[36] обучающийся образовательной организации Республики Алтай, который претендует на целевое обучение, представляет следующие документы: а) заявление на целевое место; б) табель с оценками обучающегося за 11 класс (I полугодие — итоговые оценки; II полугодие — текущие); в) выписка из зачетной книжки (для обучающихся образовательных организаций системы среднего профессионального образования); г) характеристику из образовательной организации на обучающегося; д) документ, удостоверяющий личность обучающегося, с регистрацией на территории Республики Алтай.

Прозрачность процедуры отбора должна обеспечиваться его максимальной информационной открытостью. Так, например, в Республике Коми (приказ Министерства здравоохранения Республики Коми от 30 апреля 2014 г. № 4/146) информация о количестве мест в рамках целевого приема, выделенных министерству, размещается на официальном сайте министерства в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»[37], а также доводится до государственных учреждений здравоохранения и государственных фармацевтических организаций Республики Коми в срок до 15 мая.

Согласно ст. 56 Закона об образовании в РФ целевой прием проводится в пределах контрольных цифр приема граждан, субъекты Российской Федерации ежегодно согласовывают с руководством образовательных организаций Российской Федерации количество мест для целевого приема абитуриентов.

Квота целевого приема для получения высшего образования в объеме установленных на очередной год контрольных цифр приема граждан на обучение за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов по каждому уровню высшего образования, каждой специальности и каждому направлению подготовки ежегодно устанавливается учредителями организаций, осуществляющих образовательную деятельность по образовательным программам высшего образования. Подобная широта дискреции учредителя (как правило, федерального органа государственной власти) приводит к тому, что для медицинского образования количество мест целевого приема составляет в большинстве субъектов РФ более 50 % от общего количество мест. Это означает, что по отдельным направлениям подготовки поступить в вуз не по квоте целевого приема практически невозможно. В итоге — выделение в рамках общих квот специальных квот целевого приема есть ничто иное, как снижение уровня гарантий получения бесплатного образования для лиц, продемонстрировавших высокие достижения в учебе, нарушение норм ст. 41 Конституции Российской Федерации.

На уровне субъектов РФ имеются примеры установления дополнительных норм, расширяющих институт целевой подготовки. Так, например, согласно постановлению Правительства Республики Тыва от 19 августа 2011 г. № 504 «Об организации целевой контрактной подготовки специалистов с высшим и средним профессиональным образованием для Республики Тыва»[38] вузам рекомендовано ежегодно выделять 10 % мест в рамках контрольных цифр для целевого приема абитуриентов из сельской местности с организацией отдельного конкурса на эти места.

3. Социальные гарантии

Социальные гарантии, закрепление которых происходит в договорах о целевом обучении, являются проблемным моментом не потому, что их непредоставление снижает уровень социальной защищенности обучающихся, а потому, что это единственное основание для применения к обучающемуся, не желающему отрабатывать после вуза, мер материального характера. Помимо организации практики и последующего трудоустройства социальные гарантии — те из немногих обязательств, которые предполагаются федеральным законодательством в отношении органов государственной власти (организаций). Из норм федеральных актов не следует возможности субъектов Российской Федерации их вообще не устанавливать. Действующим Законом об образовании в РФ закреплена императивная норма, из которой диспозитивность применима лишь в случаях выбора форм социальной поддержки и их размера. То есть заказчик целевой подготовки обязан устанавливать социальные гарантии, но их форма и размер определяется им самостоятельно, по собственному усмотрению.

Однако в ряде субъектов РФ данные нормы толкуются более чем вольно.

