ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Образовательная программа как цифровая платформа: вопросы регулирования

АВТОРЫ: Чеха Вадим Витальевич

1. Общие положения

 

В настоящее время процесс цифровизации затрагивает все сферы образовательной деятельности. Клаус Шваб отметил, что вокруг технологий так называемой «четвертой промышленной революции» должны складываться соответствующие институты, стандарты и нормы[1]. Цифровизация, будучи одной из таких технологий, естественным образом порождает соответствующие нормы, включая нормы, регламентирующие реализацию образовательных программ.

Образовательная программа, которая, согласно части 1 статьи 12 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[2], определяет содержание образования, выступает в роли первоосновы, субстрата для возникновения и поддержания отношений между обучающимися и педагогическими работниками, между обучающимися и образовательными организациями, а также между образовательными организациями и учредителями.

Следовательно, именно изменение самих образовательных программ и условий их реализации является как целью, так и важнейшим механизмом цифровизации образования.

В связи с этим традиционный подход к образовательной программе как к документу, хранящемуся в бумажном виде, разрабатываемому для методического обеспечения и регламентации образовательного процесса в конкретной образовательной организации и для предъявления при необходимости органам контроля подвергается естественной в нынешних условиях трансформации.

Последствия данной трансформации не до конца осмыслены и изучены. В то же время очевидна невозможность сохранения в нынешних условиях традиционного подхода к определению статуса образовательной программы.

Соответственно актуальной задачей на сегодняшний день выступает выработка новой модели образовательной программы с точки зрения ее статуса на фоне процесса цифровизации образования.

 

 2. Цифровизация образовательных программ: понятие и исследования

 

Исследование процесса цифровизации, как и любого другого нового процесса требует разработки соответствующего понятийного аппарата с учетом уже имеющихся подходов.

Термин «образовательная программа» определяется в статье 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» как комплекс основных характеристик образования (объем, содержание, планируемые результаты) и организационно-педагогических условий, который представлен
в виде учебного плана, календарного учебного графика, рабочих программ учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), иных компонентов, оценочных и методических материалов, а также в ряде случаев в виде рабочей программы воспитания, календарного плана воспитательной работы, форм аттестации.

Таким образом, образовательная программа, выступая в роли регулятора образовательной деятельности, также имеет внешнее (объективированное) выражение в виде локального акта образовательной организации, который разрабатывается и утверждается образовательной организацией самостоятельно (часть 5 статьи 12 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»).

При этом образовательная программа как локальный акт образовательной организации регулирует не только содержание образования, но и другие самые разнообразные вопросы деятельности образовательной организации, включая финансирование[3].

В свою очередь, в литературе подходы к определению понятия «цифровизация» включают широкое и узкое толкование. В широком смысле под цифровизацией понимаются многоаспектные организационно-технологические процессы массового применения новых цифровых технологий в производстве и управлении с целью сокращения издержек и повышения скорости осуществления бизнес-процессов. Во втором, более узком, техническом плане цифро­визация означает переход с аналоговой формы передачи, обработки и пред­ставления данных (информации) на цифровую, осуществляемую посредством применения соответствующих технологий и платформ[4] .

Более или менее системный и легализованный понятийный аппарат, характеризующий процесс цифровизации представлен в Разъяснениях (методических рекомендациях) по разработке региональных проектов в рамках федеральных проектов национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации», утвержденных Приказом Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ от 1 августа 2019 г. № 428 [5].

Так, в пп. 3 раздела 1 данных Разъяснений (методических рекомендаций) цифровизация (цифровое развитие) определяется как процесс организации выполнения в цифровой среде функций и деятельностей (бизнес-процессов), ранее выполнявшихся людьми и организациями без использования цифровых продуктов. Данное определение может быть применено ко всем отраслям, но с учетом специфики протекания процесса в конкретных условиях.

К числу ключевых понятий, характеризующих процесс цифровизации в сфере образования, следует отнести понятие «цифровая платформа». В свою очередь понятие «цифровая платформа»[6] включается в более общее понятие «цифровые технологии».

Термин «платформа» используется в различных сферах — в транспортной отрасли, в геологии, в политическом процессе. Все значения термина «платформа» могут быть объединены смыслом «прочная основа»[7].

