ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Школьный транспорт: проблемы и решения

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 12, 2017 (декабрь)

Свидетельство о регистрации СМИ –  ПИ № ФС77-3049 от 07 декабря 2007 г.

АВТОРЫ: Волкова Н. С.

АННОТАЦИЯ 

Статья посвящена изучению проблем правового регулирования вопросов транспортного обеспечения обучающихся. Исследованы нормативные правовые акты федерального уровня и уровня субъектов Российской Федерации, регламентирующие данные вопросы, практика их применения. Выявлены проблемы, возникающие в процессе реализации обучающимися прав на транспортное обеспечение. Проанализированы судебные решения, вынесенные в связи с нарушением образовательных прав в части необеспечения школьным транспортом. Подробно исследована правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации по рассматриваемому вопросу, сформулированная в постановлении от 5 июля 2017 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности части 2 статьи 40 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации"». Особое внимание в статье уделено зарубежному опыту регулирования данных вопросов.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА 

Право на образование; транспортное обеспечение; финансовое обеспечение образования; полномочия учредителя образовательной организации; школьный автобус.


Одной из важнейших гарантий права на образование является его доступность (ст. 5 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[1]; далее — Закон об образовании в РФ). Обычно, когда речь заходит о доступности образования, основной акцент делается на его экономическую доступность — бесплатность. Между тем доступность включает в себя и другие характеристики — в том числе физическую (географическую) досягаемость.

Конституционный Суд Российской Федерации, основываясь на положениях Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования[2] и ст. 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах[3],
в постановлении от 15 мая 2006 г. № 5-П отметил, что доступность образования означает не только его обеспеченность с точки зрения экономики (финансовая доступность), но и с точки зрения физической (географической) доступности (безопасная физическая досягаемость образования либо посредством посещения учебного заведения, находящегося на разумном географическом удалении, либо путем получения доступа к дистанционным технологиям)[4].

В целях обеспечения данного принципа Закон об образовании в РФ (ст. 40) предусматривает организацию бесплатной перевозки обучающихся до образовательной организации и обратно, а также предоставление мер социальной поддержки при проезде на общественном транспорте. Перевозка осуществляется, как правило, специальным школьным транспортом (школьными автобусами).

Понятие «школьный автобус» было введено постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. № 1090 «О правилах дорожного движения»[5]. Под ним понимается специализированное транспортное средство, соответствующее требованиям к транспортным средствам для перевозки детей, установленным законодательством о техническом регулировании, и принадлежащее на праве собственности или на ином законном основании дошкольной образовательной или общеобразовательной организации. Правила организованной перевозки группы детей автобусами установлены постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2013 г. № 1177[6].
И хотя данные правила, исходя из анализа их содержания, предназначены прежде всего для случаев перевозки групп детей, не имеющих системного характера (экскурсионные перевозки, перевозки на разного рода спортивные и развлекательные мероприятия и т. п.), и не школьными автобусами, тем не менее общие требования к оснащению автобуса, к профессиональным качествам водителя должны быть приняты во внимание.

Законом об образовании полномочия по бесплатной перевозке возложены на учредителей образовательных организаций, в которых обучаются дети, нуждающиеся в доставлении до места обучения и обратно. То есть в случае перевозки в государственную образовательную организацию речь идет об органах государственной власти, а в случае перевозки в муниципальное учреждение образования — об органах местного самоуправления.

Критерии территориальной доступности общеобразовательных организаций установлены СанПиН 2.4.2.2821-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям и организации обучения в общеобразовательных организациях»[7]. Километраж расстояния, необходимого для организации перевозки обучающихся, зависит от климатической зоны. Определены также временные пределы поездки.

Так, согласно названным СанПиН в сельской местности пешеходная доступность составляет для учащихся по общеобразовательным программам начального общего образования во II и III климатических зонах не более 2,0 км, в I климатической зоне — не более 1,5 км; для обучающихся по программам основного общего и среднего общего образования — не более 4,0 км, а в I климатической зоне — не более 3 км[8]. Если расстояния до общеобразовательных организаций превышают отмеченные выше параметры, то необходимо организовывать транспортное обслуживание до общеобразовательной организации и обратно. При этом СанПиН определяют, что время в пути не должно превышать 30 минут в одну сторону.

