ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Грантовая активность ученых в контексте оценки эффективности деятельности научных организаций и вузов

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 13 (№ 18), 2018 

Свидетельство о регистрации СМИ –  ПИ № ФС77-3049 от 07 декабря 2007 г.

АВТОРЫ: Хачикян Е. И., Филиппова Т. И., Пацакула И. И.

АННОТАЦИЯ 

В статье приводится обзор нормативно-правовой базы по совершенствованию государственной политики Российской Федерации в области образования и науки, с учетом требований инновационной экономики. Рассматривается вопрос мониторинга эффективности и результативности деятельности научных организаций и вузов как меры по формированию конкурентоспособной науки, увеличению ее вклада в социально-экономическое развитие страны и повышению престижа в обществе, анализируются законодательные акты, регламентирующие проведение мониторинга. Предложена авторская методика оценки грантовой активности ученых (в масштабе региона), которая вписывается в систему оценки эффективности и результативности деятельности научных организаций и вузов по ряду значимых показателей.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА 

Инновационная экономика; мониторинг эффективности деятельности научных организаций и вузов; показатели оценки эффективности; грантовая активность ученых; методика оценки грантовой активности ученых; исследовательская активность; публикационная активность; научный потенциал; грант.


В связи с переходом национальной экономики нашей страны на иннова­ционный путь развития приоритетными становятся вопросы импортозамещения и повышения конкурентоспособности продукции отечественных товаропроизводителей на мировом рынке. Основной задачей науки сегодня является научное обеспечение социально-экономического развития страны. Только создав конкурентоспособную науку, можно достичь конкурентоспособности экономики[1].

Согласно принятой Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года[2] (далее — Стратегия) стратегическими задачами развития науки являются возвращение России в число ведущих мировых научных держав, создание сектора фундаментальных научных исследований и разработок, обеспечивающих проведение фундаментальных и приклад­ных исследований по актуальным для мировой экономики и науки и приоритетным для России направлениям, востребованным российскими и международными компаниями. Стратегия задает долгосрочные ориентиры развития субъектам инновационной деятельности, а также ориентиры финансирования сектора фундаментальной и прикладной науки и поддержки коммерциализации разработок.

Целями Стратегии в области науки являются:

- повышение внутренних затрат на исследования и разработки до 2,5– 3 % валового внутреннего продукта (ВВП) к 2020 г.;

- увеличение доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах до 3 % к 2020 г.;

- увеличение количества цитирований в расчете на одну публикацию российских исследователей в научных журналах, индексируемых в базе данных «Сеть науки» (Webof Science), до четырех ссылок к 2020 г.;

- увеличение количества российских вузов, входящих в число 200 ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов (Quacquarelli Symonds World University Rankings), до четырех единиц к 2020 г.;

- увеличение количества патентов, ежегодно регистрируемых россий­скими физическими и юридическими лицами в патентных ведомствах Европейского союза, Соединенных Штатов Америки и Японии, до 2,5–3 тыс. патентов к 2020 г.;

- увеличение доли средств, получаемых за счет выполнения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), в структуре средств, поступающих в ведущие российские университеты за счет всех источников финансирования, до 25 %.

Для решения поставленных целей необходима всесторонняя государственная поддержка научных организаций, вузов страны, научных школ, коллективов ученых, в том числе молодых исследователей. Именно в этом направлении в России предпринимаются последовательные шаги.

Согласно ст. 11 Федерального закона от 23 августа 1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике»[3] (далее — Закон о науке) основными целями государственной научно-технической политики являются: развитие, рациональное размещение и эффективное использование научно-технического потенциала; увеличение вклада науки и техники в развитие экономики государства, реализацию важнейших социальных задач; обеспечение прогрессивных структурных преобразований в области материального производства, повышение его эффективности и конкурентоспособности продукции; улучшение экологической обстановки и защиты информационных ресурсов государства; укрепление обороноспособности государства и безопасности личности, общества и государства; интеграция науки и образования.

Важная роль отводится сектору фундаментальной науки, который выполняет широкий спектр фундаментальных и поисковых научных исследований как в части получения новых знаний, так и в части научного обеспечения реализации стратегических приоритетов страны, но который по ряду абсолютных показателей уступает развитым странам. В целях формирования сбалансированного и устойчиво развивающегося сектора фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований распоряжением Правительства РФ от 27 декабря 2012 г. № 2538-р была утверждена Программа фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период (2013–2020 годы) (с изм. на 20 июля 2016 г.)[4] (далее — Программа).