В литературе могут встречаться определения термина «цифровая платформа» как виртуальной площадки, обеспечивающей взаимодействие двух и боле сторон (групп пользователей) по определенным правилам[8] или как совокупности технологий, на основе которых реализуются процессы и приложения и которые представляют собой механизм объединения усилий всех заинтересованных сторон, используемых для решения конкретных задач и имеющих определенный набор свойств[9].

Нил Срничек определяет платформы как цифровые инфраструктуры, которые позволяют двум или более группам взаимодействовать, в силу чего платформы позициониируются как посредники, соединяющие между собой различных пользователей — покупателей, рекламодателей, поставщиков услуг и товаров, производителей и даже физические объекты[10].

Имеющиеся в литературе подходы к определению цифровых платформ возможно сгруппировать в два более или менее крупных блока: первый блок предполагает преимущественное акцентирование на коммуникационных свойствах цифровых платформ, включающих возможности по самому разнообразному взаимодействую участников, в частности, возможности по координации продавцов и покупателей[11]; второй блок предполагает акцентирование на свойствах платформ, связанных с агрегированием, хранением и предоставлением самой разнообразной информации и обеспечением информационного обмена[12].

В разделе 2 Методических рекомендаций о создании и функционировании центров опережающей профессиональной подготовки, утвержденных Распоряжением Министерства Просвещения РФ от 28 февраля 2019 года № Р-16[13], термин «цифровая платформа» определяется как набор информационных систем, сервисов и баз данных, предназначенных для информационного обеспечения деятельности Центра опережающей профессиональной подготовки и позволяющих реализовывать его основные функции, а также многостороннее взаимодействие участников образовательных отношений.

Согласно Методическим рекомендациям для внедрения в основные общеобразовательные программы современных цифровых технологий, утвержденным Распоряжением Министерства Просвещения РФ от 18 мая 2020 г. № Р–44[14], платформы для реализации основных образовательных программ рассматриваются в качестве одного из кейсов использования технологии цифровых коммуникаций, призванных обеспечивать образовательный процесс в новых условиях.

Изложенное свидетельствует о том, что в настоящее время цифровая платформа рассматривается преимущественно как некая разновидность цифровых технологий, имеющая вспомогательное значение — как дополнение традиционного образовательного процесса. В то же время потенциал цифровых платформ в сфере образования гораздо более масштабен и выходит за рамки виртуального помощника педагогического работника.

С учетом изложенного цифровую платформу возможно определить как искусственно созданную и существующую в цифровом пространстве сущность, обособленную от других сущностей аналогичного рода, позволяющую решать задачи по обеспечению взаимодействия в цифровой среде самых разных участников, интегрировать информационные системы, сервисы и базы данных и обеспечивать решение задач в той или иной сфере с использованием цифровых технологий.

Это определение может использоваться и в сфере образования.

 

3. Образовательные программы как платформы: предпосылки

 

В сфере образования с начала 2000-х годов произошли значительные изменения[15]. С точки зрения влияния на современную систему управления сферой образования возможно выделить три периода развития:

1). Восстановительный период. Данный период начинается с принятия в 2000 году Федеральным законом от 10.04.2000 № 51-ФЗ Федеральной программы развития образования на 2001–2005 годы[16] и заканчивается реформой статуса образовательных организаций в конце «нулевых» годов. Указанная программа предусматривала обеспечение нормального функционирования и устойчивого развития всей системы образования после ее разбалансировки в 90-е годы прошлого века.

В этот период существенно развился широкий рынок разнообразных платных образовательных услуг, скорректированы полномочия органов управления образованием различных уровней, обеспечена более тесная интеграция системы образования России с мировой системой образования, в том числе в виде внедрения в Российской Федерации принципов Болонского процесса.

