ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Использование инструментов международного права в развитии академической мобильности

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 13 (№ 18), 2018 

Свидетельство о регистрации СМИ –  ПИ № ФС77-3049 от 07 декабря 2007 г.

АВТОРЫ: Ростовская Т. К., Скоробогатова В. И.

АННОТАЦИЯ

В настоящей статье академическая мобильность рассматривается как важный инструмент формирования единого образовательного пространства мирового сообщества. Уточняется понятие «академическая мобильность» и даются ее основные характеристики. Проводится анализ действующих международных правовых документов по признанию иностранного образования и обеспечению качества образования, принятых в период с 2003 по 2018 гг. Отмечается, что реализация программ академической мобильности позволяет странам – участницам Болонского процесса получать положительные социально-экономические и демографические эффекты.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Академическая мобильность; единое образовательное пространство; развитие качества образования; мировое сообщество; международное сотрудничество; научная интеграция; кадровый потенциал; иностранные студенты; процессы глобализации; интеграция мирового сообщества.


Формирование единого образовательного пространства следует рассматривать как стабилизирующий фактор мирового сообщества, определяющий социальную стабильность и уровень образованности населения[1].

Важным инструментом формирования единого образовательного пространства является академическая мобильность.


Необходимо подчеркнуть, что в Федеральном законе от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[2] — основополагающем законодательном документе, устанавливающем правовые, организационные и экономические основы образования в Российской Федерации, основные принципы государственной политики Российской Федерации в сфере образования, — понятие академической мобильности до настоящего времени отсутствует, что затрудняет принятие необходимых подзаконных актов в этой сфере.

На государственном уровне понятие академической мобильности было зафиксировано в Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 г., принятой 8 июня 2012 г.[3], как «…между­народные перемещения ученых и преподавателей в целях осуществления научной и преподавательской деятельности, обмена опытом, представления результатов исследований, а также в других профессиональных целях», и относилось только к преподавателям, без учета наиболее активной студенческой мобильности.

В связи с необходимостью актуализации целей, задач и основных направлений деятельности Российской Федерации в сфере миграции 31 октября 2018 г. Президент РФ подписал Указ № 622 «О Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019–2025 годы»[4].

Основными направлениями миграционной политики в области содействия свободному перемещению обучающихся, научных и педагогических работников в соответствии с новой Концепцией являются:

«а) повышение доступности образовательных услуг для иностранных граждан, включая совершенствование правил въезда в Российскую Федерацию и пребывания на ее территории иностранных граждан, в целях обучения в российских образовательных организациях;

б) обеспечение открытости Российской Федерации для обучающихся, научных и педагогических работников, в том числе создание для них комфортного режима въезда в Российскую Федерацию, пребывания, получения образования и осуществления профессиональной деятельности на ее территории;

в) расширение возможностей для приглашения преподавателей из иностранных образовательных организаций в целях обучения российских граждан;

г) совершенствование механизмов отбора талантливой иностранной молодежи для поступления в российские образовательные организации в пределах выделяемых квот».

В широком смысле под термином «академическая мобильность» понимают потенциал для участников процесса образования высшей школы к перемещению из одного научно-образовательного учреждения в другое, с целью обмена опытом и приобретения дополнительных возможностей образовательного характера.

Академическая мобильность, пожалуй, самая распространенная форма интернационализации образования, которая является политической задачей руководителей заинтересованных стран. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), к 2025 г. количество иностранных студентов достигнет 8 млн человек[5], и значительный вклад в этот процесс вносит Россия.

Министерство науки и образования Российской Федерации (Минобрнауки России) констатирует, что в период с 2013 по 2017 гг. количество иностранных студентов в России увеличилось на 44 % (с 202 тыс. до 291 тыс.), в том числе студентов, обучающихся по очной форме, на 90 % (со 111 тыс. до 211 тыс.). Большую роль в привлечении иностранных студентов сыграло включение в критерии эффективности вузов количественных показателей международной деятельности, в том числе количества иностранных студентов и преподавателей.

