ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Онлайн-обучение в условиях пандемии: проблемы и вызовы

АВТОРЫ: Рябова Елена Николаевна, Палибина Александра Сергеевна

На протяжении нескольких лет идет процесс цифровизации образования и поэтапного вхождения образовательных организаций в единое электронное пространство. Электронные образовательные платформы, онлайн-обуче­ние, виртуальная образовательная среда и многое другое с использованием информационно-коммуникационных технологий рассматривались до весны 2020 г. либо как дополнительные инструменты, способы получения новых знаний, дополняя традиционное образование, либо как компонент смешанного обучения, чтобы придать массовость и открытость многим образовательным курсам. Данное направление активно внедрялось в системе высшего образования, дополнительного образования и повышения квалификации кадров на протяжении последних 3–4 лет. В частности, в законодательстве подчеркивается, что образовательные программы могут реализовываться с помощью дистанционных технологий, электронного обучения. Согласно п. 1 ст. 16 Федерального закона от 29.12.2012 № 273–ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» «под электронным обучением понимается организация образовательной деятельности с применением содержащейся в базах данных и используемой при реализации образовательных программ информации и обеспечивающих ее обработку информационных технологий, технических средств, а также информационно-телекоммуникационных сетей, обеспечивающих передачу по линиям связи указанной информации, взаимодействие обучающихся и педагогических работников. Под дистанционными образовательными технологиями понимаются образовательные технологии, реализуемые в основном с применением информационно-телекоммуникационных сетей при опосредованном (на расстоянии) взаимодействии обучающихся и педагогических работников»[1]. Процессы реформирования общего образования также включали постепенное введение единого электронного пространства для школ начиная с проекта «Московская электронная школа» и переход в проект «Российская электронная школа». Введение эпидемиологических мер в связи с распространением коронавирусной инфекции способствовало моментальному переходу школьного обучения в онлайн-формат. Сложившаяся ситуация стала вызовом для системы образования, для всех участников образовательного процесса. Кроме того, появляются первые экспериментальные площадки по внедрению цифрового обучения. С 10 декабря 2020 г. по 31 декабря 2022 г. проведут эксперимент по внедрению цифровой образовательной среды[2].

В ходе проведенного пилотажного исследования[3], совпавшего с введением дистанционного обучения в школах, был обозначен ряд проблем, требующих незамедлительного решения. Исследование проводилось в Республике Мордовия методом анкетирования в очной форме и онлайн, посредством размещения анкеты в сети Интернет на Google Platform. В проведенном исследовании участвовали три группы респондентов: дети в возрасте от 10 до 18 лет, родители, педагогический состав школ. Общее количество респондентов составило 300 человек, приблизительно по 100 человек в каждой группе. Далее в статье будут представлены результаты анкетирования группы респондентов — педагогический и административный состав школ — как одного из главных участников образовательного процесса.

Среди опрошенных, осуществляющих педагогическую деятельность в школе: 15 % относятся к административному составу (10 % — заместители директора и 5 % — директора соответственно), но постоянно проводят уроки с детьми; 49 % осуществляют классное руководство, 36 % являются учителями предметниками. 51,3 % педагогов имеют педагогический стаж 5–10 лет, 34,8 % — 11–15 лет, 9 % — более 15 лет, 4,9 % — менее 5 лет. 32,4 % опрошенных педагогов обучают несовершеннолетних в возрасте 15–16 лет; 27,8 % педагогов работают с несовершеннолетними в возрасте 13–14 лет; 23,2 % — с несовершеннолетними возраста 17–18 лет; оставшиеся работают с 10–12-летними обучающимися. В городе осуществляют свою педагогическую деятельность 71,5 % опрошенных респондентов, в поселке городского типа 18,3 %, в сельской местности 10,2 %.