Во многих муниципальных образованиях приняты нормативные правовые акты, регламентирующие организацию перевозок обучающихся на школьном транспорте. Например, Положение об организации специальных (школьных) перевозок обучающихся муниципальных образовательных организаций на территории городского округа Озеры Московской области[9] предусматривает требования к школьным автобусам в части оснащения необходимым оборудованием, требования по обеспечению профессиональной надежности водителей таких автобусов, критерии обеспечения безопасных дорожных условий при перевозках, обязанности руководителя образовательной организации, осуществляющей перевозки, и другие положения, направленные на обеспечение безопасного перемещения обучающихся.

Положение об организации перевозок детей школьными автобусами муниципального района Ишимбайский район Республики Башкортостан[10] предусматривает условия эксплуатации и обслуживания школьных автобусов, требования к водителям, требования к организации безопасных условий перевозок детей. Перевозки осуществляются по специальным автобусным маршрутам, согласованным специальной комиссией. Большая часть полномочий по организации школьных перевозок возложена на образовательные организации и их руководителей. В частности, они принимают на баланс школьные автобусы и регистрируют их в установленном порядке; определяют пункты посадки и высадки детей; обеспечивают перевозку детей и их сопровождение; утверждают маршруты перевозки и др. Положение обязывает водителя автобуса соблюдать правила дорожного движения (что, на наш взгляд, избыточно, так как любой водитель обязан их соблюдать и неукоснительно следовать всем установленным ими требованиям) и запрещает ему при перевозке детей: следовать со скоростью более 60 км/час; изменять маршрут следования; оставлять автобус при нахождении детей в салоне; осуществлять движение задним ходом и др. Кроме того, Положение устанавливает, что перевозка детей осуществляется при обязательном сопровождении одного взрослого, в случае перевозки более 20 детей — двух сопровождающих.

В Республике Татарстан нормативное регулирование организации перевозок обучающихся осуществлено на уровне субъекта Российской Федерации. Так, Положение об организации перевозок обучающихся Республики Татарстан автобусами, специально предназначенными для перевозки детей, охватывает транспортное обеспечение учащихся и в связи с учебными занятиями, и в связи с внеклассными мероприятиями[11]. Помимо общих норм, касающихся обеспечения безопасности перевозки, в нем, например, установлено правило о том, что кузов школьного автобуса должен иметь окраску желтого цвета.

Желтые школьные автобусы известны всему миру. Родоначальником школьных перевозок и желтых автобусов являются Соединенные Штаты Америки[12]. Впервые упоминание о школьном транспорте появилось в 1869 г. в связи с принятием в штате Массачусетс законодательства, позволяющего использовать государственные средства для перевозки школьников. Первые школьные автобусы, известные как «школьные повозки» (school hacks, kid hacks), были обычными конными экипажами. Их изобрел Уэйн Уоркс (Wayne Works), который постепенно совершенствовал оснащение таких повозок. В 1914 году, с ростом популярности автомобилей, Уэйн Уоркс перешел на автомобильное шасси. В кузове автобуса сидения располагались по периметру, а не рядами. Но последовательное совершенствование и оснащения автобусов и их корпусов в конечном итоге привело к появлению общеизвестных желтых автобусов.

К 1919 году уже в 48 штатах было принято законодательство, регулирующее перевозку детей в школьных автобусах. Первые стандарты для школьных автобусов были разработаны на организованной в 1939 г. профессором Колумбийского университета Франком Киром (Frank Cyr) специальной конференции. Именно здесь было решено использовать желтый цвет окраски кузова как наиболее приметный, в том числе в раннем утреннем и вечернем свете. После этой конференции 35 штатов США и несколько провинций Канады перешли на желтый цвет школьных автобусов. Окончательно данный цвет в качестве единственно допустимого закрепился в 1974 г.

В настоящее время более трех десятков национальных стандартов регламентируют эксплуатацию школьных автобусов в США[13]. Наиболее жесткие требования к техническим характеристикам автобусов в целях обеспечения безопасности были приняты в 1977 г., а также после крупной аварии в Кэролтоне (Carroll County, Kentucky) в 1988 г., когда при лобовом столкновении пикапа и школьного автобуса погибло 27 человек. Школьный транспорт в США является крайне востребованным: ежедневно на школьных автобусах перевозится более 22 млн учащихся. Стоимость перевозки одного ученика превышает 500 дол. США. По утверждению экспертов, в большинстве штатов отсутствует система государственного финансирования школьных перевозок[14].

