ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Дополнительное профессиональное образование государственных гражданских служащих: некоторые аспекты освещения вопросов использования государственного языка Российской Федерации

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 12, 2017 (декабрь)

Свидетельство о регистрации СМИ –  ПИ № ФС77-3049 от 07 декабря 2007 г.

АВТОРЫ: Киянова О. Н., Панова М. Н.

АННОТАЦИЯ 

Статья посвящена проблеме использования русского языка как государственного языка Российской Федерации в административно-правовой сфере и ее отражению в программах дополнительного профессионального образования государственных гражданских служащих. При создании и реализации подобных программ необходимо обращать внимание на трудности словоупотребления, грамматики и стилистики русского языка, а также учитывать противоречия между рекомендациями академических словарей и реальной речевой практикой законодателей, работников сферы государственного управления и стремиться к скорейшему решению (урегулированию) этой проблемы.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА 

Дополнительное профессиональное образование; государственные гражданские служащие; законодательство Российской Федерации; русский язык; государственный язык Российской Федерации; программы повышения квалификации; нормы и традиции официально-делового стиля в сфере правовой и административной деятельности.


В соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[1] (далее — Закон об образовании в РФ) дополнительное профессиональное образование является важной составляющей системы образования в РФ, создающей «условия для непрерывного образования посредством реализации основных образовательных программ и различных дополнительных образовательных программ» (ст. 76).

Дополнительное профессиональное образование направлено на удовлетворение образовательных и профессиональных потребностей, профессиональное развитие человека, обеспечение соответствия его квалификации меняю­щимся условиям профессиональной деятельности и социальной среды (п. 1 ст. 76 Закона об образовании в РФ).

Определенные категории работников в нашей стране обязаны в соответствии с законодательством регулярно, через определенные промежутки времени повышать свою квалификацию. В первую очередь это относится к государственным гражданским служащим, работникам судебной системы. Требование напрямую связано с формированием высокопрофессионального кадрового состава госслужбы, которое обеспечивается развитием профессиональных качеств государственных служащих[2]. В целом, «одним из основных аспектов развития кадровой политики государственной службы было, есть и будет совершенствование профессиональной компетенции государственных служащих»[3]. Так, Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»[4] содержит норму (ст. 62), в соответствии с которой профессиональное развитие гражданского служащего осуществляется в течение всего периода прохождения им гражданской службы и «направлено на поддержание и повышение гражданским служащим уровня квалификации, необходимого для надлежащего исполнения должностных обязанностей»[5]. Оно включает в себя в том числе дополнительное профессиональное образование[6].

Основные виды дополнительного профессионального образования (ДПО) государственных гражданских служащих — это профессиональная переподготовка, повышение квалификации и стажировка.

В системе дополнительного профессионального образования гражданских служащих и процессе его организации ключевая роль принадлежит государственному заказу на профессиональную переподготовку и повышение квалификации[7] (далее также — госзаказ)[8]. Как показывают исследования
социологов и экономистов[9], в последние годы вслед за спадом (по причинам финансового порядка) наблюдается положительная динамика в количественных показателях обученных в рамках государственного заказа госслужащих. Ученые отмечают, что очевидное увеличение произошло, главным образом, за счет направления на курсы повышения квалификации (краткосрочные формы обучения). Обучение по этим наиболее востребованным программам позволило гражданским служащим актуализировать ранее приобретенные знания, сформировать новые профессионально важные навыки, а в целом — соответствовать предъявляемым к ним квалификационным требованиям.

В соответствии с новейшими документами[10] к базовым квалификационным требованиям, предъявляемым к гражданам, замещающим должности госслужбы (наряду с требованиями к уровню профессионального образования, продолжительности стажа службы, к знаниям основ Конституции РФ, к знаниям и навыкам в области информационно-коммуникационных технологий), отнесено требование к знанию государственного (русского) языка.

В силу этого уровень владения русским языком — государственным языком нашей страны — является важнейшим показателем профессиональной компетентности государственных служащих, работников судебной системы, других специалистов, работающих в административно-правовой сфере. Также важно отметить, что в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации»[11] государственный язык РФ подлежит обязательному использованию:

1) в деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности, в том числе в деятельности по ведению делопроизводства;

2) в наименованиях федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности;

3) при подготовке и проведении выборов и референдумов;

4) в конституционном, гражданском, уголовном, административном судопроизводстве, судопроизводстве в арбитражных судах, делопроизводстве в федеральных судах, судопроизводстве и делопроизводстве у мировых судей и в других судах субъектов РФ;

5) при официальном опубликовании международных договоров РФ, а также законов и иных нормативных правовых актов;

6) во взаимоотношениях федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности и граждан РФ, иностранных граждан, лиц без гражданства, общественных объединений и др.

Таким образом, в сфере административно-правовых отношений русский язык подлежит обязательному использованию.

Необходимость совершенствования знаний в этой области (эффективное и безукоризненное использование государственного языка в профессиональной деятельности) осознана в настоящее время как самими работниками, так и руководителями органов государственной власти разного уровня, организующими процесс повышения квалификации своих сотрудников[12].

Авторы данной работы много лет принимают участие в создании и реализации программ повышения квалификации для государственных гражданских служащих федеральных органов законодательной и исполнительной власти Российской Федерации (работников Аппарата Государственной Думы ФС РФ, федеральных министерств и ведомств), работников судебной системы. В типовые учебно-тематические планы краткосрочных и среднесрочных программ повышения квалификации, реализуемые в рамках государственного заказа и содержащие учебные блоки из области законодательства, экономики, психологии, разделы, освещающие вопросы противодействия коррупции, и другие, в последние годы включаются тематические лекции по документной лингвистике, проблемам культуры речи государственных служащих, , разделы, посвященные сложным вопросам использования русского языка в профессиональной деятельности госслужащих. Требование об обязательном наличии таких разделов в программах повышения квалификации заказчик (орган государственной власти) включает в техническое задание при проведении конкурса на организацию обучения госслужащих[13]. Доля учебного времени, отводимого на проблемы, связанные с использованием русского языка в процессе подготовки документов разного типа, в краткосрочных программах (72 часа) невелика (всего 4 часа), однако нам удается осветить вопросы, вызывающие наибольшее затруднение у специалистов-практиков (работников аппаратов обеих палат Федерального Собрания РФ, работников Минюста России, органов ЗАГС, нотариусов, государственных регистраторов и др.).

Особого внимания заслуживает наш опыт создания специализированных программ повышения квалификации для государственных служащих, направленных исключительно на совершенствование их языковой компетенции[14].

Данное направление работы представляется весьма перспективным. Вопросы, связанные с использование русского языка как государственного в административно-правовой сфере, на государственной службе, востребованы практиками и вызывают интерес работников, повышающих свою профес­сиональную квалификацию.