Задачами Программы являются:

- формирование в Российской Федерации сектора фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований, обеспечивающего устойчивый экономический рост и высокий уровень конкурентоспособности российской науки в мире;

- опережающее развитие междисциплинарных исследований и разработок и создание принципиально нового междисциплинарного научного задела, обеспечивающего научно-технологический прорыв и модернизацию национальной экономики;

- развитие кадрового потенциала науки, воспроизводство научных и научно-педагогических кадров;

- развитие международного научного сотрудничества, интеграция российской науки в мировое научное пространство;

- обеспечение повышения эффективности перехода результативных фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований в прикладную стадию научных исследований.

В целях модернизации и технологического развития российской экономики, повышения ее конкурентоспособности Указом Президента РФ от 7 июля 2011 г. № 899[5] утверждены приоритетные направления развития науки, технологий и техники и перечень критических технологий Российской Федерации. Они важны для ученых при проведении НИОКР.

Все заданные ориентиры, приведенные выше, требуют эффективной работы научных организаций и вузов страны по активному проведению перспективных фундаментальных и прикладных научных исследований, подготовке квалифицированных кадров, развитию и поддержке научных школ.

Оценка эффективности и результативности работы научных организаций и вузов, осуществляющих свою деятельность на территории Российской Федерации, проводится посредством обязательного мониторинга со стороны государства (органов государственной власти) на основании утвержденных нормативных правовых актов.

Порядок проведения мониторинга результативности деятельности научных организаций установлен Правилами оценки и мониторинга результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследова­тельские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения[6].

Целью проведения мониторинга является формирование эффективной системы научных организаций, увеличение их вклада в социально-экономи­ческое развитие страны, развитие международного сотрудничества в сфере науки, повышение престижа российской науки в обществе, а также повышение качества принятия управленческих решений в сфере науки. Оценка результативности деятельности научных организаций проводится на основе экспертного анализа, а также сопоставления показателей оценки результативности деятельности научных организаций, состав которых утвержден приказом Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 5 марта 2014 г. № 162[7], по следующим направлениям:

- результативность и востребованность научных исследований;

- развитие кадрового потенциала;

- интеграция в мировое научное пространство, распространение научных знаний и повышение престижа науки;

- ресурсное обеспечение деятельности научной организации.

По итогам оценки результативности деятельности научная организация может быть отнесена к одной из следующих категорий:

1-я категория — научные организации-лидеры;

2-я категория — стабильные научные организации, демонстрирующие удовлетворительную результативность;

3-я категория — научные организации, утратившие научную деятельность в качестве основного вида деятельности и перспективы развития.

Приказом Минобрнауки России от 5 марта 2014 г. № 161 утверждена типовая методика оценки результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения[8]. На основе данной типовой методики разрабатываются другие методики, утверждаемые федеральным органом исполнительной власти по согласованию с Минобрнауки России.

В ряде работ российских исследователей[9] дается анализ существующих методик проведения оценки эффективности и результативности деятельности научных организаций, в которых указывается на несовершенство методик, их неуниверсальность, отсутствии апробации, а также предпринимаются попытки создания интегральных авторских методик; рассматривается система критериев оценки научных организаций, разрабатываемая в настоящее время в России; приводится обзор зарубежного опыта экспертизы эффективности работы научных организаций.

Проведение мониторинга результативности деятельности высших учебных заведений закреплено Указом Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки»[10], регламентируется приказом Минобрнауки России от 22 марта 2018 г. № 204 «О проведении мониторинга эффективности образовательных организаций высшего образования»[11].

Основная цель проведения мониторинга результативности деятельности вузов — оценка эффективности их работы и реорганизации неэффективных государственных образовательных учреждений. Согласно Перечню показателей оценки эффективности деятельности федеральных государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования и их филиалов (утв. Минобрнауки России 9 августа 2012 г. № АК-11/05вн)[12], одним из обязательных показателей эффективности научно-исследовательской деятельности, наряду с количеством публикаций и объемов НИОКР, является число выигранных российских и зарубежных грантов за последние 3 года.

Оценка результативности деятельности вузов, в отношении которых установлена категория «национальный исследовательский университет» (далее — НИУ), проводится на основе показателей и критериев, перечень которых утвержден приказом Минобрнауки России от 22 сентября 2015 г. № 1038[13]. Этот перечень предусматривает четыре группы показателей:

I. Показатели качества образовательной деятельности НИУ.

II. Показатели результативности научно-исследовательской и инновационной деятельности НИУ (в том числе количество публикаций, индексируемых в информационно-аналитической системе научного цитирования Webof Science и Scopus, объем НИОКР).