Нужно сказать, что вопросы финансового обеспечения школьного транспорта являются краеугольной проблемой во многих государствах. Ряд европейских стран предусматривает бесплатное доставление школьников к месту обучения и обратно. Например, в Законе Норвегии об образовании (Act of 17 July 1998 no. 61 relating to Primary and Secondary Education and Training (the Education Act)) определено, что обучающимся начального общего образования, проживающим на расстоянии более 4 км от школы, должен быть предоставлен бесплатный транспорт (для учеников 1 класса километраж составляет не более 2 км). За организацию перевозки учащихся отвечает муниципалитет. Однако нормативное регулирование осуществляют территориальные органы образования. Отношения транспортного обеспечения могут быть также выстроены на договорной основе между муниципалитетом и территориальным органом.

В Базовом законе Финляндии об образовании (Basic Education Act 628/1998) разд. 32 посвящен школьным поездкам. В частности, Закон устанавливает, что, если расстояние до школы для ученика, получающего базовое образование, превышает 5 км, ученик имеет право на бесплатную перевозку. Альтернативой бесплатному транспорту является соразмерная субсидия на транспортировку или сопровождение ученика в школу.

Иначе выстраиваются отношения в части финансового обеспечения школьного транспорта в США и Канаде. Как было упомянуто, бесплатность школьных перевозок в США не является повсеместной гарантией. В целом данные вопросы решаются в тесном взаимодействии всех трех уровней власти: федеральной, штатов и местных властей. Общее регулирование школьных перевозок, разработку стандартов безопасности, разного рода требований к ее обеспечению осуществляет федеральное правительство в лице Министерства транспорта США, Национального управления безопасностью на трассах, Национального совета по безопасности на транспорте и др. Однако финансирование школьных перевозок не является вопросом федерального значения. Это прерогатива штатов. Например, Свод законов Южной Каролины (South Carolina Code of Laws) в гл. 67 разд. 59 регламентирует правила перевозки школьными автобусами, уточняя вопросы маркировки автобуса, осмотра автобуса, особенностей управления автобусом, посадки и высадки пассажиров. Закрепляется, что финансирование расходов на школьные автобусы осуществляется штатом. Расходы привлекаемых частных перевозчиков компенсируются. Руководство по транспортному обеспечению обучающихся штата Огайо (Pupil Transportation Operation and Safety Rules, 2013) относит к правомочиям штата (органов штата, ответственных за перевозку учеников) менеджмент в данной сфере, реализацию программ обеспечения безопасности соответствующих перевозок и программ обучения. Однако в законодательстве этого штата отсутствуют нормы, закрепляющие бесплатность школьного транспорта для обучающихся.

В Канаде система транспортных перевозок школьников аналогичная. Ряд вопросов, затрагивающих тематику обеспечения безопасности, решается на федеральном уровне Министерством транспорта и Национальной администрацией безопасности дорожного движения. Вопросы финансирования же решаются на уровне провинций Канады. Например, Руководство Онтарио по транспортировке учеников в школы (Ontario Regulation 200/15 Transportation Of Pupils In Schools)[15], изданное министерством образования Онтарио, определяет, что для учащихся, проживающих на удаленном расстоянии от школы и не остающихся на ночевку в школе, организуется транспортировка в школу и обратно. В том случае, если родители учащегося, пользующегося школьным транспортом, проживают в провинции Онтарио, расходы на такой транспорт полностью или частично могут быть покрыты за счет средств провинции.

В Российской Федерации, как было показано, полномочия по перевозке обучающихся возложены на учредителей образовательных организаций, в которых обучаются дети, нуждающиеся в доставлении до места обучения и обратно. То есть в случае перевозки в государственную образовательную организацию речь идет об органах государственной власти, а случае перевозки в муниципальное учреждение образования — об органах местного самоуправления.