Обеспечение академической мобильности иностранных граждан осуществляется в соответствии с требованиями федеральных законов от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»[6], от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»[7], от 18 июля 2006 г. № 109-ФЗ «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации»[8] и др. Конкретные вопросы академической мобильности регламентируются рядом подзаконных актов (например, приказ Минобрнауки России от 24 декабря 2013 г. № 1391 «Об утверждении Административного регламента предоставления Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки государственной услуги по признанию образования и (или) квалификации, полученных в иностранном государстве»[9] и др.).

Эффективность сотрудничества в части обеспечения академической мобильности и признания иностранного образования и (или) иностранной квалификации определяется тем, насколько действия страны и используемые ресурсы отвечают ее приоритетам и позволяют достичь поставленных внутренних и внешних целей.

В этой связи интересен краткий анализ актуальных международных правовых документов об обеспечении академической мобильности и о качестве образования. Точкой отсчета выбран год подписания Российской Федерацией Болонской декларации[10]. За период с 2003 по 2018 гг. было принято множество международных документов, определивших приоритетные задачи в области оценки качества образования, развития академической мобильности и признания иностранного образования (см. таблицу 1).

 

Таблица 1 — Международные правовые документы по обеспечению академической мобильности, качества образования и признания иностранного образования, принятые в период с 2003 по 2018 гг.

Наименование документа

Дата

принятия

Кем, где принят

(утвержден, одобрен)

1 Руководящие принципы обеспечения качества в сфере трансграничного высшего образования

Декабрь 2005 г.

Утв. Советом

ЮНЕСКО/ОЭСР в Париже

2 Пересмотренный Кодекс позитивной практики при предоставлении транснационального образования

2007 г.

Принят на 4-м заседании Комитета Лиссабонской конвенции о признании (Бухарест)

3 Пересмотренная рекомендация о критериях и процедурах оценки иностранных квалификаций

23 июня 2010 г.

Одобрена на 5-м заседании Комитета Лиссабонской конвенции о признании (Севр)

4 Азиатско-Тихоокеанская региональная конвенция о признании квалификаций в области высшего образования

26 ноября

2011 г.

Одобрена ЮНЕСКО (Токио, 26.11.2011)

5 Рекомендации по использованию квалификационных рамок в признании иностранных квалификаций

19 июня

2013 г.

 

Приняты на заседании Комитета Лиссабонской конвенции (Париж)

 

6 Европейский подход к обеспечению качества совместных образовательных программ

 

14–15 мая 2015 г.

Утвержден 9-й Конференцией министров образования стран Европейского пространства высшего образования (Армения, Ереван)

7 Ереванское коммюнике

 

14–15 мая 2015 г.

Утверждено 9-й Конференцией министров образования стран Европейского пространства высшего образования (Армения, Ереван)

8 Стандарты и рекомендации для обеспечения качества высшего образования в Европейском пространстве высшего образования (ESG)

14–15 мая 2015 г.

 

Утверждены 9-й Конференцией министров образования стран Европей­ского пространства высшего образования (Армения, Ереван)

9 Руководство по использованию Европейской системы переноса и накопления зачетных единиц (ECTS)

14–15 мая 2015 г.

Утверждено 9-й Конференцией министров образования стран Европейского пространства высшего образования (Армения, Ереван)

10 Пересмотренная Рекомендация о признании совместных степеней

 

29 февраля 2016 г.

Принята на 7-м заседании Комитета Лиссабонской Конвенции о признании (Париж)

11 Рекомендация о признании квалификаций, обладателями кото­рых являются беженцы, в соответствии с Лиссабонской конвенцией о признании квалификаций, и пояснительный меморандум

Ноябрь

2017 г.

Принята на внеочередном заседании Комитета Лиссабонской Конвенции о признании (Страсбург)

 


Как видно из таблицы, большинство документов было принято на 9-й Ереванской конференции министров образования стран, входящих в Болонский процесс, которая проходила в 2015 г. Практически все принятые документы вытекают из целей Болонского процесса за весь период его существования. Целесообразно также проследить динамику целей и приоритетов Болонского процесса на каждом этапе.  

23–24 мая 2018 г. в Париже состоялась юбилейная 10-я Конференция министров образования стран – участниц Болонского процесса, объединившая представителей 70 стран мира. В итоговом коммюнике, принятом министрами на Парижской конференции, особое внимание уделено значению качества высшего образования в соответствии с Европейскими стандартами и рекомендациями по обеспечению качества, развитию цифровых технологий, соблюдению положений Лиссабонской конвенции о признании, а также усилению социального аспекта высшего образования[11].