III. Показатели интернационализации и международного признания НИУ.

IV. Показатели экономической устойчивости НИУ и эффективности управления.

При оценке эффективности деятельности вузов используется утвержденная Минобрнауки России типовая методика[14].

Российскими исследователями предпринята попытка классифицировать существующие методики оценивания деятельности вузов на основании разных подходов (деятельностного или компетентностного), а также изучить возможности их внедрения в практику работы российского академического сообщества с учетом опыта аналогичной деятельности в университетах ведущих стран мира[15].

В отечественных и международных подходах к оценке результативности деятельности научных организаций и вузов можно выделить наиболее часто используемые индикаторы (показатели) оценки эффективности науки:

финансовые — расходы на науку и имеющаяся материально-техническая база;

кадровые (в том числе индикатор признания, включающий членство в академии, советах и выполнение грантов) — количество и остепененность исследователей, количество вспомогательного персонала, подготовка кадров;

инновационные (в том числе создание собственных и использование заимствованных технологий);

библиометрические (число публикаций в международных журналах, характеризующих качество статей; индикатор цитирования, показывающий степень значимости проводимых исследований и признание научных школ мировым сообществом; «публикационная нагрузка» ученых или продуктивность ученых; наличие патентов; соавторство с зарубежными учеными — показатель международной кооперации)[16].

Одной из наиболее прогрессивных и эффективных форм поддержки НИОКР ученых, являющихся сотрудниками научных организаций и вузов, является грантовая форма поддержки. Она стимулирует научную активность ученых, способствует повышению их публикационной и исследовательской активности, увеличивает результативность проведенных НИОКР, позволяет обнародовать их результаты и привлечь внимание к дальнейшему их внедрению в реальный сектор экономики.

В работе М. И. Гомбоевой, посвященной анализу управления эффективностью НИР в региональных вузах, отмечается, что результативность исследований преподавателей вуза является основным показателем качества образовательного потенциала вуза, фактором, придающим весомость научной репутации коллектива, ресурсом, формирующим основные активы личности ученого[17].

Оценка грантовой активности ученых — одного из важнейших индикаторов научной активности — вписывается в систему оценки эффективности и результативности деятельности научных организаций и вузов по ряду значимых показателей.

Авторами настоящей статьи разработана собственная методика оценки грантовой активности ученых региона, проведена ее апробация в рамках Калужской области.

Приведем лишь некоторые основные понятия, сформулированные в исследовании, и вкратце изложим его суть.

Под грантовой активностью ученых региона понимается вовлеченность ученых разных научных специальностей в конкурсы грантовой поддержки.

В качестве ключевого индикатора грантовой активности выбрано участие ученых в исследованиях, поддержанных грантами различных фондов, организаций, органов территориального управления, то есть грантовая деятельность ученых.

Уровень исследовательской и проектной компетентности ученых, определяемый по результатам проведения социологического опроса, — это степень осведомленности ученых о тех или иных конкурсах грантовой поддержки; открытость и готовность к участию в конкурсах грантовой поддержки, а также реальная занятость ученых в исследовательской и проектной деятельности.

Совокупность мотивов, побуждающих ученых к активному участию в конкурсах грантовой поддержки, и, наоборот, сдерживающих активность ученых в данном направлении научной деятельности, формирует мотивацию ученых региона, от которой напрямую зависят показатели грантовой активности ученых региона.

Постановка научной проблемы исследования продиктована тем, что ученые в регионах не всегда достаточно осведомлены о возможностях получения финансирования научных исследований посредством грантов либо не вовлечены активно в грантовую деятельность по ряду причин, что лишает стимула к проведению исследований, снижает их качество и возможность дальнейшего применения полученных результатов. Особенно это характерно для регионов, в которых не функционируют ведущие научные школы страны. Одним из важных аспектов проблемы исследования является слабый уровень вовлеченности молодых ученых и аспирантов в грантовую деятельность (особенно в качестве руководителей самостоятельных проектов).

Критерии и показатели грантовой активности ученых для удобства условно разделены на группы:

1. Личностные, в которые включены такие характеристики ученого, как возраст, наличие ученой степени и звания (как статусный маркер образован­ности), занимаемая должность.