Большинство опрошенных педагогов (88,7 %) проводят в сети Интернет 3–6 часов в день. Об этом свидетельствуют и ранее проведенные исследования. Так, средний пользователь Интернета в России согласно международному исследованию, проведенному агентством We Are Social и платформой Hootsuite «Digital in 2018 in Eastern Europe», проводит в глобальной сети 6 часов 27 минут ежедневно[4]. В связи с введением дистанционного обучения в российских школах как ограничительной меры в период пандемии, 90 % педагогов отметили, что время нахождения в глобальном информационном пространстве увеличилось более чем в 2 раза. Среди педагогов доля тех, кто доверяют полученной информации из сети Интернет, составляет 55,6 %. Скорее не доверяют такой информации 43,2 %

В исследовании было уделено внимание характеру использования информационных технологий при взаимодействии педагогов и обучающихся в период дистанционного обучения при пандемии. Основные механизмы и средства взаимодействия педагогов с учениками при дистанционном обучении представлены в таблице 1.

 

Таблица 1 — Основные механизмы и средства взаимодействия педагогов с учениками при дистанционном обучении (допускался выбор нескольких вариантов ответа)

 

Механизмы и средства взаимодействия

Педагоги, %

школьный сайт

4,5

электронный журнал

100

персональный сайт учителя

18,4

социальные сети, мессенджеры

94,8

электронная почта

45,4

специальные образовательные платформы

88,4

не используют информационные технологии

1,1

другое

0,8

 

Согласно полученным данным большинство педагогов при взаимодействии с учениками в дистанционном обучении используют электронный журнал, социальные сети и мессенджеры, специальные образовательные платформы. Важно подчеркнуть тот факт, что использование в образовательном процессе специальных образовательных платформ существенно возросло
в связи с введением дистанционного обучения в период пандемии. Этот показатель вырос с 28,8% до 88,4% согласно данным исследования. Такие информационные средства, как школьный сайт или персональный сайт учителя, используются педагогами в меньшей степени.

В ходе исследования мы выяснили, с какими трудностями столкнулись педагоги при дистанционном обучении во время пандемии (рисунок 1). Все трудности мы поделили на пять групп. По мнению педагогов, самые большие проблемы связаны с отсутствием навыков в проведении онлайн-занятий и технического характера, что влияет на установление нужного контакта с детьми. Также многие педагоги высказались о том, что предлагаемый методический и учебный материал на образовательных платформах не соответствует образовательным программам, содержит неточности, искажение установленных фактов, орфографические ошибки, что приводит к затратам времени на поиск и проверку нужного дополнительного материала для онлайн-уроков.

 

Рисунок 1 — Трудности, с которыми столкнулись педагоги
при дистанционном обучении.

 

Основными видами деятельности несовершеннолетних в сети Интернет, по мнению опрошенных педагогов, являются: общение в социальных сетях (60 %), просмотр фильмов и передач (12,4 %) (здесь имеются в виду любые фильмы и разноплановые передачи), онлайн-игры (12,1 %), поиск информации для образовательных целей (10 %) (здесь имеется в виду информация, которая помогает сделать домашнее задание, самостоятельную работу и т.д.), просмотр фильмов и передач обучающего характера (5,5 %) (здесь имеется в виду только те фильмы и передачи, которые направлены на получение знаний в рамках школьной программы). Однако мнение родителей и учеников, по данным нашего исследования, не совпадает с мнениями педагогов. Дети и родители единогласно считают, что главная цель использования информационно-коммуникационных технологий во время дистанционного образования в школе является «обучение, выполнение домашних заданий». Родители также указали на то, что их дети при дистанционном образовании стали значительно меньше использовать гаджеты, Интернет для онлайн- и сетевых игр, развлечений (34,3%), виртуального общения (26,5%). Как отмечают сами несовершеннолетние, интернет-технологии они используют для учебных целей (100%), игр и развлечений (77,3%) либо для виртуального общения (60,9%). Чтобы получить информацию, несовершеннолетним проще использовать возможности Интернета, чем, например, спросить у родителей[5].