В рассматриваемом ранее распоряжении Комитета по образованию Правительства Санкт-Петербурга вообще отсутствуют обязанности органа власти по оказанию тех или иных мер социальной поддержки, несмотря на то, что обязанности по трудоустройству у гражданина имеются. Аналогичная проблема наблюдается и в приказе Министерства образования и науки Кабардино-Балкарской Республики от 27 июня 2013 г. № 780 «Об утверждении Порядка организации и проведения целевого приема граждан в государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования Российской Федерации, осуществляемого Министерством образования и науки Кабардино-Балкарской Республики»[39], где не отрицается возможность оказания мер социальной поддержки. Но эта возможность зависит исключительно от воли работодателя (в качестве которого может выступать и Министерство образования и науки), который также «оказывает содействие прохождению студентом практики», а не «организовывает прохождение практики», как этого требует постановление Правительства РФ № 1076.

Приказ Министерства здравоохранения Республики Крым от 28 мая 2015 г. № 518-л «О выдаче и заключении договора о целевом приеме и договора о целевом обучении»[40] также не содержит обязанностей заказчика (Министерства здравоохранения) по социальной поддержке обучающегося.

Отсутствие мер социальной поддержки со стороны заказчика целевого приема позволяет сделать вывод о том, что в таком случае принудительная работа гражданина после окончания вуза является следствием лишь того, что поступление в этот вуз было обеспечено заказчиком. И лишь потому, что гражданин не участвует в общем конкурсе (который он мог и не пройти), после окончания обучения он исполняет обязанность отработать. Если не было социальных выплат, то нет и оснований взыскивать со студента, не желающего отрабатывать, какие-либо средства. В имеющихся решениях судов[41] по вопросам целевого обучения преобладающей является позиция, согласно которой должны быть возвращены лишь те средства, которые были затрачены заказчиком на обучение студента-целевика.

Тем самым целевая подготовка из механизма обеспечения организаций государственного и муниципального секторов высококвалифицированными кадрами превращается в легальный механизм уклонения от прохождения конкурса при поступлении в высшие учебные заведения. Этот вывод подтверждается и данными социологических опросов[42]: половина опрошенных студентов медицинского вуза среди причин поступления на целевую форму обучения обозначила низкий проходной балл и наличие социальных гарантий.

В то же время на уровне муниципальных образований принимаются специальные акты, касающиеся предоставления тех или иных денежных выплат лицам, направленным на целевую подготовку. Финансирование выплат, например ежегодных, осуществляется часто в рамках соответствующих программ развития образования[43].

Размер выплат различен (от 5 тыс. руб. в год до 5 тыс. руб. в месяц), в ряде случаев этот размер сопоставим с размерами государственного социального обеспечения[44], при этом условия их получения, как правило, одинаковые: обучение на «хорошо» и «отлично».

4. Целевой прием для среднего профессионального образования

Несмотря на отсутствие на федеральном уровне возможности применения института целевого приема, в отношении среднего профессионального образования на уровне субъектов Российской Федерации такая практика имеется. В Республике Татарстан[45] перечень профессий (специальностей) среднего профессионального образования в рамках целевой профессиональной подготовки, размер стипендии и ежемесячной денежной выплаты за наем жилого помещения в период учебного года определяются Кабинетом Министров Республики Татарстан ежегодно.

Прием на обучение по профессиям (специальностям) среднего профессионального образования в рамках целевой профессиональной подготовки является общедоступным. Образовательные организации не позднее 1 июня текущего года объявляют количество мест по каждой профессии (специальности) среднего профессионального образования на обучение в рамках целевой профессиональной подготовки и размещают сведения о количестве таких мест на информационном стенде приемной комиссии и на официальном сайте образовательной организации. В отличие от федеральных требований в отношении договоров о целевом приеме и целевом обучении, в Республике Татарстан заключается один трехсторонний договор о целевой профессиональной подготовке, сторонами которого являются работодатель, образовательная организация и гражданин.

Имеющееся в настоящее время правовое регулирование не содержит запретов для распространения института целевой подготовки на уровень среднего профессионального образования, позволяет при надлежащем правовом оформлении регулировать эти отношения и актами субъектов Российской Федерации, и актами федерального законодательства.