Очевидно, что в настоящее время возросла потребность в программах, ориентированных на повышение профессионального уровня гражданских служащих, которые решают задачи, стоящие перед государственными органами исходя из основных направлений их деятельности[15]. Но также очевидно, что лингвистические программы имеют универсальный характер, они актуальны для всех без исключения госслужащих, поскольку навыки грамотного составления текста документа совершенно необходимы специалисту, работающему в сфере государственного управления, в области административно-правовых отношений. Умение использовать необходимые языковые средства в процессе создания текста деловой, в частности юридической, направленности, совершенное владение системой норм современного русского литературного языка являются важнейшими показателями компетентности и профессиональной состоятельности госслужащего.

В последние годы авторами статьи были созданы и реализованы программы повышения квалификации «Письменная русская деловая речь: язык законодательства и служебных документов» (для работников Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания РФ)[16], «Культура письменной деловой речи и язык законодательства» (для работников Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания РФ)[17], «Деловой русский язык» (для работников Росимущества)[18], «Лингвистические технологии в правовой деятельности» (для работников аппарата Минюста России)[19]. С 2006 года в РАНХиГС при Президенте РФ дважды в год успешно реализуется программа повышения квалификации для федеральных гражданских служащих «Русский язык в сфере делопроизводства: подготовка нормативных актов и служебных документов»[20].

Такие образовательные программы [дополнительные профессиональные программы (программы повышения квалификации)] разрабатываются в соответствии с приказом Минобрнауки России от 1 июля 2013 г. № 499 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по дополнительным профессиональным программам»[21] (далее — Приказ Минобрнауки № 499). Их реализация направлена на совершенствование имеющихся у слушателей компетенций или получение ими новых компетенций, необходимых для профессиональной деятельности, повышение профессионального уровня в рамках имеющейся квалификации. В результате обучения происходит качественное изменение следующих компетенций:

- общекультурных (способность свободно пользоваться русским языком как средством делового общения (ОК-4));

- профессиональных (способность разрабатывать нормативные правовые акты (ПК-1)); способность принимать участие в проведении юридической экспертизы проектов нормативных правовых актов, в том числе в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для коррупции (ПК-8)[22].

Структура такой дополнительной профессиональной программы в соответствии с указаниями Минобрнауки России включает: цель, планируемые результаты обучения, учебный план, календарный учебный график, рабочие программы учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), организационно-педагогические условия, формы аттестации, оценочные материалы и иные компоненты. Учебный план дополнительной профессиональной программы определяет перечень, трудоемкость, последовательность и распределение учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), иных видов учебной деятельности обучающихся и формы аттестации. Формой итоговой аттестации нами выбран экзамен в форме тестирования. Как указывалось, выше, программа составляется на основе технического задания, предложенного заказчиком и входящего в комплект документации для проведения тендера на оказание образовательных услуг. Заказчик определяет цели и задачи, требования к освоению учебной программы, объем учебной программы, срок обучения, требования к содержанию программы и др.

Целью лингвистических программ повышения квалификации федеральных государственных гражданских служащих является:

- повышение их квалификации в области владения русским языком как государственным языком Российской Федерации, подлежащим обязательному использованию в правовой и административной сфере;

- формирование компетенций, позволяющих успешно решать профессиональные задачи в области подготовки служебных документов, в том числе обновление знаний в области грамматики русского языка, развитие культуры письменной деловой речи, совершенствование навыков деловой переписки, грамотного составления служебных документов.

Обучение по таким программам также направлено на усвоение слушателями лингвистических технологий (использование средств русского языка как государственного языка Российской Федерации) при составлении нормативных актов, текстов административно-правового характера в целом.

Содержание разрабатываемых и реализуемых нами программ обязательно включает в себя разделы, посвященные актуализации знаний слушателей в области норм русского литературного языка, проблемам использования оптимальных средств русского языка в процессе создания служебных документов, законов и иных нормативных актов. Именно так мы, выполняя требования Приказа Минобрнауки № 499, учитываем квалификационные требования к профессиональным знаниям и навыкам государственных служащих, необходимым им для исполнения должностных обязанностей.

Однако существуют определенные проблемы в освещении вопросов использования государственного языка Российской Федерации в сфере нормотворчества и государственного управления. Эти сложные вопросы требуют особого комментария в ходе реализации программы, их необходимо учитывать и в процессе разработки программы в целом (ее содержательной части), и учебно-тематического плана в частности.

Напомним, что в соответствии с законодательством в функции языка, применяемого в сфере государственного и муниципального управления, на государственной службе, в функции языка законодательства и судопроизводства выступает высшая (образцовая, обработанная) разновидность государственного (национального) языка — русский литературный язык, важнейшим признаком которого является его нормированность. Нормы русского литературного языка закреплены в словарях, грамматиках и справочниках, охватывают все языковые уровни и являются обязательными как для устной, так и для письменной речи.

Однако, говоря о нормах литературного языка — государственного языка нашей страны, нельзя не сказать о проблеме, требующей своего скорейшего разрешения. Дело в том, что в сфере государственного управления в процессе его становления и развития сложились свои «корпоративные» лингвистические нормы (это явление можно назвать также традиционным употреблением). В некоторых случаях эти нормы идут вразрез со словарями, фиксирующими нормы государственного языка РФ[23], расходятся с рекомендациями, представленными в авторитетных справочниках по литературному редактированию текстов. В частности, это касается употребления прописных и строчных букв в наименованиях — официальных названиях[24]. К таким «нормам» можно отнести употребление кавычек в наименованиях, требующих (в соответствии с официаль­ными пунктуационными правилами) использования «двойных» кавычек[25], причем данный пунктуационный знак в этом случае должен быть представлен разными графическими вариантами; отказ от «двойных» скобок и др. В приведенном в сноске примере заслуживает внимания и закрепившееся в законотворческой практике дифференцированное употребление прописной и строчной букв в зависимости от того, идет ли речь о законе, принятом (прописная буква) или о его проекте (строчная).

Эти «корпоративные» нормы весьма устойчивы, они находят отражение в инструкциях по работе с документами, разрабатываемых органами законодательной и исполнительной власти на всех уровнях, и являются обязательными для всех, кто вовлечен в законотворческую деятельность, кто создает служебные документы.

Такое употребление, являющееся, с точки зрения лингвиста, языковой ошибкой, у многих государственных служащих может не вызывать вопросов, поскольку является для них привычным фактом повседневной речевой практики[26]. Вместе с тем следует отметить, что на занятиях госслужащие нередко задают вопросы о таких сложных случаях, отмечая несоответствие норм «корпоративных» нормам, зафиксированным в словарях и грамматиках. Это противоречие между требованием законодательства к государственному служащему — в совершенстве владеть государственным языком (то есть использовать его в соответствии с установленными и закрепленными нормами) — и реальной речевой практикой (требованием следовать в работе с документами и нормативными актами служебным инструкциям) является очевидным для большой части госслужащих и вызывает их обеспокоенность.