Между тем бесперебойность транспортирования обучающихся к месту обучения и обратно поставлена в настоящее время в зависимость от наличия необходимых финансовых ресурсов у учредителя образовательной организации. В отдельных субъектах Российской Федерации поднимались вопросы
об отсутствии организации перевозок обучающихся несмотря на требования СанПиН. Так, в представлении Счетной палаты Российской Федерации от 21 июля 2016 г. № ПР 12-204/12-04 было предписано органам власти Чувашской Республики во взаимодействии с органами местного самоуправления устранить выявленные нарушения в части отсутствия транспортной перевозки обучающихся в образовательные организации, расположенные в сельской местности, влияющие на обеспечение доступности услуг в сфере образования.

Вопросы транспортной доступности становились предметом рассмотрения и в судах. Как правило, основываясь, на нормах закона, суды приходят к выводу о нарушении конституционно гарантированных образовательных прав обучающихся при необеспечении их транспортной доставкой до места обучения и обратно и обязывают местные органы власти, образовательные организации осуществить транспортное обеспечение[16]. Так, в решении Череповецкого районного суда Вологодской области было обращено внимание на то, что необеспечение руководством образовательной организации и ее учредителем подвоза специальным транспортом обучающихся, проживающих в сельской местности, в образовательную организацию, в том числе отсутствие специального транспорта на балансе учреждения, влечет нарушение граждан на доступность образования, охрану их жизни и здоровья. Суд, обязывая местные власти и руководство образовательной организации принять соответствующие меры, отметил, что право обучающихся на бесплатное, отвечающее требованиям безопасности транспортное обеспечение, является одной из гарантий получения образования, закрепленных в Конституции Российской Федерации, и обеспечивается правосудием[17].

В случае нарушений со стороны руководства образовательных организаций, на которые возложена непосредственная организация транспортных перевозок, суды обязывают их осуществить необходимые действия в целях обеспечения образовательных прав учащихся. Так, своим решением Сулейман-Стальский районный суд Республики Дагестан обязал руководство образовательной организации МКОУ «Шихикентская СОШ» принять локальный акт при осуществлении транспортного обслуживания учащихся, отсутствие которого, по мнению суда, нарушает принцип прозрачности (открытости) бюджетной системы Российской Федерации[18].

Указанные проблемы, в том числе вопрос о состоянии, оснащенности и безопасности школьного транспорта, осознаются федеральными властями. В целях содействия субъектам Российской Федерации в обновлении парка школьных автобусов из федерального бюджета в 2016–2017 гг. было выделено 6 млрд руб.[19]. Так, в 2016 г. за счет средств федерального бюджета закуплено и поставлено 2 468 новых школьных автобусов в 85 субъектов Российской
Федерации, а в 2017 году — 1 549 (распоряжение Правительства РФ от 6 сентября 2017 г. № 1921-р[20]).

Однако поставка автобусов в субъекты Российской Федерации и муниципалитеты не снимает всех проблем с транспортным обеспечением обучающихся, так как остаются вопросы финансирования поездок и содержания автопарка. Судебная практика в самых разных субъектах Российской Федерации свидетельствует о наличии серьезных системных проблем в реализации гражданами конституционного права на образование. По нашему мнению, оно не может быть поставлено в зависимость от финансовых ресурсов того или иного муниципального образования. Очевидно, что должен быть сформирован единый подход в решении данной проблемы, в том числе, возможно, и кардинальным способом — посредством переноса полномочия в целом на уровень субъекта Российской Федерации вне зависимости от учредительства образовательной организации.

Следует отметить, что нарушения прав могут также происходить по причине отсутствия скоординированности действий местных властей по месту проживания и месту обучения обучающихся в случае их нахождения в разных муниципалитетах. Этот вопрос стал предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации[21]. Суть дела сводилась к следующему.

Несколько учащихся, проживая в одном муниципальном образовании, обучались в школе, относимой к другому муниципальному образованию, по причине ветхости школы, прикрепленной территориально к месту их проживания, и более удобного географического расположения посещаемой ими образовательной организации. При этом нормы пешеходной доступности превышали требования, установленные требованиями СанПиН, и, соответственно, обучающиеся должны были быть обеспечены транспортными перевозками к месту обучения и обратно. Однако такие перевозки организованы не были, в связи с чем последовало обращение в суд.