Также в рамках европейского пространства пристальное внимание уделяется вопросам признания образования и повышения его качества.

Так, на Конференции министров в Ереване была одобрена Пересмотренная редакция Стандартов и рекомендаций по обеспечению качества на европейском пространстве высшего образования (ESG), которые обозначили более гибкие подходы в оценке качества образования. Неизменными остаются два принципа — мобильность и продолжение обучения в течение всей жизни.

Ключевой целью Стандартов и рекомендаций по обеспечению качества на европейском пространстве высшего образования является содействие общему пониманию обеспечения качества обучения во всех странах и среди всех заинтересованных сторон. Стандарты играли и будут продолжать играть важную роль в развитии национальных и институциональных систем обеспечения качества высшего образования на европейском пространстве и в международном сотрудничестве. Вовлеченность в процессы обеспечения качества, особенно внешнего, дает возможность европейским системам высшего образования продемонстрировать качество и увеличить прозрачность, способствуя таким образом взаимному доверию, признанию квалификаций, программ и других видов реализации образовательного процесса.

ESG базируются на следующих четырех принципах:

• высшие учебные заведения несут основную ответственность за качество предоставляемого образования и его обеспечение;

• обеспечение качества реагирует на разнообразие систем высшего образования, вузов, программ и студентов;

• обеспечение качества поддерживает развитие культуры качества;

• обеспечение качества принимает во внимание потребности и ожидания студентов и всех других заинтересованных сторон и общества.

Принципами формирования национальной модели качества должны стать следующие:

• все формы и процедуры гарантии качества должны быть ориентированы на дальнейшее совершенствование качества образования;

• многообразие подходов в оценке приветствуется, если применяются единые для всех принципы оценки и гарантии качества;

• все участники образовательного процесса, и особенно студенты, участвуют в процедурах гарантии качества;

• агентства гарантии качества являются независимыми.

Кроме того, еще более значимо поставлена задача учета в Европейских стандартах гарантии качества основных «инструментов прозрачности»: EQF (Европейская рамка квалификаций), ECTS (Европейская система зачета кредитов), LO (Результаты обучения студентов, англ. — Learning outcomes). Если в первой редакции стандартов инструменты прозрачности не учитывались, поскольку рассматривались как самостоятельные направления деятельности в рамках Болонского процесса, то следующий этап развития ставит задачу не только интеграции национальных систем высшего образования в единое образовательное пространство, но и интеграцию самих инструментов инте­грации.

В новой редакции ESG предложено использовать 10 стандартов (в предыдущей редакции было 7). В качестве отдельных областей оценивания выделяются:

• студентоцентрированное обучение и оценка успеваемости;

• прием, успеваемость, признание и сертификация;

• управление информацией;

• постоянный мониторинг и периодическая оценка образовательных программ.

В качестве стратегических ориентиров по обеспечению качества выделяются следующие направления:

• усиление работы в области интернационализации, а именно ставка на сотрудничество, увеличение количества иностранных экспертов для проведения аккредитационных процедур, участие в работе международных сетей, развитие международной мобильности сотрудников;

• адаптация всех национальных образовательных систем к пересмотренным ESG: новая версия стандартов позволит более чутко реагировать на изменения в высшем образовании, к тому же отдельной областью оценивания теперь является реализация студентоцентрированного подхода в обучении;

• повышение качества деятельности аккредитационных агентств: новый подход в оценке деятельности агентств, направленный на оценку динамики их развития, будет способствовать совершенствованию работы агентств, а значит, решению главной задачи — обеспечению высокого качества образования в целом.

На решение задач по повышению качества образования направлен и другой документ, также принятый на Конференции министров образования в Ереване, — Европейский подход к оценке качества совместных программ. Под совместной программой понимается интегрированный учебный план, согласованный и совместно предложенный разными высшими учебными заведениями стран EПВО, предполагающий получение двойного (совместного) диплома или нескольких дипломов. Европейский подход к оценке качества совместных программ был принят, чтобы устранить существенные препятствия для разработки совместных программ путем установления стандартов, основанных на согласованных инструментах EПВО, без применения дополнительных государственных критериев, и содействовать комплексному подходу к гарантии качества совместных программ, который действительно отражает их объединенный характер.