Характерной особенностью данного периода явилось проведение реформ, которые кардинально изменили всю отрасль российского образования в целом, включая образовательные отношения. Так, в частности, в рассматриваемый период было принято Распоряжение Правительства РФ от 19.01.2006 № 38-р «О Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы)»[17], в котором были определены параметры деятельности Правительства Российской Федерации в рамках реализации приоритетного национального проекта в сфере образования. В рамках данного проекта осуществлялась масштабная деятельность органов управления образованием разных уровней, включая закупку нового оборудования, модернизацию материальной инфраструктуры, активизацию информационного обеспечения образования, и таким образом обеспечивалась модернизация образовательной сферы России в целом.

2). Период интенсивного реформирования образовательных организаций. Данный период продолжался с 2010 г. по 2019–2020 годы. В указанный период происходило смещение управленческого импульса с уровня органов управления образованием на уровень образовательных организаций.

Это, в частности, было связано с принятием Федерального закона от 08.05.2010 № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений»[18]. В соответствии с этим законом преобладающая часть образовательных организаций обрела статус бюджетных учреждений, предполагающий большую финансово-экономи­ческую самостоятельность. Еще раньше был принят Федеральный закон от 03.11.2006 № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях»[19].

Также в этот период имели место изменения, связанные с совершенствованием статуса образовательных организаций, в частности утверждение новых федеральных образовательных стандартов, внедрение механизмов общественного управления на уровне образовательных организаций, установление новой системы лицензирования образовательной деятельности, государственной аккредитации, а также контрольно-надзорной деятельности, реформа системы оплаты труда в образовательных организациях, появление новых видов образовательных организаций, например национальных исследовательских университетов и другие направления.

Все эти направления были отражены во вступившем в силу в 2013 году Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации».

3). Третий период начинается в настоящее время и предполагает необходимость адаптации к новым условиям, связанным с цифровизацией системы образования и с взрывным распространением дистанционных образовательных технологий. Его возможно назвать периодом цифровизации.

Характерной особенностью данного периода является постепенно нарастающая неэффективность административных, директивных механизмов управления, применяемых органами управления образованием и руководством образовательных организаций. Подтверждением этого тезиса выступает очевидная забюрокраченность механизмов управления образованием в сочетании с остающейся актуальной высокой административной нагрузкой на педагогических работников в России.

В этом смысле очевидным дальнейшим направлением развития системы образования выступает усиление горизонтальных механизмов взаимодействия участников образовательной деятельности, образовательных и иных организаций, в том числе в виде дальнейшего развития сетевых форм реализации образовательных программ.

В связи с этим по нашему предположению акцент управления образовательными отношениями в настоящее время смещается на уровень собственно образовательных программ и даже отдельных, активных педагогических работников и их групп, которые постепенно усиливают свою субьектность в образовательных отношениях, а также в отношениях с различными партнерами образовательной организации.

В такого рода модели управления обучающиеся получают основной объем информации за счет использования цифровых технологий. В свою очередь, образовательная организация в большей степени выступает в роли субъекта, выполняющего функции по администрированию обеспечивающих образовательную деятельность процессов, включая финансирование. Также образовательная организация постепенно превращается в сервисный центр предоставления доступа к информационным системам, сервисам и базам данных и их отбора. Традиционная позиция педагогического работника как источника знаний все больше трансформируется в консультационные и тьюторские функции, что также предполагает значительную степень индивидуализации образовательных отношений.

Таким образом, система управления образованием проходит цикл от отрасли образования в целом, представленной органами управления образованием, к образовательной программе. Исходя из данной логики следует, что в ближайшее десятилетие именно образовательная программа в совокупности с ее «движителями» — педагогическими работниками станет главным элементом системы управления образованием в России на фоне цифровизации[20].

С учетом изложенного полагаем, что именно придание образовательной программе статуса цифровой платформы позволит обеспечить наиболее эффективную адаптацию системы образования к вызовам цифровизации.

Помимо изложенного, также следует отметить следующие предпосылки, позволяющие рассматривать образовательную программу как цифровую платформу:

1. Образовательная программа в условиях цифровизации образования неизбежно должна принять вид центрального элемента цифровой среды образовательной организации. Цифровая среда образовательной организации включает типовые информационные решения, новые информационные наполнения и функциональные возможности открытых и общедоступных информационных ресурсов, технологическое обеспечение, повышение квалификации работников образовательной организации и другие направления. В такого рода ситуации был бы логичным перевод в полностью цифровую форму самой образовательной программы.