2. Исследовательские, которые направлены на выявление исследовательской активности ученого, позволяющие определить:

- исследовательскую и проектную компетентность ученого;

- интегрированность ученого в научные сообщества;

– академическую мобильность ученого, его участие в междисциплинарных исследованиях, проектах, конференциях, в том числе международных;

- публикационную активность ученого.

3. Проектно-грантовые, которые оценивают

- степень осведомленности ученого о конкурсах грантовой поддержки;

- готовность и открытость ученого к участию в конкурсах грантовой поддержки;

- наличие опыта участия (индивидуального и коллективного) в конкурсах грантовой поддержки;

- степень успешности участия в конкурсах грантовой поддержки;

- эффективность и результативность НИР ученого.

4. Мотивационные, включающие два полярно противоположных блока мотивов:

- мотивы, побуждающие ученого к активному участию в конкурсах грантовой поддержки (стремление заявить о собственных наработках, результатах исследований, оформить их и обнародовать; возможность сотрудничества с учеными из других организаций; престиж, повышение собственного статуса ученого; дополнительный источник дохода);

- мотивы, сдерживающие грантовую активность ученого (недостаточно высокий уровень финансирования отдельных грантов в рамках конкурсов; отсутствие информации о возможных конкурсах; отсутствие времени на выполнение научного проекта, высокая степень занятости на основном месте работы; отсутствие материально-технической базы для реализации ряда научных проектов; высокая конкуренция в ходе конкурсных отборов; отсутствие «установки на риск», то есть, восприятие возможной неудачи как несправедливости).

5. Оценочно-аналитические, которые позволяют выявить отношение ученого к системе грантовой поддержки НИОКР и включают:

- оценку ученым перспективности и действенности грантовой формы поддержки НИОКР в целом;

- оценку ученым приемлемости и доступности грантовой формы поддержки НИОКР лично для себя (своих проектов);

- рекомендации ученого по совершенствованию системы грантовой формы поддержки НИОКР в целом и конкретно в Калужской области.

Основными прикладными методами исследования являлись: социологический опрос ученых Калужской области; комплексный анализ сводной статистической и аналитической информации по участию ученых Калужской области в грантовых конкурсах; количественный и качественный анализ результатов исследования.

В пилотном соцопросе приняли участие ученые Калужской области разных научных специальностей (всего 108 человек), среди них 35 докторов наук, 53 кандидата наук и 20 респондентов, не имеющих ученой степени (в том числе аспиранты). Средний возраст опрошенных респондентов 49,8 лет. Среди опрошенных 48 респондентов являются сотрудниками научных организаций Калужской области, 43 — преподавателями вузов региона и 17 — сотрудниками прочих организаций (музеев, конструкторских бюро и т. д.). Цель соцопроса — выявить основные показатели грантовой активности ученых региона за последние 5 лет.

Одним из ключевых вопросов, направленных на выявление исследовательской активности ученых, был вопрос относительно личного опыта участия ученого в выполнении НИОКР за последние 5 лет. Большинство ученых (104 человека из 108 опрошенных) были задействованы в выполнении НИОКР за последние 5 лет, многие одновременно выполняли различные проекты и в качестве руководителя, и в качестве исполнителя.

Ответы на вопросы, отражающие уровень проектно-грантовой компетентности — осведомленности ученых о конкурсах грантовой поддержки и готовности в них участвовать, позволяют говорить о том, что для калужских ученых наиболее значимыми, с точки зрения потенциального участия в конкурсах, являются следующие фонды: Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) (для 96 респондентов; сюда же включены ответы 45 респон­дентов, отметивших Российский гуманитарный научный фонд, объединенный в 2016 г. с РФФИ) и Российский научный фонд (РНФ) (для 44 респондентов). Были названы также фонды Потанина и Бортника, гранты Президента РФ, Фонд содействия инновациям, Фонд поддержки малого предпринимательства, конкурс инноваций «Росатом», Фонд Сколково, гранты Русского географического общества, Эразмус Мундус.

Наиболее привлекательным видом конкурсов грантовой поддержки для ученых региона являются конкурсы на выполнение научно-исследовательских проектов (отметили 105 человек), наименее привлекательным — проведение полевых и экспедиционных исследований (отметили всего 5 человек).

Важным показателем оценки исследовательской активности и интегрированности в научные сообщества, в том числе международные, является участие ученых региона в научных конференциях разного уровня. За последние 5 лет 103 респондента из 108 опрошенных выступили с докладами на 1464 научных конференциях, в том числе на 622 международных, 562 всероссийских и 282 региональных.