Стандарты ESG применяются к процедурам гарантии качества совместных программ, как и ко всем другим типам программ. Таким образом, европейский подход базируется прежде всего на ESG и Рамке квалификаций для европейского пространства высшего образования (QF-EHEA). Кроме того, европейский подход учитывает отличительные особенности совместной программы и соответствующим образом уточняет стандартный подход.

Учебные заведения, реализующие совместную программу, должны быть признаны соответствующими органами своих стран в качестве вузов, то есть иметь национальную лицензию и аккредитацию. Соответствующие национальные законодательства должны позволять им участвовать в реализации совместной программы и, если это возможно, присуждать двойную степень.

К разработке и реализации совместной программы должны привлекаться все вузы-партнеры. И самое основное условие для совместной программы — положения и условия реализации совместной программы должны быть прописаны в соглашении о сотрудничестве. Данное соглашение должно охватывать следующие вопросы:

· название степени (ей), присуждаемой (ых) в рамках программ;

· координация и обязанности партнеров, участвующих в управленческой и финансовой деятельности (в том числе финансировании, распределении затрат и доходов и т. д.);

· процедуры приема и отбора студентов;

· мобильность студентов и преподавателей;

· правила проведения экзаменов, методы оценки деятельности студентов, признание кредитов и процедуры присвоения степеней в ассоциации вузов.

Требования к поступающим и процедуры отбора должны соответствовать уровню и дисциплинам конкретной программы. Признание квалификаций и периодов обучения (в том числе признание предыдущего обучения) должны применяться в соответствии с принятой в Лиссабоне 11 апреля 1997 г. Конвенцией о признании квалификаций, относящихся к высшему образованию в Европейском регионе (ЕТS № 165)[12] (далее — Лиссабонская конвенция о признании квалификаций), и вспомогательными документами.

В документе также прописана процедура внешней гарантии качества совместных программ в ЕПВО, в частности, вузам-партнерам рекомендовано совместно выбрать подходящее аккредитационное агентство, зарегистрированное в EQAR. Агентство должно поддерживать связь с компетентными государственными органами стран, в которых располагаются высшие учебные заведения-партнеры. Процедура внешней гарантии качества должна основываться на отчете о самообследовании, составленном вузами-партнерами совместно. В отчете о самообследовании должна содержаться информация, которая демонстрирует соответствие программы стандартам для гарантии качества совместных программ в ЕПВО (часть B).

Кроме того, Отчет должен содержать необходимую информацию о соответствующих национальных рамках квалификаций вузов-партнеров, которые могут понадобиться зарубежным агентствам и экспертам для оценки контекста и места программы в национальной системе высшего образования.

Центром внимания самообследования должны стать отличительные особенности совместной программы, а именно совместные усилия вузов, представляющих более чем одну национальную систему высшего образования.

Поскольку аккредитация совместных программ в России это вопрос ближайшей перспективы в рамках национального проекта «Образование» и его составляющей «Экспорт образования», безусловно, рекомендации данного документа будут учтены.

Благодаря болонским реформам достигнут прогресс в предоставлении студентам и выпускникам возможности перемещения в европейском пространстве высшего образования с признанием их квалификаций и периодов обучения; учебные программы обеспечивают выпускников знаниями, умениями и компетенциями как для продолжения учебы, так и для выхода на европейский рынок труда; образовательные организации становятся все более активными в международном контексте; представители академического сообщества участвуют в совместных исследовательских и образовательных программах. Европейское пространство высшего образования вступило в диалог с другими регионами мира и считается образцом структурированного сотрудничества.

Тем не менее внедрение структурных реформ идет неравномерно, а инструменты иногда используются неправильно, бюрократически и поверхностно. Дальнейшее совершенствование систем высшего образования и более активное участие академического сообщества в этом процессе является необходимым для реализации потенциала европейского пространства высшего образования в полном объеме.