5. Обязательные трудоустройство и отработка

В ряде нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации содержатся требования об обязательной отработке (по окончании обучения в вузе отработать не менее 3 или 5 лет в соответствии с полученной или смежной специальностью в организациях или учреждениях того или иного субъекта РФ) и фиксируется обязанность лиц возместить денежные средства. В последнем случае, как правило, используется один из нескольких вариантов возмещения: 1) в полном объеме расходы, связанные с предоставлением ему мер социальной поддержки (иногда еще и выплатить штраф в том или ином размере относительно указанных расходов); 2) все расходы, понесенные работодателем при реализации целевой контрактной подготовки студента; 3) затраты бюджетов бюджетной системы Российской Федерации на его обучение в соответствии с договорами о целевом обучении и целевом приеме.

Лишь первый из трех указанных вариантов соответствует действующему законодательству. Требование же о возмещении средств в размере государственного финансирования той или иной образовательной программы (в расчете на одного студента) противоречит законодательству Российской Федерации, является незаконным. При обучении по программам высшего образования в рамках целевого приема гражданин реализует право на бесплатное высшее образование, получаемое на конкурсной основе (ч. 3 ст. 43 Конституции РФ) впервые (ч. 3 ст. 5 Закона об образовании в РФ).

Прохождение по конкурсу и получение данного уровня образования впервые являются неотъемлемыми условиями для реализации права на получение высшего образования на бесплатной основе. В случае отсутствия одного из условий (непрохождение по конкурсу или второе образование одного уровня) теряется безэквивалентный характер этого социального права и гражданин реализует свое право на высшее образование не на бесплатной, а на возмездной основе.

В отношении лиц, обучающихся в рамках целевого приема, в ст. 56 Закона об образовании в РФ установлено, что принятию на целевые места предшествует конкурс, проводимый в рамках квоты целевого приема. Согласно приказу Минобрнауки России от 14 октября 2015 г. № 1147 «Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования — программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры»[46] выделяются две группы квот:

1) квота приема на обучение по программам бакалавриата, программам специалитета за счет бюджетных ассигнований детей-инвалидов, инвалидов I и II групп, инвалидов с детства, инвалидов вследствие военной травмы или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, которым согласно заключению федерального учреждения медико-социальной экспертизы не противопоказано обучение в соответствующих образовательных организациях, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (особая квота);

2) квота целевого приема на обучение (целевая квота).

В рамках контрольных цифр проводится отдельный конкурс по каждой совокупности условий поступления и каждому из следующих оснований приема на обучение: на места в пределах особой квоты; на места в пределах целевой квоты; на места в рамках контрольных цифр за вычетом особой квоты и целевой квоты[47].

Таким образом, действующее законодательство об образовании сохраняет все требования к бесплатности получения высшего образования для лиц, обучающихся за счет целевого приема. Следовательно, в отношении лиц, впервые получающих высшее образование данного уровня, прошедших конкурсный отбор в рамках отдельного конкурса для мест в пределах целевой квоты, отсутствуют основания для возмещения средств, затраченных государством на их обучение в любых случаях, включая невыполнение ими обязательств по заключению трудового договора.

Конституционный суд Российской Федерации[48] также указал, что конституционно значимой целью является обеспечение (на основе равенства и в зависимости от способностей каждого) максимально широкого доступа к высшему образованию. Напомним, что федеральным законодательством в отношении целевого приема установлено требование об обязательном прохождении конкурса[49].

Отмеченные выше недостатки применения норм федерального законодательства, касающихся института целевой подготовки, позволяют предложить несколько вариантов исправления сложившейся ситуации.

Первый и наиболее радикальный — отменить институт целевого приема как рудимент советской эпохи. Не оценивая социальный эффект этого предложения, следует понимать, что в рамках современной модели образования имеются правовые институты, которые позволяют обеспечить потребность тех или иных заказчиков в подготовке кадров. Прежде всего — это полный переход на систему подготовки кадров для нужд заказчиков (органов государственной власти и т. д.) на основе договоров об оказании платных образовательных услуг (в порядке, предусмотренном ст. 54 Закона об образовании в РФ).