Для анализа публикационной активности ученых респондентам было предложено указать общее количество публикаций за последние 5 лет, в том числе в изданиях Web of Science, Scopus, ВАК, РИНЦ. Из 108 опрошенных респондентов только 6 человек не имеют публикаций за последние 5 лет, остальные респонденты условно разделены на группы в зависимости от количества публикаций. Публикации в изданиях Webof Science имеют 40 опрошенных респондентов, в изданиях Scopus — 58 человек, практически все из 102 респондентов (кто имеет публикации за последние 5 лет) публиковались в изданиях ВАК и РИНЦ. Стоит отметить, что А. Б. Антопольский и Ю. Е. Поляк, проводившие исследование публикационной активности ученых, рекомендуют включать в подобные исследования российский сектор интернета, поскольку очевидно, что интернет-публикации и другие формы коммуникации с помощью интернета если и не вытесняют традиционные научные коммуникации, то совершенно точно их существенно дополняют[18].

При оценке финансовых показателей (индикаторов) учитываются источники финансирования исследований и разработок — первичные источники денежных средств на исследования и разработки, которые определяются на основе факта прямой передачи средств от организации-заказчика организации-исполнителю. В составе источников финансирования рассматриваются: бюджетные средства; средства внебюджетных фондов; средства иностранных источников; средства организаций государственного сектора; средства организаций предпринимательского сектора; средства организаций сектора высшего образования; средства частных некоммерческих организаций; собственные средства организаций[19]. При оценке указанного показателя в рамках проведения оценки грантовой активности ученых Калужской области учитывалась величина грантов, выделяемых на реализацию проектов – победителей программы региональных научных конкурсов фундаментальных научных исследований, совместных с РФФИ, ранее и с РГНФ (региональные научные конкурсы), на паритетных началах из федерального бюджета (со стороны фондов) и из регионального бюджета.

Средний размер гранта, выделенного на финансирование проектов-победителей региональных научных конкурсов, является одним из важных показателей, стимулирующих грантовую активность ученых к участию в конкурсах. За последние 5 лет его размер менялся несущественно. Так, средний размер гранта, выделенного на проекты-победители регионального научного конкурса, совместного с РФФИ, изменился с 425 тыс. до 507,5 тыс. руб. в год; средний размер гранта, выделенного на проекты-победители регионального научного конкурса, совместного с РГНФ, изменился с 266 тыс. до 333 тыс. руб. в год. В 2018 году средний размер гранта составлял 400 тыс. руб. Сами ученые оценивают данный показатель как недостаточный для полноценной реализации НИОКР. В то же время считают гранты существенным финансовым подспорьем лично для ученого и одним из ведущих мотивов, побуждающих ученых к участию в конкурсах грантовой поддержки, называя гранты дополнительным источником дохода.

В целом исследование выявило высокий уровень исследовательской и грантовой активности ученых региона (особенно среди респондентов, имеющих ученые степени доктора и кандидата наук), средний и выше среднего коэффициент публикационной активности ученых, высокий уровень академической мобильности и интегрированности в научные сообщества, в том числе международные.

Результаты исследования грантовой активности ученых Калужской области сведены в единый аналитический обзор, охватывающий период с 2014 по 2018 гг., который могут использовать не только научные организации и вузы Калужской области при проведении оценки эффективности и результативности своей деятельности, но и органы власти Калужской области при планировании сферы образования и науки региона, а также в прогностических целях. Методика оценки грантовой активности ученых региона универсальна и может применяться в любом другом регионе Российской Федерации.


Литература

1.   Антопольский, А. Б. Об исследовании публикационной активности ученых (на примере членов Российской академии образования) / А. Б. Антопольский, Ю. Е. Поляк // Информационные ресурсы России. — 2011. — № 1 (119).

2.   Гомбоева, М. И. Управление эффективностью НИР в региональном вузе: публикационная активность и грантовая деятельность ППС / М. И. Гомбоева // Гуманитарный вектор. — 2012. — № 1 (29).

3.   Гринштейн, В. Э. Анализ существующих методик по оценке эффективности работы научных организаций / В. Э. Гринштейн // Правовая защита, экономика и управление интеллектуальной собственностью : материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Екатеринбург, 21 апреля 2015 г.). — Екатеринбург : Изд-во Уральского федерального университета им. первого Президента России Б. Н. Ельцина. — 2015. — С. 40–43.