2. Набор возможных форм обучения все больше и больше приобретает значительную степень разнообразия и подвержен практически мгновенным изменениям, что также является побочным следствием цифровизации. Так, к числу возможных форм обучения в настоящее время относятся не только текстовые -аудио-видео-записи, трансляции лекций в режиме реального времени, тестовые задания, но и такие, пока еще экзотические элементы как блоги, сетевые энциклопедии, дискуссионные онлайн-курсы, онлайн-курсы в рамках систем управления обучением (Learning management systems, LMS), массовые открытые онлайн-курсы (МООК) и другие[21].

Постоянное появление новых форм обучения требует в свою очередь наличия гибких механизмов включения их в образовательный процесс. Такого рода механизмы предполагают возможность использования устройств, обеспечивающих эффективный отбор наиболее приемлемых в конкретной ситуации форм обучения. Последнее предполагает потребность также во встраивании в учебный процесс алгоритмических программ, обеспечивающих сбор и анализ огромного объема информации и соответствующие интеллектуальные решения.

Образовательная программа, сформированная на базе цифровой платформы с ее технологическим и содержательным компонентом, как раз позволит обеспечить отбор и применение адаптированных форм обучения.

3. Современный рынок труда для выпускников предполагает необходимость постоянного повышения уровня квалификации, систематического приобретения новых навыков, постоянной адаптации к быстро происходящим изменениям. Выстраивание образовательного процесса на базе цифровой платформы позволит обеспечить наиболее эффективную подготовку обучающихся к такого рода вызовам.

Сами по себе цифровые платформы рассматриваются как актуальные бизнес-решения и имеют значительные перспективы в промышленности, банковской сфере, сфере услуг. В качестве примеров новых бизнес-моделей, основанных на цифровых платформах, возможно привести компании «Uber» и «Airbnb». Такого рода бизнес во многом предполагает комбинированную дистанционную работу со смешанным графиком, при котором сотрудник совмещает работу как в офисе, так и из удаленного рабочего места. Соответственно такая работа требует особых навыков организации своей деятельности
в цифровой среде, которые также возможно получить при объединении образовательной программы и цифровой платформы.

4. Массовое распространение онлайн-образования, подстегнутое эпидемией, резко усилило процессы трансформации статуса педагогических работников. Сама по себе реализация образовательной программы с использованием дистанционных образовательных технологий предъявляет педагогическому работнику новые требования. Так, в частности, эффективная разработка и реализация электронного курса предполагает комбинацию компетенций, включающую в себя педагогическое проектирование, искусство, программирование, экономику, менеджмент и другие. Учитель в этих условиях также нуждается в системной технологической и информационной поддержке, которую может обеспечить цифровая платформа.

Цифровая платформа также позволяет интегрировать в образовательную деятельность новые коммуникативные инструменты — мессенджеры, чат-боты и другие. Данные тенденции принципиально изменяют роль учителя и преподавателя, которые не только должны присутствовать в цифровой среде и организовывать там учебный процесс, но и принципиально изменять подходы к обучению.


4. Образовательные программы как цифровые платформы:характерные черты

 

Трансформация традиционных образовательных программ в виде превращения их в цифровые платформы предполагает изменение содержания программ, равно как и условий их реализации.

По нашему мнению, этот процесс будет происходить в ближайшие 5–10 лет. После этого встанет вопрос о том, что образовательная программа в виде цифровой платформы может полностью или частично выполнять функции самой образовательной организации, постепенно замещая ее. В связи с этим будет трансформироваться сеть образовательных организаций за счет активирования процессов их ликвидации, реорганизации, объединения и присоеди­нения.

Образовательная программа, существующая в виде цифровой платформы, не предполагает необходимости в бумажном аналоге. Более того, образо­вательная программа — цифровая платформа сама по себе обеспечивает эффективное регулирование процессов системной интеграции всех элементов, составляющих образовательную деятельность.

По сути, образовательная программа — цифровая платформа представляет собой своеобразный «черный ящик», в рамках которого содержание образовательной программы может формироваться во многом самими участниками образовательных отношений с учетом постоянно меняющихся внешних требований, предполагающих высокую степень диспозитивности.