Более того, желание госслужащих, направляемых на обучение, разобраться в таких сложных вопросах находит отражение в техническом задании (раздел «Обязательное тематическое содержание»), предлагаемом заказчиком исполнителю, осуществляющему разработку и реализацию программы повышения квалификации (в качестве обязательных вопросов, требующих освещения, указываются «трудные случаи употребления прописных и строчных букв», «трудные случаи грамматической стилистики», «сложные вопросы орфографии и пунктуации» и др.)[27].

Существование в русском языке большого количества орфографических и пунктуационных трудностей, сложных случаев словоупотребления, использования грамматических форм объясняется вариативностью языковой нормы,которая влечет разночтения в словарях, вызывает недостаточно полное и непротиворечивое описание того или иного случая в лингвистических справочниках[28].

В профессиональной деятельности людей, связанной с разработкой законов и иных нормативных правовых актов, составлением служебных документов, сложная ситуация, связанная с разными толкованиями языковых феноменов в лингвистических справочниках и словарях, с одной стороны, и с проти­воречиями между рекомендациями лингвистов и составителей различных служебных справочников и инструкций, с другой, едва ли может считаться приемлемой. Тем более что пользователи таких рекомендаций (работники органов государственного управления) отдадут предпочтение служебным инструкциям (а не словарям и справочникам), поскольку для них авторитетными являются предписания нормативных актов (например, указов Президента РФ[29]) и служебных документов.

При составлении документов, написании законодательных актов используется особая разновидность литературного языка — официально-деловой стиль. Он практически не приемлет наличия в тексте вариантов нормы, так как доминантой стиля является «фактическая и смысловая точность, не допускающая инотолкований»[30]. В текстах, где реализуется официально-деловой стиль, необходимо стремиться к единообразию, использованию одного из существующих в языке вариантов, стандартизации языкового оформления текста документа[31].

Подобные ортологические трудности следует рассмотреть в первую очередь и сформулировать четкие рекомендации для госслужащих: ведь для них владение литературным языком — это профессиональное требование.

Проблемы урегулирования некоторых спорных случаев несоответствия норм, принятых в языке документов, нормам современного русского литературного языка, рекомендованным лингвистическими словарями, нахождения разумного компромисса между авторами словарей и служебных инструкций представляются нам чрезвычайно актуальными и общественно важными в условиях реформирования и повышения эффективности государственной и муниципальной службы.

Совершенно очевидно, что необходима унификация и систематизация тех трудностей русского языка, которые мешают грамотному составлению и оформлению деловых текстов государственными и муниципальными служащими и законодателями.

Проблемы нормы языка, используемого в сфере государственного управления[32], являются чрезвычайно важными и для лингвистов. Необходимость унификации вариантов нормы литературного языка, представленных в ортологических словарях и служебных документах, очевидна. К сожалению, при определении нормативного варианта авторы правил орфографии и пунктуации и составители лингвистических словарей, отслеживая современные тенденции развития литературного языка, на наш взгляд, не в полной мере учитывают целый пласт текстов, относящихся к корпоративной культуре, имеющей многолетнюю историю и традиции, — государственной службе. Это тексты официально-делового стиля, в том числе служебных документов[33]. Тогда как нормализация и кодификация литературного языка предполагает анализ «национального корпуса текстов, относящихся к различным функциональным стилям»[34].

Совершенно очевидно, что назрела настоятельная необходимость решить вопрос о легитимности понятия корпоративной нормы, подготовке единых рекомендаций по языковому оформлению служебных документов в системе государственной гражданской службы.

Таким образом, определенные проблемы функционирования русского языка как государственного языка РФ в сфере государственного управления и нормотворчестве — наличие корпуса ортологических трудностей русского языка и существование «корпоративных норм» в административно-правовой сфере — требуют решения. Необходимо определить статус корпоративных норм, существующих де-факто и нуждающихся в некоторых случаях в кодификации — описании и закреплении их в словарях, справочниках и учебных пособиях в качестве варианта[35].

Решение данной проблемы предполагает проведение большой исследовательской работы — необходимы анализ извлеченных из текстов документов и нормативных актов трудных случаев словоупотребления, грамматики, орфографии и пунктуации, поиск компромисса в интерпретации этих случаев между лингвистами-теоретиками и лингвистами-практиками с целью упорядочения рекомендаций, способствующих повышению качества документов[36].

В настоящее время такая исследовательская работа проводится научным коллективом (доктора филологических наук О. Н. Киянова, М. Н. Панова, А. А. Холиков) в рамках проекта «Ортологические трудности русского языка и корпоративные нормы в административно-правовой сфере». Предполагается, что полученные результаты помогут скорейшей реализации задачи ассимилирования «корпоративных» (традиционных) норм русского языка, сложившихся в сфере государственного управления и в сфере законотворческой деятельности, в систему норм, зафиксированных словарями и справочниками современного русского языка.

Это позволит также аргументированно квалифицировать такие употребления и в процессе реализации программ повышения квалификации для государственных служащих, и в процессе преподавания лингвистических дисцип­лин, формирующих навыки использования государственного языка РФ в профессиональной деятельности, будущим юристам, специалистам в области государственного и муниципального управления и др.

В процессе разработки дополнительных лингвистических программ повышения квалификации для государственных гражданских служащих, с нашей точки зрения, важно учитывать специфику работы того или иного органа государственной власти, работникам которого предназначается такая программа, и связанные с этим профессиональные интересы слушателей. Необходимого баланса теоретического и практического можно достичь, используя модульный принцип построения содержательной части программ — усиливая определенный блок и отводя ему большее количество часов в учебном плане.

Так, для работников аппаратов органов законодательной и исполнительной власти (и федерального, и регионального, и муниципального уровней), занимающихся вопросами нормотворчества, чрезвычайно важными являются разделы курсов, посвященные особенностям языка законодательных актов и лингвистическим технологиям, применяемым в работе над текстами законов и иных нормативных правовых актов[37]. В процессе подготовки к занятиям с такой категорией слушателей преподаватель обязательно должен проводить лингвистический анализ языка действующих законов и законопроектов с целью выявления проблемных моментов, их систематизации. Это совершенно необходимо для того, чтобы предложить госслужащим, повышающим свою квалификацию, убедительные комментарии к таким языковым случаям и снабдить их рекомендациями, которые позволят практическим работникам в дальнейшем избежать погрешностей, имеющих системный характер. Создавая текст закона и иного нормативного правового акта, его автору важно помнить, что такой текст должен быть точным, ясным, понятным, и исключать всякую возможность его двоякого толкования (и все средства языка, используемые в таком тексте, должны обеспечивать это его важнейшее качество)[38].