При этом заказчики (органы государственной власти) будут являться стороной в рамках договора, по которому вправе требовать возмещения денежных средств, затраченных на подготовку специалиста, если он нарушил свои обязательства по трудоустройству. Такой механизм требует выделения отдельно из бюджета организаций-заказчиков денежных средств на подготовку кадров, но уже давно рассматривался специалистами[50] как одно из возможных направлений совершенствования правового регулирования отношений в связи с целевой подготовкой.

В настоящее время есть примеры использования подобного механизма. Так, в 2013 г. в Ямало-Ненецком округе[51] в муниципальных районах и городских округах должны были быть образованы комиссии по предоставлению целевых образовательных субсидий студентам высших учебных заведений очной формы обучения. Количество лиц, которые могут получить субсидию, устанавливается Правительством Ямало-Ненецкого автономного округа. Средства на выплату субсидии направляются департаментом образования автономного округа из окружного бюджета в бюджеты муниципальных районов и городских округов в автономном округе. Конкретный размер субсидии (в процентах от стоимости обучения) определяется в договоре о целевом обучении. Субсидия предоставляется сроком на один учебный год путем перечисления денежных средств на счет вуза, а если стоимость обучения превышает размер предоставленной субсидии, студент (его родители, законные представители) оплачивает разницу между стоимостью обучения и предоставленной субсидией самостоятельно. Имеющееся в таком договоре требование о полном возмещении субсидии в случае невыполнения обязанностей студента по обучению и трудоустройству в полной мере соответствует нормам и принципам российского законодательства.

Второй вариант — усовершенствование института целевой подготовки по следующим направлениям:

а) установление максимального процента квоты для целевого приема по направлениям подготовки (специальностям) актом Правительства РФ, но не более чем 30 %[52] от общего количества бюджетных мест;

б) законодательное закрепление требований, обеспечивающих обязательность конкурсного отбора лиц в рамках целевого приема, и установление критериев, обеспечивающих конкурсный принцип;

в) установление на уровне федерального закона требований о последующем трудоустройстве и на подзаконном уровне — требований о соответствии места работы определенным параметрам;

г) иная корректировка механизма организации целевого приема путем установления на федеральном уровне требований:

- к актам субъектов Российской Федерации по вопросам отбора лиц, с которыми заключается договор о целевом обучении; открытости информации о таких лицах и их последующем трудоустройстве; определения организации последующего трудоустройства; предоставления мер социальной поддержки; обеспечения условий для трудовой деятельности выпускника.

- к образовательным организациям в части открытости целевого приема.

Для реализации указанных предложений потребуется внести изменения в ст. 56 действующего Закона об образовании в РФ, а также в постановление Правительства РФ от 27 ноября 2013 г. № 1076 и иные подзаконные акты.

 

Литература

1. Бакулина, С. С. Целевой прием в современных условиях / С. С. Бакулина, Е. А. Музыченко, В. Е. Черноскутов // Высшее образование в России. — 2011. — № 8–9.

2. Ким, М. С. Целевой прием в медицинских вузах России [Текст] // Вопросы политической науки: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2016 г.). — СПб. : Свое издательство, 2016. — С. 18–21.

3. Малеина, М. Н. Договоры о целевом приеме и целевом обучении / М. Н. Малеина // Lex Russica. — 2015. — № 7.

4. Мохов, А. А. О целевой подготовке медицинских кадров в Российской Федерации / А. А. Мохов // Медицинское право. — 2007. — № 3.

4. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (пост.; изд. 2-е, перераб. и доп.) / под общ. ред. А. А. Кирилловых. — М.: Деловой двор, 2016 : эл. версия. Доступ из СПС «Гарант».




[1] СЗ РФ. 2012. № 53 (ч. 1), ст. 7598.

[2] См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (пост.; изд. 2-е, перераб. и доп.) / под общ. ред. А. А. Кирилловых : эл. версия. Доступ из СПС «Гарант».

[3] Бюллетень Минвуза СССР. 1962. № 9.

[4] Бюллетень Минвуза СССР. 1980. № 9.