В таком качестве образовательная программа — цифровая платформа обеспечивает с использованием обезличенных механизмов отбора использование информационных систем, сервисов и баз данных, а также управление такого рода процессами. При этом такого рода отбор может предусматривать экспертизу информационных систем, сервисов и баз данных, не предполагающую участия педагогических работников и администраторов, включая экспертизу на соответствие законодательству Российской Федерации.

Таким образом образовательная программа — цифровая платформа может интегрировать в себя цифровые технологии, обеспечивающие более эффективное содержательное наполнение учебного процесса вне зависимости от вида образовательной программы.

В качестве примера возможно привести технологию виртуальной и дополненной реальности и технологию формирующей аналитики, предоставляющих немыслимые ранее возможности для развития потенциала обучающихся, педагогических работников и образовательных организаций.

Образовательная программа — цифровая платформа обеспечивает образовательный процесс, включая отбор обучающихся, предоставление им интерфейса для загрузки, хранения и предоставления обучающимся, выгрузку цифрового образовательного контента на персональные устройства участников отношений в сфере образования, взаимодействие с ними в дистанционном режиме, осуществление текущего контроля знаний и аттестации, диагностику достижений обучающихся.

При этом образовательная программа — цифровая программа остается локальным актом образовательной организации, регламентирующим содер­жание образования. Однако учебный план, графики, рабочие программы, оценочные и методические материалы при таком подходе формируются в алгоритмизированном режиме, и материалы для этого при необходимости отбираются и заимствуются за счет информационных систем, сервисов и баз данных. Возможности такого заимствования ограничены только лишь самим объемом сети «Интернет».

Помимо изложенного, образовательная программа — цифровая платформа представляет собой удобный инструмент обеспечения коммуникации с органами управления и партнерами образовательной организации. В частности образовательная программа — цифровая платформа может обеспечивать представление в автоматическом режиме в цифровом виде необходимых сведений органам управления образованием, в том числе для целей контроля (надзора), лицензирования, государственной аккредитации, информирования любых заинтересованных субъектов.

Следующий этап развития образовательной программы — цифровой платформы — соединение ее с искусственным интеллектом. Образовательная программа может интегрировать в себя искусственный интеллект и тем самым приобрести элементы субъектности, позволяющей, в частности, выполнять полностью или частично функции работодателя для педагогических работников, функции закупщика в договоре закупки товаров, работ и услуг.

Вышеуказанные Разъяснения (методические рекомендации) по разработке региональных проектов в рамках федеральных проектов национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» в п. 31 раздела 1 содержат понятие «технологии искусственного интеллекта», под которыми понимаются свойства автоматических систем брать на себя отдельные функции интеллекта человека, выбирать и принимать оптимальные решения на основе ранее полученного опыта и рационального анализа внешних воздействий.

В литературе имеется множество понятий искусственного интеллекта. Однако общее свойство в подходах к определению искусственного интеллекта заключается в выделении его ключевых характеристик, таких как: способность к обучению, самообучению, пониманию, рассуждению, рефлексиям и самоконтролю[22].

В связи с изложенным важно отметить то, что на данный момент в литературе цифровая платформа рассматривается не только как объект регулирования, но и как субъект, частично наделенный правами и обязанностями, в частности в сфере трудовых отношений. Так, платформы уже сейчас выполняют некоторые функции работодателя. Если взять в качестве примера платформу «Яндекс. Такси», то в применении к ней цифровая платформа обеспечивает приглашение курьеров и водителей для интервью, установление расценок на услуги, деактивацию мобильного приложения, что аналогично расторжению трудового договора по инициативе работодателя[23]. Более того, технологические платформы также рассматриваются как потенциальные субъекты финансовых отношений[24].

В литературе уже несколько лет идет дискуссия о возможности наделения искусственного интеллекта правами юридического лица[25] .

Это также актуализирует вопрос о возможности придания субъектности цифровой платформе с встроенным искусственным интеллектом.

Интеграция в состав образовательной программы — платформы искусственного интеллекта позволит платформе самостоятельно вступать в образовательные отношения с обучающимися посредством их подключения к цифровой платформе[26].