В процессе проводимого анализа языка законов и иных нормативных правовых актов мы обнаружили, что совершенствования требует синтаксис юридических текстов. К этой единице текста в отношении законодательных актов предъявляются определенные требования: в предложении не допускается двусмысленность, которая может возникнуть в случае применения неправильного порядка слов, а также в том случае, если используется принцип дистантной связности компонентов (связанные компоненты отдалены друг от друга, между ними находятся отрезки текста определенного объема). К сожалению, тексты законодательных актов иллюстрируют такие случаи достаточно последовательно.

Так, весьма сложны для понимания статьи Бюджетного кодекса Российской Федерации[39] (далее — БК РФ), в которых видятся грамматические ошибки, текст Кодека грешит такими примерами:

«Статья 6. Понятия и термины, применяемые в настоящем Кодексе

… получатель бюджетных средств (получатель средств соответствующего бюджета) – орган государственной власти (государственный орган), орган управления государственным внебюджетным фондом, орган местного самоуправления, орган местной администрации, находящееся в ведении главного распорядителя (распорядителя) бюджетных средств казенное учреждение, имеющие право на принятие и (или) исполнение бюджетных обязательств от имени публично-правового образования за счет средств соответствующего бюджета, если иное не установлено настоящим Кодексом» и др.

В процессе чтения данного закона обнаруживается, что такие громоздкие построения соседствуют с вполне внятными предложениями аналогичного содержания. Этот факт не может не вызывать недоумения, и логику законодателя в таком подходе к выражению правовых идей понять достаточно сложно — сравним ст. 93.3 БК РФ: «<…> В случае, если предоставленные бюджетные кредиты не погашены в установленные сроки, остаток непогашенных кредитов, включая проценты, штрафы и пени, взыскивается в порядке, установленном Министерством финансов Российской Федерации, за счет межбюджетных трансфертов (за исключением субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета), а также за счет отчислений от федеральных налогов и сборов, налогов, предусмотренных специальными налоговыми режимами, подлежащих зачислению в бюджет субъекта Российской Федерации».

Такое соседство понятного-непонятного отмечается по всему тексту Бюджетного кодекса (негативную роль играет непродуманный порядок слов и нагромождение страдательного залога):

«Статья 149. Отчеты об исполнении бюджетов государственных внебюджетных фондов

1. Отчеты об исполнении бюджетов государственных внебюджетных фондов Российской Федерации составляются органами управления фондами и представляются в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий координацию деятельности соответствующего государственного внебюджетного фонда Российской Федерации, для внесения в установленном порядке в Правительство Российской Федерации.

Ежегодно не позднее 1 июня текущего года отчеты об исполнении бюджетов государственных внебюджетных фондов Российской Федерации за отчетный финансовый год представляются Правительством Российской Федерации в Счетную палату Российской Федерации для их внешней проверки».

И сравните (почти на той же странице появляется точный и ясный текст):

«2. Счетная палата Российской Федерации проводит проверку отчетов об исполнении бюджетов государственных внебюджетных фондов Российской Федерации за отчетный финансовый год, готовит заключения на них и не позднее 1 сентября текущего года представляет заключения на соответствующие отчеты об исполнении бюджетов государственных внебюджетных фондов Российской Федерации в Государственную Думу и Совет Федерации, а также направляет их в Правительство Российской Федерации.

3. Правительство Российской Федерации представляет в Государственную Думу отчеты об исполнении бюджетов государственных внебюджетных фондов Российской Федерации за отчетный финансовый год не позднее 1 августа текущего года одновременно с проектом федерального закона об исполнении бюджетов государственных внебюджетных фондов Российской Федерации за отчетный финансовый год и иной бюджетной отчетностью об исполнении бюджетов государственных внебюджетных фондов Российской Федерации.

4. По результатам рассмотрения годовых отчетов об исполнении бюджетов государственных внебюджетных фондов Российской Федерации Государственная Дума принимает либо отклоняет федеральные законы об исполнении бюджетов государственных внебюджетных фондов Российской Федерации».

Примером своеобразного «ребуса» может служить cт. 92.1 БК РФ:

«Статья 92.1. «Дефицит бюджета субъекта Российской Федерации, дефицит местного бюджета

<…>

5. Обязательными условиями предоставления бюджетного кредита, включаемыми в договор о его предоставлении, являются согласие получателя бюджетного кредита на осуществление уполномоченным органом, указанным в пункте 4 настоящей статьи, и органом государственного (муниципального) финансового контроля проверок соблюдения получателем бюджетного кредита условий, целей и порядка их предоставления, а также положения об ответственности получателя бюджетного кредита за нарушение обязательств в соответствии с законодательством Российской Федерации.

<…>

9. Если иное не установлено договором, обязанность по возврату бюджетных кредитов считается исполненной со дня совершения Центральным банком Российской Федерации операции по зачислению (учету) денежных средств на единый счет соответствующего бюджета, по внесению платы за пользование ими, а также по внесению штрафов и пеней в случае, если предоставленные бюджетные кредиты не погашены в установленные сроки, на счет, указанный в пункте 1 статьи 40 настоящего Кодекса».

Отмечаются подобные построения и в Налоговом кодексе РФ[40]:

«Статья 7. Международные договоры по вопросам налогообложения

<…>

3. В случае, если международным договором Российской Федерации по вопросам налогообложения предусмотрено применение пониженных ставок налога или освобождение от налогообложения в отношении доходов от источников в Российской Федерации для иностранных лиц, имеющих фактическое право на эти доходы, в целях применения этого международного договора иностранное лицо не признается имеющим фактическое право на такие доходы, если оно обладает ограниченными полномочиями в отношении распоряжения этими доходами, осуществляет в отношении указанных доходов посреднические функции в интересах иного лица, не выполняя никаких иных функций и не принимая на себя никаких рисков, прямо или косвенно выплачивая такие доходы (полностью или частично) этому иному лицу, которое при прямом получении таких доходов от источников в Российской Федерации не имело бы права на применение указанных в настоящем пункте положений международного договора Российской Федерации по вопросам налогообложения».

«Статья 25.11. Порядок включения организации в реестр

<…>

6. Если иное не предусмотрено настоящим пунктом, в течение тридцати дней со дня направления решения о принятии указанного в пункте 1 настоящей статьи заявления к рассмотрению уполномоченный орган государственной власти субъекта Российской Федерации в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации, принимает решение о включении организации в реестр или об отказе во включении организации в реестр в случае несоблюдения требований, установленных к региональным инвестиционным проектам, и не позднее пяти дней со дня принятия соответствующего решения направляет его организации» и др.

Список таких примеров достаточно большой. Интересно, что сами специалисты в области финансов соглашаются с тем, что язык этих важнейших законодательных актов нуждается в совершенствовании и унификации[41].

Отмечаются подобные погрешности и в документах, которые сопровождают тексты законопроектов (например, в текстах финансово-экономических обоснований): «Возложение функций на федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в сфере культуры и массовых коммуникаций, по учету, мест традиционного бытования народных художественных промыслов является не новым, так как такие полномочия они выполняют, но не урегулированы правовыми нормами законодательства Российской Федерации»[42].