Суд первой инстанции посчитал, что возложение обязанности по бесплатной перевозке детей, проживающих в одном муниципальном образовании, на администрацию другой, где расположена образовательная организация,
«повлечет нецелевое расходование средств бюджета и создаст для одних граждан более благоприятные условия за счет ограничения прав и интересов других». Суд апелляционной инстанции отменил данное решение, согласившись с мнением прокурора о нарушении конституционного права.

Конституционный Суд РФ, решая вопрос о соответствии ч. 2 ст. 40
Закона об образовании в РФ Конституции Российской Федерации, подтвердил конституционность норм Федерального закона, устанавливающих обязательность для учредителя организации транспортной перевозки обучающегося, если обеспечение его права на получение образования в конкретном муниципальном образовании невозможно.

С другой стороны, Конституционный Суд пришел к выводу о том, что такая обязанность муниципалитета в случае предоставления места в образовательной организации обучающемуся, проживающему в другом муниципальном районе или городском округе, без соответствующей компенсации со стороны муниципалитета, где проживают обучающиеся, или средств вышестоящего уровня бюджетной системы не обоснована. На основании чего ч. 2 ст. 40 Закона об образовании в РФ была признана не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой возлагает на муниципальное образование — учредителя образовательной организации — организацию бесплатной перевозки обучающихся без компенсации соответствующих расходов его бюджета.

Суд отметил, что нарушение реализации соответствующих прав
обучающихся по указанным выше основаниям недопустимо. Соответственно, обязанность обеспечить образовательное право гражданина не снимается с субъекта Российской Федерации в ситуации спора между муниципалитетами по вопросу финансирования. Суд обратил внимание, что расходы на организацию перевозки обучающихся в муниципальных общеобразовательных организациях между поселениями не учитываются специальным образом при реализации полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации по обеспечению государственных гарантий прав граждан на получение общедоступного и бесплатного общего образования. Исходя из этого,
в целях обеспечения безусловного и непрерывного исполнения обязанности по организации бесплатной перевозки обучающихся со стороны публичной власти Суд счел необходимым установить особенности исполнения настоящего постановления, а именно с 1 июля 2018 г.

Отметим, что данное постановление содержит несколько особых
мнений судей Конституционного Суда РФ. Так, в своем особом мнении судья С. М. Казанцев отметил, что «по буквальному смыслу части 2 статьи 40 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации", так и по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, расходы по бесплатной перевозке обучающихся между поселениями, предусмотренные ее положениями применительно к ситуации, когда обучающиеся, проживающие в одном муниципальном районе (городском округе), обучаются в образовательной организации другого муниципального района (городского округа), должны обеспе­чиваться соответствующими органами местного самоуправления того муниципального образования, которое является учредителем образовательной организации, за счет средств его бюджета»[22]. По мнению судьи, это обусловлено тем, что учредитель образовательной организации несет расходы, связанные с осуществлением им учредительских функций и полномочий, включая расходы на организацию бесплатной перевозки обучающихся. При недостаточности средств в муниципальном бюджете органом государственной власти субъекта Российской Федерации может быть принято решение о предоставлении из средств бюджета субъекта Российской Федерации субсидии на софинансирование соответствующих расходных обязательств муниципалитета. С. М. Казанцев считает, что существующие проблемы предопределены не столько отсутствием софинансирования соответствующих расходов, сколько несовершенством финансового планирования расходных обязательств муниципальных бюджетов.

По нашему мнению, возникающие проблемы транспортного обеспечения в виде бесплатной перевозки обучающихся до образовательной организации и обратно, а также предоставление мер социальной поддержки при проезде на общественном транспорте, могут быть преодолены посредством пересмотра уровня финансового обеспечения полномочия по организации транспортного обеспечения — закрепления указанного финансового полномочия за субъектами Российской Федерации. Судья Конституционного Суда РФ С. Д. Князев, который тоже высказал свое мнение по рассмотренному выше постановлению, указал о необходимости в перспективе рассмотреть вопрос о «переложении бремени школьного образовательного дела целиком на субъекты Российской Федерации или даже на федеральную власть»[23].