Кроме того, такая трансформация позволяет обеспечить симуляцию поведения учителя, производить «цифровых двойников» действий учащегося, обеспечивать голосовое управление учебными устройствами и материалами.

Такая образовательная программа — цифровая платформа с искусственным интеллектом по сути сведет к минимуму роль образовательной организации как активного субъекта образовательного отношения.

Соответственно логичным будет вопрос о целесообразности постепенного перевода субъектности в образовательных отношениях с уровня образовательной организации на уровень образовательной программы — цифровой платформы. Образовательная организация может при этом сохранять условный статус владельца образовательной программы — платформы, но постепенное развитие процесса придания субъектности образовательной программе — платформе рано или поздно актуализирует вопрос о ненужности самой образовательной организации.

Образовательная программа с встроенным искусственным интеллектом выступает в роли механизма, обеспечивающего алгоритмизированную деятельность по разработке и заключению необходимых договоров от имени образовательной организации, необходимых для реализации образовательной программы. Такого рода механизм может, в частности, обеспечить прием платежей в случае , если образовательная программа реализуется на платной основе, и их зачисление и финансовое обслуживание, а также формирование адекватной равновесной цены с учетом анализа в автоматическом режиме всех факторов.

Образовательная программа — цифровая платформа включает сервисы по взаимодействию с партнерами образовательной организации, обеспечивающими взаимоотношения с другими цифровыми платформами, различными организациями, владельцами информационных систем, сервисов и баз данных, при этом такого рода взаимодействие осуществляется в автоматическом режиме, без участия педагогических работников.

Роль педагогического работника при реализации образовательной программы — платформы с встроенным искусственным интеллектом в большей степени сводится к обеспечению допуска обучающихся к ресурсам, встроенным в образовательную программу, содействию обучающимся в виде консультаций, тьюторского сопровождения. Все изложенное принципиально изменяет роль педагогического работника, что предполагает также необходимость изменения квалификационных требований и профессиональных стандартов.

Более того, образовательная программа может выступать механизмом отбора и обеспечения участия в реализации образовательной программы педагогических и иных работников, формирование базы данных кадровых ресурсов, необходимых для реализации программы.

Таким образом, форматирование образовательной программы как цифровой платформы порождает невиданные ранее возможности, в частности возможности по интегрированию в образовательный процесс в неограниченном объеме самых передовых и перспективных технологий.

 

5. Предложения по изменению законодательства,
регламентирующего образовательную деятельность

 

Для обеспечения трансформации образовательных программ в условиях цифровизации полагаем возможным внесение соответствующих изменений в законодательство.

Однако ключевой вопрос для правотворчества заключается в самом подходе к определению образовательной программы — цифровой платформы.
С учетом вышеизложенного полагаем нецелесообразным на первом этапе включать в законодательство новое определение образовательной программы как образовательной программы — цифровой платформы. Полагаем, что законодательство в первую очередь должно создавать условия для формирования и использования образовательной программы — цифровой платформы на базе уже закрепленных в законодательстве понятий.

В связи с этим полагаем целесообразным внесение изменений в статью 13 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», допускающих возможность существования и использования образовательной программы как цифровой платформы. Такого рода изменения могут выглядеть в виде следующего дополнения:

«Образовательная программа может быть разработана исключительно
в форме электронного документа, пригодного для передачи по информационно-коммуникационным сетям, обеспечивающего использование в образовательной деятельности информационных систем, сервисов и баз данных и многостороннее взаимодействие участников образовательных отношений».

Кроме того, исходя из изложенного, полагаем целесообразным исключение из числа требований к образовательной программе требований к структуре основных образовательных программ и их объему. При таком варианте ФГОСом будут в наиболее общем виде регламентироваться требования к кадровым, финансовым, материально-техническим условиям реализации образовательных программ и требования к результатам освоения основных образовательных программ.

В связи с этим федеральный государственный образовательный стандарт и другие нормативные акты, регламентирующие содержание образовательной программы, могут регулировать требования к результатам реализации образовательной программы (своего рода «выход из черного ящика») и к условиям реализации (своего рода «вход в черный ящик»).