Особого внимания и обсуждения со слушателями-госслужащими, осуществляющими правовое сопровождение законодательного процесса или непосредственно работающими над созданием текстов, заслуживает и вопрос об использовании союзов в текстах правового характера. Неэффективное (или ошибочное в плане значения) использование союзов, затрудняющее восприятие юридического текста, также весьма опасно для законодательного акта (речь идет о союзах и, или, союзе а и др.)[43].

В процессе реализации дополнительных профессиональных программ повышения квалификации госслужащих в плане владения государственным языком РФ обязательно затрагивается вопрос о лексических и стилистических нормах современного русского языка. Нами всегда делается особый акцент на недопустимости использования в текстах документов и законодательных актов слов, имеющих разговорный оттенок (а уж тем более относящихся к жаргонам, в том числе к профессиональным). Но, к сожалению, законодатель не всегда выполняет данное требование: очевидную ошибку такого рода иллюстрирует ст. 174 Уголовного кодекса РФ[44], где жаргонное слово уже становится термином, используемым в качестве синонима к термину официальному, имеющему нейтральный характер:

«Статья 174. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем

1. Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом - наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода, осужденного за период до одного года».

Особого комментария для этой категории слушателей заслуживают и вопросы об использовании условных конструкций в тексте законодательного акта, о расстановке знаков препинания, способных принципиально изменить содержание правовой нормы, и другие вопросы, связанные с использованием государственного языка в процессе нормотворчества.

Однако совершенно очевидно, что подавляющее большинство госслужащих, повышающих свою квалификацию, в процессе профессиональной деятельности работает, большей частью, со служебными документами (проекты распоряжений, служебные письма, запросы в органы государственной власти, ответы на обращения граждан, внутренняя документация). В связи с чем более пристального внимания в учебных курсах заслуживают разделы, посвященные языку документов служебного свойства (а также их композиционному построению, особенностям содержательного наполнения документов разных жанров и т. п.). В том случае, если программа повышения квалификации разрабатывается под конкретного заказчика (министерство, ведомство), целесообразно (если такая возможность существует) ознакомиться с типовыми документами, которые государственные служащие этого ведомства готовят в процессе своей работы. Знакомство с такими документами (судим по нашему опыту) позволяет понять типологию ошибок, классифицировать их и в учебном плане курса отвести больше времени на освещение именно проблемных вопросов, актуальных для слушателей — представителей заказчика программы.

Как показывает анализ таких текстов, как для создателей законодательных актов, так и для составителей служебных документов большую сложность представляют вопросы построения предложений. Отмечается пропуск значимых для понимания слов в предложении: в связи с принятием в РФ Республики Крым (нужно: в состав); …всем участвующим в процессе исполнения документов как должник, взыскатель, кредитная организация, место получения дохода должником (нужно: в качестве должника…); Переданы помещения по адресу (нужно: находящиеся по адресу):[45]…

Нередки случаи разрыва синтаксических связей: Запрещается проход в административные здания из приемной граждан, минуя пост охраны…; грамматических ошибок: В соответствии с п. 17 Плана мероприятий по ликвидации просроченной задолженности… хозяйствующих субъектов в энергетическом комплексе N-ской области, утвержденной Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации…; нарушается порядок слов: В структурном подразделении существует практика индивидуальных собеседований с подавшими заявление об увольнении работниками.

В текстах достаточно часто отмечается неоправданный повтор слов: Основными причинами принятия решений об отказе в возбуждении уголовных дел явилось принятие должниками мер, направленных на исполнение решений судов…; …гражданин с такими анкетными данными не проживает и никогда не проживал в регионе. При таких обстоятельствах необходимо информировать вышестоящих руководителей уполномоченного органа…

Большой частотностью характеризуются случаи неверного употреб­ления предлогов (или их неоправданного пропуска): общая сумма расходов по совершению исполнительных действий, постановление о взыскании расходов по совершению исполнительных действий; худшие результаты работы по взысканию расходов по совершению исполнительных действий; заключен контракт по выполнению (нужно: на выполнение) комплекса работ по технической инвентаризации; оперативные сведения по движению заявлений…; предоставление информации по форме отчетности по заявлениям о внесении сведений в государственный реестр; …Считаем, что [ведомство]… может утвердить использование уже существующего формата, прямо указав его соответствие (нужно: на его соответствие) требованиям Постановления Правительства Российской Федерации… и т. п.

Тексты служебных документов грешат ошибками в области словоупотребления: По результатам полученных сведений заявитель будет проинформирован службой судебных приставов об органе, вынесшем запрет на распоряжение недвижимостью, и разъяснен порядок дальнейших действий; Сведения о должнике соответствуют действительности, однако обнаружить его по месту жительства принятыми мерами не предоставляется возможным; Неуплата должником штрафа в рамках исполнительного производства, возбужденного на основании постановления уполномоченных органов, при условии осведомления (нужно: осведомленности) его наличии, является явным
свидетельством уклонения; в настоящее время Иванов П.С. занимается непосредственными должностными обязанностями (нужно: исполняет должностные обязанности) в соответствии с должностным регламентом; Государственный контракт в бумажном виде (нужно: на бумажном носителе) для формирования архивного дела предоставляется (нужно: представляется) в Управление делами после проставления подписей и печатей (нужно: после подписания документа и постановки печатей)… Представляют ответственному должностному лицу под роспись (нужно: подпись) государственный контракт на бумажном носителе; в период проверки выборочно проводились контрольные обмеры объемов выполненных работ по капитальному ремонту помещений; в нарушение …закона неправильно (нужно: неверно) был определен срок проведения аукциона 23.05.2017 (нужно: дата) вместо положенного срока (даты) 26.05.2017.

Такое неверное употребление слов (или употребление слов многозначных) может создавать двусмысленность высказывания, что абсолютно недопустимо как в нормативном акте, так и в языке служебного документа:

<…> вход иностранных граждан в административные здания осуществляется по спискам, подписанным начальниками заинтересованных структурных подразделений <…> Перемещение иностранных граждан …по территории административных зданий осуществляется только в сопровождении государственных служащих или работников заинтересованных структурных подразделений [ведомства]. <…>. Сотрудник незамедлительно информирует об этом начальника заинтересованного структурного подразделения и т. д. <…> Запрещается без соответствующего разрешения заинтересованного структурного подразделения [ведомства] производить на территории административных зданий фотосъемку <…> за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации (из проекта Положения об организации пропускного режима в органе исполнительной власти).

Лексические и стилистические ошибки соседствуют с ошибками грамматическими. Так, в проектах деловых писем встречаем построения: Ввиду моего вхождения в должность и вопросы деятельности Службы время и формат пресс-мероприятия полагаю определить дополнительно.