Отдельное место в содействии академической мобильности занимает ключевой документ в области признания иностранных квалификаций, обеспечивающий академическую и профессиональную мобильность, — Лиссабонская конвенция о признании квалификаций[13]. На сегодняшний день это действительно наиболее полный и проработанный международно-правовой документ для решения проблем академического признания. По содержанию, если оценивать его по числу определяемых ключевых понятий и терминов, он значительно превосходит все подобные документы Совета Европы и ЮНЕСКО вместе взятые.

По состоянию на 1 июля 2018 г. участниками данной Конвенции стали уже 54 страны (Австрия, Азербайджан, Албания, Андорра, Армения, Бельгия, Болгария, Босния и Герцеговина, Великобритания, Венгрия, Германия, Грузия, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Кипр, Латвия, Литва, Лихтенштейн, Люксембург, Македония, Мальта, Молдова, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Россия, Румыния, Сан-Марино, Сербия, Словакия, Словения, Турция, Украина, Финляндия, Франция, Хорватия, Черногория, Чехия, Швейцария, Швеция, Эстония, Австралия, Беларусь, Израиль, Казахстан, Киргизия, Новая Зеландия, Папский престол, Таджикистан). Канада ратифицировала Лиссабонскую конвенцию о признании квалификаций 13 июня 2018 г., о чем сообщил канадский Информационный центр по международным полномочиям (CICIC) при Совете Министров образования Канады, а также о взятых обязательствах в рамках Конвенции провинциями и территориями Канады.

В соответствии с Лиссабонской конвенцией в России работает Национальный информационный центр по признанию иностранного образования, данные полномочия возложены на ФГБУ «Главэкспертцентр» соответствующим распоряжением Правительства РФ. Беспрецедентным достижением Конвенции является создание постоянно действующего международного форума в сфере образования в лице Сети ЕНИК, которая состоит из национальных информационных центров.

В феврале 2016 г. Комитетом Лиссабонской конвенции была принята Пересмотренная рекомендация о признании совместных степеней, в которой подчеркнуто, что компетентные органы по признанию должны признавать совместные степени, за исключением тех случаев, когда между представленной для признания совместной степенью и сопоставимой квалификацией в национальной системе высшего образования, в которой испрашивается признание, могут быть выявлены существенные различия. Совместные степени следует рассматривать в соответствии с теми же процедурами, которые используются для любых других квалификаций, существующих в системах высшего образования, к которым они относятся.

В этом документе говорится, что в отсутствие единого трансграничного процесса обеспечения качества компетентные органы по признанию могут признавать совместные степени при условии, что все составляющие части учебной программы, по завершению которой присваивается степень, и (или) предлагающие совместную программу учебные заведения прошли проверку с помощью прозрачных механизмов обеспечения качества согласно нормам и законодательству стран, к которым относятся учебные заведения, присваивающие степени, а также согласно европейским руководящим принципам. Правительствам государств, подписавших Лиссабонскую конвенцию о признании квалификаций, рекомендовано включить в свое законодательство положения, касающиеся обеспечения качества совместных программ.

В Рекомендации прописано, что присваивающие совместные степени высшие учебные заведения должны предоставлять информацию о своих совместных программах и совместных степенях. В случае необходимости для облегчения признания совместных степеней их получателям следует выдавать приложение к диплому или иной сопоставимый документ, а учебные программы, по завершению которых присваивается совместная степень, должны использовать ECTS или другие зачетные системы, обусловливающие присвоение зачетных единиц по результатам обучения. В приложении к диплому, выдаваемому вместе с присвоением совместной степени, должно быть четко указано, в результате обучения в каких учебных заведениях и (или) по каким учебным программам были зачтены различные компоненты данной степени.

Особое место в последнее время уделяется процессам социальной адаптации беженцев, число которых растет на всех континентах. Лиссабонская конвенция о признании квалификаций четко разъясняет действия компетентных органов в ст. VII, которая гласит:

«Каждая Сторона в рамках своих систем образования и в соответствии со своими конституционными, правовыми и регламентирующими положениями принимает все возможные и разумные меры для разработки процедур, направленных на обеспечение справедливой и быстрой оценки того, отвечают ли беженцы, перемещенные лица и лица, находящиеся в положении беженцев, соответствующим требованиям, предъявляемым для доступа к высшему образованию, продолжению учебы по программам высшего образования или занятости, причем даже в тех случаях, когда квалификации, полученные в одной из Сторон, не могут быть подтверждены документально».