[5] Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

[6] Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

[7] Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 30, ст. 1797.

[8] СЗ РФ. 1995 № 39, ст. 3777.

[9] Видимо, в том числе и по этой причине, отдельные субъекты РФ не отказались от использования в своем законодательстве старой терминологии: см., например, Закон Республики Бурятия от 13.04.1998 № 733-I «О целевой контрактной подготовке и мерах социальной поддержки выпускников образовательных организаций высшего образования и профессиональных образовательных организаций, направляемых в учреждения социально-бюджетной сферы Республики Бурятия». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

[10] Российская газета. 2012. 31 дек.

[11] Так, например, согласно приказу Министерства образования и науки Республики Алтай от 15.01.2015 № 11 «Об утверждении положения об организации целевого приема и целевого обучения по образовательным программам высшего образования и положения об организации целевого приема и целевого обучения по образовательным программам среднего профессионального и высшего образования, принятых не на условиях целевого приема» целевое обучение обучающегося, принятого на обучение в образовательную организацию не на условиях целевого приема, осуществляется на основании заключенного трехстороннего договора между студентом, Правительством Республики Алтай и образовательной организацией, реализующей программы среднего профессионального или высшего образования.

[12] Режим доступа: http://kodeksy-by.com/kodeks_ob_obrazovanii_rb.htm

[13] Режим доступа: http://edu.resurs.kz/elegal/zakon-ob-obrazovanii

[14] Практике известны случаи возникновения отношений, субъектами которых являлись органы государственной власти с двух сторон. Так, например, согласно распоряжению Правительства Санкт-Петербурга от 07.06.2010 № 66-рп «О целевой подготовке специалистов для Чеченской Республики в государственных образовательных учреждениях среднего профессионального образования Санкт-Петербурга» в 2010 г. в пределах контрольных цифр приема студентов на обучение за счет средств бюджета Санкт-Петербурга в государственных образовательных учреждениях среднего профессионального образования Санкт-Петербурга планировалось выделить по 10 целевых мест для приема абитуриентов из Чеченской Республики. Основанием для таких действий являлось Соглашение от 27.08.2002 между администрацией Санкт-Петербурга и администрацией Чеченской Республики о сотрудничестве в торгово-экономической, научно-технической, культурной и социальной областях.

[15] Для третьей группы применяются общие нормы законодательства об образовании, касающиеся договора об образовании.

[16] В уставном капитале хозяйственного общества должна присутствовать доля Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования.

[17] См. об этом: Малеина М. Н. Договоры о целевом приеме и целевом обучении // Lex Russica. 2015. № 7.

[18] Основной из них — постановление Правительства РФ от 27.11.2013 № 1076 «О порядке заключения и расторжения договора о целевом приеме и договора о целевом обучении» // СЗ РФ. 2013. № 48, ст. 6279.

[19] Вывод сделан на основе анализа актов, размещенных в СПС «КонсультантПлюс».

[20] Якутские ведомости. 2012. № 2.