4.   Исаева, Т. Е. Эффективность оценивания деятельности преподавателей вузов: сравнение отечественных и зарубежных методик / Т. Е. Исаева, М. П. Чуриков, Ю. Ю. Котляренко // Науковедение : интернет-журнал. — 2015. — Т. 7. — № 3. URL: http://naukovedenie.ru/PDF/141PVN315.pdf (дата обращения: 10.12.2018).

Королева, Т. С. Критерии оценки эффективности деятельности научных учреждений / Т. С. Королева, И. А. Васильев, И. О. Торжков // Труды Санкт-Петербургского научно-исследовательского института лесного хозяйства. — 2014. — № 2.


[1] Программа фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период (2013–2020 годы) (утв. распоряжением Правительства РФ от 27 дек. 2012 г. № 2538-р (с изм. на 20 июля 2016 г)) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 53 (ч. 2), ст. 8042.

[2] Распоряжение Правительства Рос. Федерации от 8 дек. 2011 г. № 2227-р «О Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 1, ст. 216.

[3] Рос. газ. 1996. 03 сент.

[4] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 53 (ч. 2), ст. 8042.

[5] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. № 28, ст. 4168.

[6] Постановление Правительства Рос. Федерации от 8 апр. 2009 г. № 312 (ред. от 10 окт. 2018 г.) «Об оценке и о мониторинге результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2009. № 15, ст. 1841.

[7] Об утверждении порядка предоставления научными организациями, выполняющими научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения, сведений о результатах их деятельности и порядка подтверждения указанных сведений федеральными органами исполнительной власти в целях мониторинга, порядка предоставления научными организациями, выполняющими научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения, сведений о результатах их деятельности в целях оценки, а также состава сведений о результатах деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения, предоставляемых в целях мониторинга и оценки : приказ Минобрнауки России от 5 марта 2014 г. № 162 (ред. от 03.03.2016) // Рос. газ. 2014. 14 мая.

[8] Об утверждении типового положения о комиссии по оценке результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения, и типовой методики оценки результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения : приказ Минобрнауки России от 5 марта 2014 г. № 161 (с изм. на 01.01.2018) // Рос. газ. 2014. 18 июля.

[9] См., например: Гринштейн В. Э. Анализ существующих методик по оценке эффективности работы научных организаций // Правовая защита, экономика и управление интеллектуальной собственностью : материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Екатеринбург, 21 апреля 2015 г.). Екатеринбург : Изд-во Уральского федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина, 2015. С. 40–43; Королева Т. С., Васильев И. А., Торжков И. О. Критерии оценки эффективности деятельности научных учреждений // Труды Санкт-Петербургского научно-исследовательского института лесного хозяйства. 2014. № 2. С. 96–111.

[10] Рос. газ. 2012. 09 мая.

[11] Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант­Плюс».

[12] Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант­Плюс».

[13] О перечне показателей, критерии и периодичности оценки эффективности реализации программ развития образовательных организаций высшего образования, в отношении которых установлена категория «национальный исследовательский университет» // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 12.10.2015.

[14] Методика расчета показателей мониторинга эффективности образовательных организаций высшего образования 2018 года (на основе данных формы № 1-Мониторинг за 2017 год) (утв. Минобрнауки России 30 марта 2018 г. № ИК-139/05вн). Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант».

[15] См. об этом: Исаева Т. Е., Чуриков М. П., Котляренко Ю. Ю. Эффективность оценивания деятельности преподавателей вузов: сравнение отечественных и зарубежных методик // Науковедение : интернет-журнал. 2015. Т. 7. № 3. URL: http://naukovedenie.ru/PDF/141PVN315.pdf (дата обращения 10.12.2018).

[16] См.: Королева Т. С., Васильев И. А., Торжков И. О. Указ. соч.

[17] См.: Гомбоева М. И. Управление эффективностью НИР в региональном вузе: публикационная активность и грантовая деятельность ППС // Гуманитарный вектор. 2012. № 1 (29). С. 172–178.

[18] См.: Антопольский А. Б., Поляк Ю. Е. Об исследовании публикационной активности ученых (на примере членов Российской академии образования) // Информационные ресурсы России. 2011. № 1 (119). С. 26–30.

[19] См.: Королева Т. С., Васильев И. А., Торжков И. О. Указ. соч


Возврат к списку