На внеочередной сессии Комитета Лиссабонской конвенции в ноябре 2017 г. была принята Рекомендация относительно признания квалификаций, обладателями которых являются беженцы, перемещенные лица и лица, находящиеся в положении беженцев.

Данный документ стал актуальным в силу резкого увеличения числа беженцев, перемещенных лиц и лиц, находящихся в положении беженцев, желающих получить признание их квалификаций, относящихся к высшему образованию. В Рекомендации подчеркивается, что право на образование является одним из прав человека, а также, что сети ЕНИК-НАРИК играют ведущую роль в сборе и распространении информации о существующих инструментах и передовой практике в области признания, оказании поддержки компетентным органам по признанию и в содействии разработке и осуществлению стандартных процедур для признания квалификаций, обладателями которых являются беженцы, перемещенные лица или лица, находящиеся в положении беженцев.

Так, например, в случаях, когда беженцы, перемещенные лица и лица, находящиеся в положении беженцев, по уважительным причинам не могут подтвердить надлежащими документами квалификации или периоды обучения, на которые они претендуют, компетентным органам по признанию рекомендуется составить и использовать справку об образовании или аналогичный информационный документ. Данная справка об образовании должна содержать достоверное описание квалификаций или периодов обучения, на которые, как предполагается, может претендовать заявитель, с приложением всех имеющихся документов и подтверждающих свидетельств. В нее следует включить, по меньшей мере, информацию о специализации, уровне и ориентировочной учебной нагрузке в отношении квалификации или периода обучения. Такая справка сама по себе не является документом о признании квалификаций. Справка об образовании призвана помочь:

(a) компетентным органам по признанию в описании, оценке и (или) признании квалификаций и периодов обучения заявителей;

(b) беженцам, перемещенным лицам и лицам, находящимся в поло­жении беженцев, в подтверждении их уровня образования в целях получения доступа к дальнейшему обучению или соответствующей работе;

(c) компетентным органам по признанию, учреждениям, работодателям и другим органам, которым предъявляются квалификации, в определении приемлемости или признании не подтвержденных надлежащими документами квалификаций, прошедших оценку в других странах.

Справка об образовании может использоваться для различных целей и является вспомогательным документом как для заявителя, так и для компетентных органов по признанию. Признание действительности справки об образовании, выданной в другой стране, может способствовать упрощению оценки и признания квалификаций беженцев в целях продолжения ими обучения или поиска работы. Основной принцип должен заключаться в обеспечении сбора информации о квалификациях беженцев на как можно более раннем этапе, с тем, чтобы первый и зачастую самый трудный период их пребывания в стране в качестве беженцев также имел практическую пользу. Термин «справка об образовании» является общим и не предполагает единого формата описания конкретных квалификаций.

Ряд стран Европейского региона уже имеет опыт оценки квалификаций беженцев и включения результатов оценки в справки об образовании различных форматов. В этих документах приводится достоверная и надежная информация, имеющая ключевое значение для интеграции беженцев, а также получения ими возможностей трудоустройства, повышения квалификации и продолжения обучения.

При участии национальных информационных центров Греции, Италии, Норвегии и Соединенного Королевства Совет Европы разработал Европейский квалификационный паспорт для беженцев. Он был подготовлен на основе представленного национальными информационными центрами Норвегии и Соединенного Королевства предварительного проекта и протестирован на экспери­ментальной основе в 2017 г. Европейский квалификационный паспорт для беженцев представляет собой стандартный формат описания квалификаций высшего образования, которые были оценены квалифицированными специалистами по оценке документов об образовании. Такая оценка основывается на имеющихся документах и структурированном собеседовании с квалифицированными специалистами по оценке документов об образовании. В квалификационном паспорте также приводится обобщенная информация об опыте работы заявителя и владении языками. Он предназначен как для случаев, когда беженцы остаются в первой принявшей их стране, так и для случаев, когда они впоследствии переезжают в другие страны.