[21] приказ Департамента при Президенте Республики Саха (Якутия) по прогнозированию, подготовке и расстановке кадров от 20.07.2010 № 01/151а «Об утверждении Административного регламента Департамента при Президенте Республики Саха (Якутия) по прогнозированию, подготовке и расстановке кадров по предоставлению государственной услуги по выплате стипендии студентам, обучающимся по целевой контрактной подготовке специалистов за пределами Республики Саха (Якутия)», приказ Министерства профессионального образования, подготовки и расстановки кадров Республики Саха (Якутия) от 29.06.2012 № 01-07/330 «Об утверждении Административного регламента Министерства профессионального образования, подготовки и расстановки кадров Республики Саха (Якутия) по предоставлению государственной услуги "Заключение контрактов о целевой подготовке специалистов для приоритетных отраслей экономики и социальной сферы Республики Саха (Якутия)"», приказ Министерства профессионального образования, подготовки и расстановки кадров Республики Саха (Якутия) от 29.06.2012 № 01-07/331 «Об утверждении Административного регламента Министерства профессионального образования, подготовки и расстановки кадров Республики Саха (Якутия) по предоставлению государственной услуги "Выплата проездных расходов обучающимся на основе контрактов о целевой подготовке специалистов за пределами Республики Саха (Якутия)"», приказ Министерства профессионального образования, подготовки и расстановки кадров Республики Саха (Якутия) от 28.06.2013 № 01-07/393 «Об утверждении Административного регламента Министерства профессионального образования, подготовки и расстановки кадров Республики Саха (Якутия) по предоставлению государственной услуги "Организация обучения по дополнительным образовательным программам для студентов, аспирантов интернов, обучающихся по договорам целевой контрактной подготовки специалистов в учебных заведениях высшего профессионального образования за пределами Республики Саха (Якутия)"»; приказ Министерства профессионального образования, подготовки и расстановки кадров Республики Саха (Якутия) от 28.06.2013 № 01-07/395 «Об утверждении Административного регламента Министерства профессионального образования, подготовки и расстановки кадров Республики Саха (Якутия) по предоставлению государственной услуги "Компенсация расходов на проживание лицам, проходящим целевую контрактную подготовку за пределами Республики Саха (Якутия)"»; приказ Министерства профессионального образования, подготовки и расстановки кадров Республики Саха (Якутия) от 28.06.2013 № 01-07/394 «Об утверждении Административного регламента Министерства профессионального образования, подготовки и расстановки кадров Республики Саха (Якутия) по предоставлению государственной услуги "Выплата единовременной материальной помощи лицам, проходящим целевую контрактную подготовку за пределами Республики Саха (Якутия)"», постановление Правительства Республики Саха (Якутия) от 01.08.2014 № 235 «О порядке организации целевого обучения граждан».

[22] Режим доступа: http://info-ecology.ru/zakon/?id=473801717

[23] См., например: Бакулина С. С., Музыченко Е. А., Черноскутов В. Е. Целевой прием в современных условиях // Высшее образование в России. 2011. № 8–9. С. 14–22.

[24] Российская газета. 2015. 16 нояб.

[25] URL: http://www.msmsu.ru/userdata/manual/doc/abi/2016/prikaz/приказ%20-%20целевой% 202016.pdf (дата обращения: 12.12.2016).

[26] В отличие от вузов, в которых действует правило об общем целевом конкурсе для всех абитуриентов.

[27] Сборник постановлений и распоряжений Кабинета Министров Республики Татарстан и нормативных актов республиканских органов исполнительной власти. 2014. № 89, ст. 2770.

[28] Постановление Исполнительного комитета г. Казани от 31.03.2014 № 1729 «О подготовке кадров по договорам целевого обучения Казани» // Сборник документов и правовых актов муниципального образования г. Казани. 2014. № 13, 10 апр.

[29] Якутские ведомости (прил. к газете «Якутия»). 2014. 09 авг.

[30] Доступно на сайте Администрации Санкт-Петербурга : http://www.gov.spb.ru

[31] Гражданин должен иметь: итоговые отметки «хорошо» и «отлично» по всем предметам учебного плана за 10 класс и за первое полугодие или два триместра 11 класса; особые успехи в учебной деятельности по предмету(ам) по образовательным программам основного общего и (или) среднего общего образования, соответствующим направлению подготовки (специальности), выбранному гражданином для обучения в образовательной организации.

[32] Рекомендация учреждения, в которой отражаются успехи в обучении гражданина и его ориентация на выбор педагогической профессии; заверенная руководителем ведомость итоговых отметок за 10 класс и за первое полугодие или два триместра 11 класса; заверенные руководителем копии грамот, дипломов или других документов, подтверждающих особые успехи гражданина в учебной деятельности по предмету(ам) по образовательным программам основного общего и (или) среднего общего образования, соответствующие выбранному для обучения в образовательной организации направлению подготовки (специальности); копия паспорта.