Также важным видится изменение трудового законодательства, предполагающего возможность беспроблемного и с минимальными документальными издержками заключения гибких краткосрочных (сроком от одного дня) трудовых соглашений между образовательными организациями и педагогическими работниками о трудовой деятельности последних в рамках реализации образовательных программ — цифровых платформ. При этом педагогический работник, необходимый для реализации образовательной программы в конкретный момент времени, в принципе может обладать гражданством другого государства и соответственно образовательная программа — цифровая платформа должна обеспечивать прохождение необходимой процедуры согласования привлечения иностранного работника к реализации образовательных программ, притом что в данном случае не потребуется какого-либо переезда работника.


Литература

1. Афинская З. Н., Алтухов А. В. Эвристический потенциал «кочевых» понятий: платформа // Коммуникативные исследования . — 2020. — Т. 7. —
№ 1. — С. 31–44.

2. Джанелли М. Электронное обучение в теории, практике и исследованиях // Вопросы образования. — 2018. — № 4.— С. 81–97.

3. Дин Синьи (DingXinyi). Цифровые платформы как новая форма развития взаимоотношений покупателей и производителей в условиях цифровой экономики // Альманах мировой науки. — 2020. — № 2 (38). — С. 75–80.

4. Докукина И. А., Полянин А. В. Организация децентрализованного управления на основе цифровых платформ распределенного реестра // Естественно-гуманитарные исследования. — 2020. — № 27 (1). — С. 76–81.

5. Домашев А., Щербаков А. Международный консенсус как развитие
парадигмы консенсуса // Вестник современных цифровых технологий. — 2019. — № 1. — С. 46–51.

6. Клаус Шваб. Технологии четвертой промышленной революции : [перевод с английского]. М.: Эксмо, 2019. 320 с.

7. Морхат П. М. К вопросу об определении понятия искусственного
интеллекта // Право и государство: теория и практика. — 2017. — № 12 (156).— С. 25–32.

8. Мошкова Д. М. К вопросу о субъектах финансового права // Актуальные проблемы российского права. — 2016. — № 11 (72). — С. 72–79.

9. Паньшин Б. В. Цифровая экономика: понятие и направления развития // Наука и инновации. — 2019. — № 3. — С. 48–55.

10. Прохоров А. П. Русская модель управления. М.: Изд-во Студии
Артемия Лебедева , 2014. 496 с.

11. Рязанова А. А. Цифровые платформы: интегративный потенциал, основные понятия и свойства // Вестник современных цифровых технологий. — 2020. — № 4. — С. 26–36.

12. Срничек Н. Капитализм платформ. : пер. с англ. М. Добряковой. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2019. —128 с.

13. Чесалина О. В. Трудоправовые гарантии для лиц, занятых посредством онлайн-платформ // HeraldofEuro-AsianLawCongress. — 2020. — № 1. —
С. 108–117.

14. Чеха В. В. Финансирование высшего образования в России: правовые вопросы. — М.: Юстицинформ, — 2017. — 222 с.

15. Чеха В. В. Правовое регулирование финансирования образования в Российской Федерации // Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук —М.: 2018. — 43 с.

16. Шастико А. Е., Маркова О. А. Старый друг лучше новых двух ? Подходы к исследованию рынков в условиях цифровой трансформации для применения антимонопольного законодательства // Вопросы экономики. —2020. — № 6. — С. 37–55.

17. Шевчук А. В. От фабрики к платформе: автономия и контроль в цифровой экономике // Социология власти. — Т. 32. — № 1. — 2020. — С. 30–49.

18. Юдина Т. Н., Гелисханов И. З. «Экономика данных»: BIGDATA, цифровые платформы и цифровая рента // Инновационные кластеры цифровой экономики: драйверы развития. Труды научно-практической конференции
с международным участием. Под ред. А. В. Бабкина. — 2018. — С. 218–226.

19. Юридическая концепция роботизации: монография. — М: Проспект, — 2019. — 240 с.

20. Ястребова О. А. Искусственный интеллект в правовом пространстве // Вестник РУДН. Серия: Юридические науки. 2018. — Т. 22. — № 3. — С. 315–328.


Возврат к списку