Рекомендация относительно признания квалификаций, обладателями которых являются беженцы, перемещенные лица и лица, находящиеся в положении беженцев, также предписывает государствам-участникам завершить до конца 2018 г. процедуры для признания квалификаций, обладателями которых являются беженцы, перемещенные лица и лица, находящиеся в положении беженцев, без документального подтверждения их квалификаций и предлагает Сторонам обеспечить всестороннее выполнение положений ст. VII Лиссабонской конвенции о признании квалификаций.

Процессы, происходящие в сфере образования, можно охарактеризовать одним словом — диверсификация. Основным движущим фактором этих изменений является возрастающая популярность высшего образования и развитие современных технологий. Основными стимулами, влияющими на выработку политических решений в сфере образования, являются:

- массовость высшего образования. Согласно данным Института статистики ЮНЕСКО, к 2025 г. число студентов трехуровневой системы образования вырастет до 263 млн человек;

- распространение гибких форм обучения, в том числе онлайн-обучения;

- изменение парадигмы обучения. Заметно большее внимание стало уделяться не обучающему, а обучающемуся. Доказательством этого является введение квалификационных рамок во все большем числе стран. Особое внимание сейчас уделяется знаниям, навыкам и компетенциям, которые должен приобрести студент;

- акцент на трудоустройство выпускников. Растущее беспокойство по поводу высокого уровня безработицы среди выпускников вузов вынуждает ответственные Стороны развивать профессиональное высшее образование и укреплять сотрудничество между институтами образования и работодателями;

- качество образования и его обеспечение. Новой тенденцией стала интернационализация гарантии качества образования;

- интернационализация высшего образования и рост академической мобильности. Интернационализация высшего образования является политической задачей правительств заинтересованных стран. Интернационализация стимулирует качество образования, разнообразие образования и свободного обмена образовательными ресурсами[14].

Проведенный анализ международных правовых актов в сфере признания иностранного образования и обеспечения качества образования, принятых в течение последних 15 лет в различных регионах мира, показывает, что политические решения министров образования различных регионов, документы Болонского процесса отвечают на перечисленные вызовы.

Основной упор в документах делается на обеспечение качества образования и его оценку, основывающуюся на новых принципах студентоцентрированного обучения и оценки успеваемости, доверия к внутренней системе качества образовательных организаций, управления информацией. Признание иностранного образования и квалификаций строится на системе доверия и использования универсальных инструментов качества, таких как Европейские стандарты (ESG), Национальная рамка квалификаций, система зачета кредитов (ECTS). В рамках глобального образовательного пространства ставится задача автоматического признания при наличии универсальных инструментов, имплементированных в национальное законодательство.

Особое место уделяется социальному измерению высшего образования и обеспечению доступа к образованию для уязвленных групп, таких, например, как беженцы. Следует подчеркнуть, что не только Лиссабонская, но и Азиатско-Тихоокеанская региональная конвенция о признании квалификаций в области высшего образования[15], которая способствует повышению мобильности студентов и преподавателей в Азиатско-Тихоокеанском регионе, вынесли вопрос признания образования беженцев и приравненных к ним лиц в отдельную главу. Поэтому для России остро стоит вопрос имплементации данной позиции в национальное законодательство.

Актуальные рекомендации Комитета Лиссабонской конвенции при решении вопроса признания смещают акцент в пользу заявителя. Заявитель имеет право на справедливое признание своей квалификации в течение разумного срока, в соответствии с прозрачными, согласованными и надежными процедурами. Заявитель имеет право на обжалование решения, причины отказа в признании должны быть четко ему изложены. Вводится принцип существенных различий, по которому признание должно быть предоставлено, если не имеется существенных различий. Этот принцип также помогает привнести прозрачность и взаимопонимание между системами образования по существующим и признанным различиям, что помогает и заявителю, и другим заинтересованным сторонам.

Гибкий подход, использование различных моделей в оценке квалификации, качества образования, использование единых международных инструментов — таковы современные тенденции международного образования в глобальном мире, которые способствуют образовательной миграции и академической мобильности.


Литература

1. Нарутто, С. В. Право на образование — главная конституционная ценность российской молодежи / С. В. Нарутто, Т. К. Ростовская // Ежегодник российского образовательного законодательства. — 2016. — Т. 11.