Нужно отметить, что в отдельных субъектах Российской Федерации имеется практика финансирования транспортного обеспечения (бесплатной перевозки) обучающихся в общеобразовательных организациях, как государственных, так и муниципальных, за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (см., например, ст. 10 Закона Калужской области от 30 сентября 2013 г. № 470-ОЗ «Об образовании в Калужской области»[24], ст. 2-2 закона Новгородской области от 11 января 2005 г. № 391-ОЗ «О мерах по социальной поддержке обучающихся»[25]). Такое финансовое обеспечение рассматривается как дополнительная мера социальной поддержки.

Постановление Кабинета министров Республики Татарстан от 3 августа 2006 г. № 400 «О мерах по эффективному использованию школьных автобусов в Республике Татарстан»[26] предусматривает поручение Министерству финансов Республики при формировании бюджета на очередной финансовый год учитывать в межбюджетных отношениях расходы муниципальных образований на организацию перевозок школьными автобусами. Нужно сказать, что положения данного постановления были предметом рассмотрения в Конституционном суде Республики Татарстан, хотя оспаривалась не вышеуказанная норма. Так, Конституционный суд РТ признал п. 3 Положения об организации перевозок учащихся Республики Татарстан автобусами, специально предназначенными для перевозки детей, утвержденного названным постановлением, соответствующим Конституции Республики Татарстан (постановление от 19 апреля 2016 г. № 67-П[27]). В указанном Положении было закреплено требование о том, что решение об открытии школьного автобусного маршрута принимается только после его комплексного обследования с участием сотрудников органов ГИБДД. Данное требование, по мнению заявителей, не соответствует нормам Конституции РТ[28], поскольку не предусматривает механизма проведения такого комплексного обследования и ответственности соответствующих органов власти по устранению выявленных по итогам обследования нарушений. В результате выявленного посредством обследования несоответствия маршрута требованиям безопасности, школьный автобусный маршрут не открывается, перевозка детей не осуществляется, что нарушает принцип доступности образования.

Суд признал приоритетным принцип безопасности, а указанные нормы — не противоречащими Конституции как не создающие препятствий для открытия школьного автобусного маршрута. Вместе с тем Суд обратил внимание на возможность конкретизации и развития оспариваемых норм в части создания механизма по преодолению выявленных практических проблем.

Таким образом, в настоящее время имеется целый ряд проблем в сфере транспортного обеспечения обучающихся. Это:

1) ненадлежащее нормативное правовое регулирование вопросов организации школьных перевозок, что приводит к отсутствию разработанных автобусных маршрутов и неосуществлению перевозок;

2) проблемы с наличием у образовательных организаций автопарка, отвечающего требованиям законодательства, вследствие чего возникают перебои с осуществлением перевозок;

3) проблемы финансирования организации перевозок и содержания автопарка.

Несмотря на предпринимаемые и на федеральном уровне, и на уровне субъектов Российской Федерации меры по преодолению названных проблем, транспортное обеспечение остается актуальным и не решенным до конца
вопросом, свидетельством чему является нарастающая судебная практика. По нашему мнению, одним из возможных путей преодоления перечисленных проблем может стать перенос финансового бремени обеспечения организации школьных перевозок с муниципального уровня на уровень субъектов Российской Федерации, в том числе в случае организации перевозок в муниципальные образовательные организации.


Литература

1. Анохин, С. А. Развитие направления «сельский школьный автобус» / С. А. Анохин // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В. И .Вернадского. — 2012. — № 1. — С. 1–15.

2. Сиволобов, Н. М. Государственное регулирование обеспечения безопасности школьных перевозок у нас в стране и за рубежом / Н. М. Сиволобов, С. А. Ширяев, В. А. Гудков, А. А. Раюшкина // Известия Волгоградского государственного технического университета. Серия: Наземные транспортные системы. — 2013. —Т. 6. — № 10 (113). — С. 82–85.




[1] [Принят Гос. Думой 21 дек. 2012 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. 

№ 35, ст. 4135.

[2] [Заключена в г. Париже 14 дек. 1960 г.] // Ведомости ВС СССР. 1962. № 44, ст. 452.

[3] [Принят 16 дек. 1966 г. Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН] // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17, ст. 291.

[4] По делу о проверке конституционности положений статьи 153 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"» в связи с жалобой главы города Твери и Тверской городской Думы : постановление Конституционного Суда Рос. Федерации от 15 мая 2006 г. № 5-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2006. № 3.