Все эти факты свидетельствуют о том, что вопрос о повышении квалификации государственных гражданских служащих в плане владения ими государственным языком Российской Федерации чрезвычайно актуален. Дополнительные профессиональные программы повышения квалификации в этой области, созданные с учетом профессиональных интересов этой категории обучающихся и освещающие проблемные вопросы использования русского языка в административно-правовой сфере, помогут решению задачи формиро­вания высокопрофессионального кадрового состава государственной службы,
а самим государственным служащим — эффективно осуществлять свою служебную деятельность.

Такие программы помогают также решению задачи, которая является наиболее значимой для образовательных учреждений, реализующих программы повышения квалификации: традиция обучения кадров государственной службы в нашей стране такова, что учебные программы строятся на широкой теоретической общегуманитарной основе, а прикладная подготовка осуществляется лишь в связи с ней[46]. Дополнительные профессиональные программы, посвященные использованию государственного языка РФ в правовой сфере и в сфере государственного управления, способствуют усилению связи обучения и практики, обеспечивают единство фунда­ментальной и прикладной подготовки и в целом вносят вклад в создание практико-ориентированной модели учебного процесса.

 

Литература

1.Багратуни, К. Ю. Актуальные аспекты реформирования системы дополнительного профессионального образования для государственных гражданских служащих РФ / К. Ю. Багратуни // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. — 2014. — № 12-3. — С. 34–36.

2.Иванов, А. В. Динамика системы ДПО гражданских служащих / А. В. Иванов, О. В. Кузнецов, С. Н. Хурсевич // Высшее образование в России. — 2013. — № 4. — С. 124–128.

3.Киянова, О. Н. Специализированные программы повышения квалификации государственных гражданских служащих в целях совершенствования их языковой компетенции / О. Н. Киянова // Функционирование русского языка как государственного в современных условиях: Вторая Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием (г. Москва, 9 декабря 2013 г.): сборник статей / отв. ред. О. Н. Киянова. — М.: РПА Минюста России, 2014. — С. 27–32.

4.Киянова, О. Н. Формирование языковой компетенции студентов юридического вуза / О. Н. Киянова // Научные парадигмы современного гуманитарного знания и содержание образования: доклады Международной научной конференции (г. Петрозаводск, 28–31 мая 2014 г.). / РПА Минюста России, Северный (г. Петрозаводск) филиал; [отв.ред. З. К. Тарланов]. — Петрозаводск: ПИН, 2014. — С. 18–20.

5.Киянова, О. Н. О некоторых проблемах языкового выражения норм права / О. Н. Киянова // Закон и законодатель: проблемные вопросы законотворческого процесса : материалы Международной научно-практической конференции (г. Москва, 24 ноября 2014 г.) / отв. ред Б. В. Яцеленко. — М.: РПА Минюста России, 2015. — С. 105–112.

6.Киянова, О. Н. Изучение официально-делового стиля в процессе подготовки магистра права / О. Н. Киянова // Деловой и публицистический стили в истории русского языка и культуры: сборник докладов II Международной научной конференции (г. Петрозаводск, 17–20 июня 2015 г.) [отв. ред. З. К. Тарланов]. — Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2015. — С. 158–163.

7.Киянова, О. Н. Языковые варианты в текстах законов и служебных документов: к вопросу о придании нормативного статуса некоторым корпоративным вариантам нормы / О. Н. Киянова, М. Н. Панова // Гражданская солидарность в реализации государственной культурной политики: взаимодействие власти, общества и бизнеса: сборник материалов Культурного форума регионов России (Якутск – Москва, 25 сентября 2015 г.) / сост. общ. ред. О. Н. Астафьевой, О. В. Коротеевой. — М.: ИП Лядов К.В., 2015. — С. 391–396.

8.Киянова, О. Н. Русский язык как государственный язык Российской Федерации в современных условиях / О. Н. Киянова // Вестник Московского университета. — Сер. 9: Филология. — 2016. — № 2 (март-апрель). — С. 106–117.

9.Киянова, О. Н. Роль курса «Русский язык и культура речи» и других лингвистических дисциплин в формировании языковых компетенций студентов юридических вузов / О. Н. Киянова // Круглый стол «Проблемы преподавания курса "Русский язык и культура речи" в вузах»: Международная научно-практическая конференция. (г. Москва, МГУ им. М. В. Ломоносова, 21 октября 2016 г.): Тезисы докладов. — М.: Научный консультант, 2016. — С. 71–75.

10.Киянова, О. Н. Использование государственного языка РФ в сфере государственного управления: проблема статуса «корпоративных» языковых норм / О. Н. Киянова, М. Н. Панова // Язык и право. Актуальные проблемы взаимодействия: материалы VI Всероссийской научно-практической конференции (г. Ростов-на-Дону). — Вып. 6. — Р. н/Д.: Донское книжное издательство, 2016. — С. 159–164.

11.Киянова, О. Н. Основы построения текстов административно-правового характера: учебник (изд. 3-е, испр. и доп.) / О. Н. Киянова. — М.: ВГУЮ (РПА Минюста России), 2016. — 396 с.

12.Киянова, О. Н. О некоторых проблемах изучения государственного языка Российской Федерации в юридическом вузе (ортологические трудности и проблема статуса «корпоративных» норм) / О. Н. Киянова, А. А. Холиков // Актуальные проблемы права и управления : сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции (г. Петрозаводск, 20 мая 2017 г.). — Петрозаводск, 2017. — С. 323–330.

13.Киянова, О. Н. Трудности русского языка в текстах нормативных правовых актов и служебных документов / О. Н. Киянова, М. Н. Панова // Языковые проблемы права (законодательства) и правовые проблемы языка: сборник материалов Всероссийского круглого стола с международным участием / под ред. Е. Н. Бондаренко. — М.: Академия ГПС МЧС России, 2017. — С. 3–6.

14.Кожина, М. Н. Стилистика русского языка: учебное пособие для студентов факультета русского языка и литературы педагогических институтов / М. Н. Кожина. — М., 1977. — 223 с.

15.Красноглазов, А. Ю. Совершенствование нормативно-правового регулирования образовательных услуг по повышению квалификации государственных и муниципальных служащих / А. Ю. Красноглазов // Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. — 2012. — с. 229–336/

16.Кудрин, А. С. О правовых аспектах профессиональной переподготовки и повышения квалификации муниципальных служащих / А. С. Кудрин, А. А. Зотова // Вестник ПНИПУ. Культура. История. Философия. Право. — 2017. — С. 119–123.

17.Охотский, Е. В. Управление персоналом государственной службы / Е. В. Охотский. — М. : РАГС, 1997. — 536 с.

18.Панова, М. Н. Языковая личность государственного служащего: опыт лингвометодического исследования / М. Н. Панова. — М., 2004. — 322 с.