2. Ростовская, Т. К. Методические материалы по вопросам признания в Российской Федерации иностранного образования и (или) иностранной квалификации, ученых степеней и ученых званий в соответствии с международными документами и соглашениями государств Азиатского региона : методическое пособие : в 3 ч. / Т. К. Ростовская, А. О Полякова. — М. : ИД «МИСиС», 2015. — Ч. 3. — 109 с.

3. Ростовская, Т. К. Методические материалы по вопросам признания в Российской Федерации иностранного образования и (или) иностранной квалификации, ученых степеней и ученых званий в соответствии с международными документами и соглашениями стран Европейского государств : методическое пособие : в 3 ч. / Т. К. Ростовская, А. О Полякова. — М. : ИД «МИСиС», 2015. — Ч. 3. — 113 с.

4. Cкоробогатова, В. И. Стратегические приоритетные направления по признанию иностранного образования и обеспечению качества образования в Европейском регионе / В. И. Cкоробогатова, М. В. Журавлева, Т. К. Ростовская // ЦИТИСЭ. — 2017. — № 4 (13).

5. Rostovskayа, T. ROLE OF EDUCATION RECOGNITION IN ADAPTATION OF FOREIGN CITIZENS ON RUSSIAN LABOR MARKET / T. Rostovskayа, V. Skorobogatova // ЦИТИСЭ. — 2017. — № 1 (10).



[1] См. об этом: Нарутто С. В., Ростовская Т. К. Право на образование — главная конституционная ценность российской молодежи // Ежегодник российского образовательного законодательства. 2016. Т. 11. С. 17–29.

[2] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 53 (ч. 1), ст. 7598.

[3] [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.kremlin.ru. Документ утратил силу с 31 октября 2018 г. в связи с изданием Указа Президента РФ от 31 окт. 2018 г. № 622.

[4] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2018. № 45, ст. 6917.

[5] Cм. подробнее: Education at a Glance 2017: OECD Indicators, OECD Publishing [Электронный ресурс].URL: https://www.oecd.org/edu/Education-at-a-Glance-2017.pdf (дата обращения: 11.02.2018); Rostovskayа T., Skorobogatova V. ROLE OF EDUCATION RECOGNITION IN ADAPTATION OF FOREIGN CITIZENS ON RUSSIAN LABOR MARKET // ЦИТИСЭ. 2017. № 1(10).

[6] Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 34, ст. 4029.

[7] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 30, ст. 3032.

[8] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2006. № 30, ст. 3285.

[9] Рос. газ. 2014. 12 марта.

[10] Министерство образования и науки Российской Федерации : [сайт]. Режим доступа: http://www.russia.edu.ru Болонская декларация.

[11] URL: http://ehea.info/media.ehea.info/file/2018_Paris/77/1/EHEAParis2018_Communique_final_ 952771.pdf.

[12] Бюллетень международных договоров. 2000. № 11.

[13] См. подробнее: Ростовская Т. К., Полякова А. О. Методические материалы по вопросам признания в Российской Федерации иностранного образования и (или) иностранной квалификации, ученых степеней и ученых званий в соответствии с международными документами и соглашениями стран Европейского региона : методическое пособие. М. : ИД «МИСиС», 2015. Ч. 3. 113 с.; Cкоробогатова В. И., Журавлева М. В., Ростовская Т. К. Стратегические приоритетные направления по признанию иностранного образования и обеспечению качества образования в Европейском регионе // ЦИТИСЭ. 2017. № 4 (13). С. 14.

[14] Draft Preliminary Report Concerning the Preparation of a Global Convention on the Recognition of Higher Education Qualifications [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://unesdoc.unesco.org/images/0023/002347/234743E.pdf.

[15] См. подробнее: Азиатско-Тихоокенская региональная конвенция о признании квалификаций в области высшего образования [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.unescobkk.org/fileadmin/user_upload/apeid/workshops/11th_session/ASIA-PACIFC_ CON VENTION_FINAL_FORMATTED_REVISED_11.06.12__FINAL_.pdf#page=43;

Ростовская Т. К., Полякова А. О. Методические материалы по вопросам признания в Российской Федерации иностранного образования и (или) иностранной квалификации, ученых степеней и ученых званий в соответствии с международными документами и соглашениями государств Азиатского региона : методическое пособие. М. : ИД «МИСиС», 2015. Ч. 3. 109 с.



Возврат к списку