[5] Собр. актов Президента и Правительства Рос. Федерации. 1993. № 47, ст. 4531.

[6] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2013. № 52 (ч. II), ст. 7174.

[7] (утверждены постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 29 дек. 2010 г. № 189) // Российская газета. 2011. 16 марта.

[8] Климатические зоны определяются исходя из комбинации по нескольким климатическим характеристикам: среднемесячная температура в жаркий и холодный периоды, влажность и средняя скорость ветра. Так, к II и III климатическим районам отнесены регионы Центральной России, Поволжья, ряд регионов Урала и Сибири. I климатический район имеет более суровые климатические условия (это, например, отдельные районы Магаданской и Тюменской областей, территории, расположенные севернее Полярного круга, и др.).

[9] (Утверждено постановлением Главы городского округа Озеры Московской области от 27 февр. 2017 г. № 308) // Вестник городского округа Озеры Московской области. 2017. № 7, 14.

[10] Утверждено постановлением главы Администрации муниципального района Ишимбайский район Республики Башкортостан от 22 окт. 2012 г. № 3120 // Официальный сайт администрации муниципального района Ишимбайский район Республики: http://www.ishimbaimr.ru.

[11] Утверждено постановлением Кабинета министров Республики Татарстан от 3 авг. 2006 г. № 400 «О мерах по эффективному использованию школьных автобусов в Республике Татарстан» // Сборник постановлений и распоряжений КМ РТ и республиканских органов исполнительной власти. 2006. № 30.

[12] См. подробнее: Transportation and School Busing — The School Bus. History of Pupil Transportation, Issues in Pupil Transportation [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://education.stateuniversity.com/pages/2512/Transportation-School-Busing.html.

[13] См.: Сиволобов Н. М., Ширяев С. А., Гудков В. А., Раюшкина А. А. Государственное регулирование обеспечения безопасности школьных перевозок у нас в стране и за рубежом // Известия Волгоградского государственного технического университета. Серия: Наземные транспортные системы. 2013. Т. 6. № 10 (113). С. 82–85.

[14] См.: Transportation and School Busing — The School Bus…

[15] Режим доступа: https://www.ontario.ca/laws/regulation/150200.

[16] См., например: решение Читинского районного суда Забайкальского края от 3 апр. 2017 г. по делу № 2А-611/2017 // Судебный и нормативные акты РФ. Раздел «Суды общей юрисдикции». Режим доступа: http://sudact.ru/regular/doc/Wkrag4QjDWUb; определение Приморского краевого суда от 6 авг. 2015 г. по делу №  33-6720/2015 // Сайт Приморского краевого суда: http://kraevoy.prm.sudrf.ru.

[17] Решение от 27 июля 2017 г. № 2-880/2017 // Судебный и нормативные акты РФ. Раздел «Суды общей юрисдикции». Режим доступа: http://sudact.ru/regular/doc/6dK6M3KeuAN7.

[18] Решение от 23 авг. 2017 г. № 2-515/2017 // // Судебный и нормативные акты РФ. Раздел «Суды общей юрисдикции». Режим доступа: http://sudact.ru/regular/doc/kOjYqgseR8Jw.

[19] Решение Председателя Правительства Рос. Федерации от 30 июня 2016 г. № ДМ-П8-3861р //

[20] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2017. № 37, ст. 3588.

[21] По делу о проверке конституционности части 2 статьи 40 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» в связи с жалобой Администрации Муниципального образования Городской округ город Сибай Республики Башкортостан : постановление Конституционного Суда Рос. Федерации от 5 июля 2017 г. № 18-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2017. № 5.

[22] [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

[23] [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

[24] Собр. НПА органов государственной власти Калужской области. 2013. № 37.

[25] Новгородские ведомости. 2005. 19 янв.

[26] Сборник постановлений и распоряжений КМ РТ и нормативных актов республиканских органов исполнительной власти. 2006. № 30.

[27] Вестник Конституционного суда Республики Татарстан. 2016. № 1(32).

[28] Конституция Республики Татарстан (введена в действие Законом РТ от 30 ноября 1992 г. № 1665-XII) // Ведомости Верховного Совета Татарстана. 1992. № 9–10, ст. 166.



Возврат к списку