19.Панова, М. Н. Русский язык в сфере государственного управления: актуальные проблемы и пути их решения / М. Н. Панова // Функционирование русского языка как государственного в современных условиях : Всероссийская научно-практическая конференция (г. Москва, 7 декабря 2012 г.) : сборник
статей / отв. ред. О. Н. Киянова; РПА Минюста России. — М. : РПА Минюста России, 2013. — С. 18–23

20.Справочник по оформлению нормативных правовых актов в Администрации Президента Российской Федерации (по состоянию на 5 апреля 2016 г.) (утв. ГПУ Президента РФ) [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&amp;amp;base=EXP&amp;amp;n=654154#0.

21.Яблокова, Е. А. Подготовка кадров государственной службы: методические и дидактические основы повышения эффективности / Е. А. Яблокова. — М. : Изд-во РАГС, 2004. — 162.




[1] Российская газета. 2012. 31 дек.

[2] Охотский Е. В. Управление персоналом государственной службы. М. : РАГС, 1997. 536 с.

[3] См.: Багратуни К. Ю. Актуальные аспекты реформирования системы дополнительного профессионального образования для государственных гражданских служащих РФ // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2014. № 12-3. С. 34–36.

[4] [принят Гос. Думой 7 июля 2004 г.] // Российская газета. 2004. 31 июля.

[5] См. также: Федеральный закон от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ (в ред. от 23.05.2016) «О системе государственной службы Российской Федерации» (ст. 11) [принят Гос. Думой 25 апр. 2003 г.] // Российская газета. 2003. 31 мая.

[6] Указ Президента Рос. Федерации от 28 дек. 2006 г. № 1474 «О дополнительном профессиональном образовании государственных гражданских служащих Российской Федерации» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2007. № 1 ( ч. 1), ст. 203.

[7] Постановление Правительства Рос. Федерации от 17 апр. 2008 г. № 284 «О реализации функций по организации формирования, размещения и исполнения государственного заказа на профессиональную переподготовку, повышение квалификации и стажировку федеральных государственных гражданских служащих» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2008. № 16, ст. 1709.

[8] См.: Багратуни К. Ю. Указ. соч.; Кудрин А. С., Зотова А. А. О правовых аспектах профессиональной переподготовки и повышения квалификации муниципальных служащих // Вестник ПНИПУ. Культура. История. Философия. Право. 2017. С. 119–123; Красноглазов А. Ю. Совершенствование нормативно-правового регулирования образовательных услуг по повышению квалификации государственных и муниципальных служащих // Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. 2012. с. 229–336.

[9] См., например: Иванов А. В., Кузнецов О. В., Хурсевич С. Н. Динамика системы ДПО гражданских служащих // Высшее образование в России. 2013. № 4. С. 124–128; Багратуни К. Ю. Указ. соч.

[10] См.: Справочник квалификационных требований к специальностям, направлениям подготовки, знаниям и умениям, которые необходимы для замещения должностей государственной гражданской службы с учетом области и вида профессиональной служебной деятельности государственных гражданских служащих (утв. Минтрудом России в 2017 г.). Документ опубликован не был [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rosmintrud.ru/ministry/programms/gossluzhba/16/1.

[11] [принят Гос. Думой 20 мая 2005 г.] // Российская газета. 2005. 07 июня.

[12] Постановление Правительства Рос. Федерации от 6 мая 2008 г. № 362 «Об утверждении государственных требований к профессиональной переподготовке, повышению квалификации и стажировке государственных гражданских служащих Российской Федерации» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2008. № 19, ст. 2194.

[13] Федеральный закон от 5 апр. 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» [принят Гос. Думой 22 март. 2013 г.] // Российская газета. 12 апр. 2013.

[14] Киянова О. Н. Специализированные программы повышения квалификации государственных гражданских служащих в целях совершенствования их языковой компетенции // Функционирование русского языка как государственного в современных условиях : Вторая Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием (г. Москва, 9 декабря 2013 г.) : сборник статей / отв. ред. О. Н. Киянова. М. : РПА Минюста России, 2014. С. 27–32.

[15] См.: Багратуни К. Ю. Указ. соч.

[16] Авторы О. Н. Киянова, М. Н. Панова; реализована в ноябре 2017 г. в рамках госзаказа ВГУЮ (РПА Минюста России). Аналогичные программы для работников Аппарата Госдумы ФС РФ разработаны авторами и реализованы на базе других вузов в 2013–2015 гг.

[17] Автор М. Н. Панова; реализована в 2008 г. (72 часа, 2 модуля) РАГС (Международная школа управления «Интенсив»).

[18] Автор О. Н. Киянова; реализована в 2016 г. в рамках госзаказа ВГУЮ (РПА Минюста России).

[19]Автор О. Н. Киянова; реализована в 2011–2017 гг. в рамках госзаказа ВГУЮ (РПА Минюста России). программа «Лингвистические технологии в нормотворчестве. Язык и стиль судебных актов» (40 часов) для работников Верховного и Высшего Арбитражного Суда (разработанная с учетом специфики работы ведомства) была реализована в 2014 г. в рамках госзаказа РАНХиГС.

[20] Автор концепции и программы курса (24 часа в формате Всероссийского консультационного семинара-практикума) М. Н. Панова.

[21] Российская газета. 2013. 28 авг. См. также: Письмо Минобрнауки России от 24 авг. 2015 г. № АК-2453/06 «Об особенностях законодательного и нормативного правового обеспечения в сфере ДПО» // Вестник образования. 2015. № 19.

[22] Приводимые компетенции установлены Федеральным государственным образовательным стандартом для подготовки магистра юриспруденции. См. приказ Минобрнауки России от 14 дек. 2010 г. № 1763 «Об утверждении и введении в действие федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900 Юриспруденция (квалификация (степень) "магистр")» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2011. № 14..

[23] См. об этом подробнее: Киянова О. Н. Основы построения текстов административно-правового характера: учебник. 3-е изд, испр. и доп. М.: ВГУЮ (РПА Минюста России), 2016. С. 24–27; Киянова О. Н., Панова М. Н. Языковые варианты в текстах законов и служебных документов: к вопросу о придании нормативного статуса некоторым корпоративным вариантам нормы // Гражданская солидарность в реализации государственной культурной политики: взаимодействие власти, общества и бизнеса: сборник материалов Культурного форума регионов России (Якутск – Москва, 25 сентября 2015 года) / сост. общ. ред. О. Н. Астафьевой, О. В. Коротеевой. М.: ИП Лядов К.В., 2015. С. 391–396; Киянова О. Н., Панова М. Н. Использование государственного языка РФ в сфере государственного управления: проблема статуса «корпоративных» языковых норм // Язык и право. Актуальные проблемы взаимодействия: материалы VI Всероссийской научно-практической конференции. Вып. 6. Р. н/Д.: Донское книжное издательство, 2016. С. 159–164.; Панова М. Н. Русский язык в сфере государственного управления и литературная норма // Русская речь. 2017. № 3. С. 33–40.

[24] Справочник по оформлению нормативных правовых актов в Администрации Президента Российской Федерации (по состоянию на 1 июля 2012 г.) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70111106.