[33] Текст приказа опубликован 07.06.2014 в сетевом издании «Перечень правовых актов, принятых органами государственной власти Республики Коми, иной официальной информации» : http://www.law.rkomi.ru.

[34] Режим доступа: mzdrav.rk.gov.ru

[35] Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

[36] Текст приказа опубликован 19.01.2015 на официальном портале Республики Алтай : www.altai-republic.ru

[37] Согласно информации, размещенной на официальном сайте Министерства здравоохранения Республики Коми, в 2016 году 6 вузов должны были осуществлять целевой прием на более чем 70 мест (большинство из них по специальности «Лечебное дело») : http://minzdrav.rkomi.ru/ page/14833/ http://minzdrav.rkomi.ru/page/14833 (дата обращения: 20.12.2016).

[38] Нормативные акты Республики Тыва (прил. к газете «Тувинская правда». 2011. 30 авг.).

[39] Официальная Кабардино-Балкария. 2014. 31 янв.

[40] Режим доступа: http://mzdrav.rk.gov.ru/rus/info.php?id=604608&page=62

[41] См., например: определение ВС РФ от 28.11.2005 № 81-В05-30, определения Московского городского суда от 30.09.2011 по делу № 33-31333, от 02.11.2011 по делу № 33-35383 и др.

[42] См.: Ким М. С. Целевой прием в медицинских вузах России [Текст] // Вопросы политической науки : материалы II Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2016 г.). СПб .: Свое издательство, 2016. С. 18–21.

[43] См. постановление Администрации муниципального района «Усть-Вымский» Республики Коми от 02.09.2015 г. № 507 «О порядке предоставления ежегодной денежной выплаты гражданам, обучающимся по очной форме в образовательных организациях высшего образования, заключившим договор о целевом обучении с администрацией муниципального района "Усть-Вымский" по направлению подготовки "педагогическое образование"».

[44] Так, в Республике Татарстан при целевом обучении по программам среднего профессионального образования размер ежемесячной стипендии составляет 5 205 руб., а размер ежемесячной доплаты за жилье иногородним студентам — 300 руб. в сутки.

[45] Постановление Кабинета министров Республики Татарстан от 29.06.2013 № 453 «О целевой подготовке квалифицированных кадров по профессиям (специальностям) среднего профессионального образования в государственных профессиональных образовательных организациях Республики Татарстан». Режим доступа:

http://prav.tatarstan.ru/docs/post/post1.htm?page=98&pub_id=185688

[46] Российская газета. 2015. 16 нояб.

[47] В принципе, если фактически такой конкурс отсутствовал, то имеются все основания для взыскания в судебном порядке расходов бюджета в связи с реализацией образовательной программы. Однако речь идет исключительно о конкретных случаях, а не о массовом игнорировании конституционных норм.

[48] См. определение КС РФ от 15.04.2008 № 274-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузнецова Станислава Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 статьи 2 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессио­нальном образовании", пунктом 3 статьи 5 Закона Российской Федерации "Об образовании" и Указом Президента Российской Федерации "О дополнительном профессиональном образовании государственных гражданских служащих Российской Федерации"». Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Гарант»

[49] В принципе, если фактически такой конкурс отсутствовал, то имеются все основания для взыскания в судебном порядке расходов бюджета в связи с реализацией образовательной программы. Однако речь идет исключительно о конкретных случаях, а не об массовом игнорировании конституционных норм.

[50] См., например: Мохов А. А. О целевой подготовке медицинских кадров в Российской Федерации // Медицинское право. 2007. № 3.

[51] Постановление Правительства Ямало-Ненецкого автономного округа от 30.05.2013 № 361-П «О целевой подготовке специалистов с высшим профессиональным образованием в Ямало-Ненецком автономном округе в 2013 году». Режим доступа: http://yamal-gov.ru/doc/11202

[52] Эта цифра может быть иной, но ее назначение состоит в том, чтобы гарантировать принцип доступности бесплатного образования для всех лиц и обеспечивать высокий уровень знаний поступающих по квоте целевого приема.



Возврат к списку