[25] Например,: З А К Л Ю Ч Е Н И Е

на проект федерального закона № 1132191-6 «О внесении изменений в статью 1 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» и Федеральный закон «Об аудиторской деятельности» (в части повышения результативности внешнего контроля качества работы аудиторских организаций, проводящих обязательный аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности). URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)? OpenAgent&RN=1132191-6;

проект федерального закона «О внесении изменения в статью 16.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&amp;amp;RN=1119530-6;

проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&amp;amp;RN=665779.

[26] См.: Киянова О. Н., Панова М. Н. Трудности русского языка в текстах нормативных правовых актов и служебных документов // Языковые проблемы права (законодательства) и правовые проблемы языка : сборник материалов Всероссийского круглого стола с международным участием / под ред. Е. Н. Бондаренко. М. : Академия ГПС МЧС России, 2017. С. 3–6; Киянова О. Н. Формирование языковой компетенции студентов юридического вуза // Научные парадигмы современного гуманитарного знания и содержание образования : доклады Международной научной конференции (г. Петрозаводск, 28–31 мая 2014 г.) / РПА Минюста России, Северный (г. Петрозаводск) филиал; [отв.ред. З. К. Тарланов]. Петрозаводск : ПИН, 2014. С. 18–20; Киянова О. Н. Изучение официально-делового стиля в процессе подготовки магистра права // Деловой и публицистический стили в истории русского языка и культуры : сборник докладов II Международной научной конференции (г. Петрозаводск, 17–20 июня 2015 г.) [отв. ред. З. К. Тарланов]. Петрозаводск : Изд-во ПетрГУ, 2015. С. 158–163; Киянова О. Н., Холикова А. А. Роль курса «Русский язык и культура речи» и других лингвистических дисциплин в формировании языковых компетенций студентов юридических вузов // Круглый стол «Проблемы преподавания курса "Русский язык и культура речи" в вузах» : Международная научно-практическая конференция (г. Москва, МГУ им. М. В. Ломоносова, 21 октября 2016 г.) : тезисы докладов. М. : Научный консультант, 2016. С. 71–75; Киянова О. Н. О некоторых проблемах изучения государственного языка Российской Федерации в юридическом вузе (ортологические трудности и проблема статуса «корпоративных» норм) // Актуальные проблемы права и управления : сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции (г. Петрозаводск, 20 мая 2017 г.). Петрозаводск, 2017. С. 323–330.

[27] Приложение к Государственному контракту на оказание образовательных услуг по обучению государственных гражданских служащих Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по программе повышения квалификации «Письменная деловая русская речь: язык законодательства и служебных документов».

[28] См.: Киянова О. Н., Панова М. Н. Трудности русского языка в текстах нормативных правовых актов и служебных документов… С. 3–6.

[29] См., например: Указ Президента Рос. Федерации от 31 дек. 2005 г. № 1574 «О Реестре должностей федеральной государственной гражданской службы» // Российская газета. 2006. 12 янв.

[30] Кожина М. Н. Стилистика русского языка: учебное пособие для студентов факультета русского языка и литературы педагогических институтов. М., 1977. 223 с.

[31] См. об этом: Киянова О. Н., Панова М. Н. Трудности русского языка в текстах нормативных правовых актов и служебных документов…

[32] Постановление Правительства Рос. Федерации от 23 нояб. 2006 г. № 714 «О порядке утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации» // Российская газета. 2006. 29 нояб.

[33] См.: Панова М. Н. Русский язык в сфере государственного управления: актуальные проблемы и пути их решения // Функционирование русского языка как государственного в современных условиях: Всероссийская научно-практическая конференция (Москва, 7 декабря 2012 г.): сборник статей / отв. ред. О. Н. Киянова; РПА Минюста России. М.: РПА Минюста России, 2013. С. 19–20.

[34] Панова М. Н. Указ. соч.

[35] См. об этом: Киянова О. Н., Панова М. Н. Использование государственного языка РФ в сфере государственного управления: проблема статуса «корпоративных» языковых норм // Язык и право. С. 159–164.

[36] Там же.

[37] Проблема совершенствования языка законодательства осознана в настоящее время законодателями, правоведами, лингвистами. В октябре 2015 г. в Госдуме ФС РФ проводился организованный Советом законодателей Российской Федерации семинар «Качество законодательства и проблемы юридической техники», в котором принимали участие депутаты и работники Аппарата ГД, члены СФ, представители Правительства, руководители правовых служб законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, ученые, другие представители экспертного сообщества. Доклад одного из авторов данной статьи (О. Н. Кияновой) «Некоторые проблемы языкового выражения норм права» вызвал интерес участников (особенно специалистов-практиков), стал предметом плодотворной дискуссии. В рекомендации семинара был включен тезис о том, что качество законодательства неразрывно связано с качеством законотворческой деятельности. Оно требует юридического качества принимаемых законодательными органами государственной власти законодательных актов, в том числе точности, ясности и недвусмысленности правовых норм, соблюдения требований юридической техники и правил современного русского литературного языка (с учетом особенностей языка нормативных правовых актов).

[38] Киянова О. Н. Русский язык как государственный язык Российской Федерации в современных условиях // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология. 2016. № 2 (март-апрель). С. 117.

[39] [Федеральный закон от 31 июля 1998 г. № 145-ФЗ : принят Гос. Думой 17 июля 1998 г. : по состоянию на 27 нояб. 2017 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. № 31, ст. 3823.

[40] Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) :[Федеральный закон от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ : принят Гос. Думой 16 июля 1998 г. : по состоянию на 27 нояб. 2017 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. № 31, ст. 3824.

[41] Это показала дискуссия с сотрудниками Минфина России и Казначейства России, которая состоялась во время проведения нами (Киянова О. Н.) практического семинара для сотрудников этих ведомств в рамках их профессиональной учебы в марте 2016 г.

[42] Проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О народных художественных промыслах» [пример приводится из комплекта документов при внесении проекта на рассмотрение Госдумы в 2008 г.]. URL: asozd2.duma.gov.ru›arhiv/a_dz _5.nsf/ByID…ФЭО.DOC?…

[43] Об этом подробнее см: Киянова О. Н. О некоторых проблемах языкового выражения норм права // Закон и законодатель: проблемные вопросы законотворческого процесса : материалы Международной научно-практической конференции (Москва, 24 ноября 2014 г.) / отв. ред Б. В. Яцеленко. М. : РПА Минюста России, 2015. С. 105–112.

[44] [Федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ : принят Гос. Думой 24 мая 1996 г. : по состоянию на 29 июля 2017 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 15, ст. 2954.

[45] Приводятся примеры из оригинальных текстов проектов документов.

[46] См.: Яблокова Е. А. Подготовка кадров государственной службы: методические и дидактические основы повышения эффективности. М. : Изд-во РАГС, 2004. С. 13.


Возврат к списку