В современных условиях увеличения потока информации и активного использования глобального информационного пространства все более актуальной становится проблема обеспечения информационной безопасности несовершеннолетних, защита их информационных прав и свобод. Современное законодательство даёт совершенно чёткое определение информационной безопасности детей, под которой понимается «состояние защищенности детей, при котором отсутствует риск, связанный с причинением информацией вреда их здоровью и (или) физическому, психическому, духовному, нравственному развитию»[6]. Кроме того, в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации подчеркивается определяющая роль молодого поколения, на которое идет «информационное воздействие в целях размывания традиционных российских духовно-нравственных ценностей»[7]. Сегодня в научной среде накоплен определенный опыт изучения проблемы информационной безопасности несовершеннолетних, отражающий прежде всего нормативно-правовую составляющую[8]. Кроме того, специалистами отмечаются несколько факторов, которые не позволяют в полной мере эффективно реализовывать комплекс мер по обеспечению информационной безопасности несовершеннолетних: отсутствие единой цели и принципов обеспечения информационно-психологической безопасности детей; отсутствие единого легально закрепленного терминологического аппарата; недооцененность важности обеспечения информационно-психологической безопасности детей и низкая активность законодателя; отсутствие единой системы органов государственной власти и местного самоуправления, уполномоченных вырабатывать и реализовывать государственную политику в сфере обеспечения информационной безопасности несовершеннолетних[9].

В самом обобщенном виде угрозы в сети Интернет можно условно разделить на несколько групп: программно-технические (специально созданные вирусы и троянские программы); экономические (включающие прежде всего взломы платежных систем, фишинг-атаки); контентные (связанные с возможностью публичного, в том числе анонимного, размещения в сети Интернет любых материалов, включая незаконные, пропагандирующие, например, употребление наркотиков и пр.)[10]. использование идентификации для определения возраста

В ходе исследования респондентам был задан вопрос об опасностях и угрозах, с которыми могут столкнуться дети в ходе использования информационных технологий и глобального информационного пространства. На рисунке 2 представлены опасности и угрозы для детей по мнению педагогов.


Рисунок 2 — Угрозы и опасности для детей в информационном пространстве

Мы видим, что наибольшее число педагогов считают в качестве главных угроз вред здоровью, списание финансовых средств и онлайн-мошен­ничество. Несомненно, сокращение двигательной активности ребенка, увели­чение количества времени, проведенного в информационном образовательном пространстве, наносят вред здоровью ребенка: нарушение осанки, зрения, ухудшения работоспособности, утомляемость, сонливость, раздражительность.

Вместе с тем, как отмечают специалисты, наиболее опасной формой киберугрозы в сети Интернет по отношению к несовершеннолетним является кибербуллинг. Основным признаком кибербуллинга является место (виртуальное пространство) и следующие формы его проявления: публичные высказывания оскорблений в адрес жертвы на публичных площадках, форумах; распространение информации, унижающей честь и достоинство жертвы, в разнообразных формах (текст, аудио, видео); рассылка жертве в мессенджерах, в социальных сетях сообщений угрожающего характера на систематической основе. Кроме того, некоторые специалисты в качестве еще одного признака кибербуллинга называют анонимность, что, несомненно, повышает степень его общественной опасности, так как преступник, чувствуя свою безнаказанность, может беспрепятственно заниматься рассылками оскорбляющих или угрожающих писем в отношении неограниченного количества жертв[11].

В процессе кибербуллинга применяются всевозможные формы психического насилия, такие как угрозы убийством, насильственными действиями по отношению к жертве либо ее родственникам, истреблением имущества родных и близких, распространением компрометирующих их сведений, аудио- и видеоматериалов или иных данных, разглашение которых нежелательно для потерпевшего, шантаж, клевета, оскорбление, навешивание негативных ярлыков, внушение и др.[12]

Отсутствие точных данных о субъективных и объективных факторах, которые влияют на уровень защиты информационных прав несовершеннолетних, не позволяет разработать наиболее эффективные методики по повышению информированности и осведомленности в сфере информационной безопасности, особенно в условиях цифровой трансформации общественных отношений, что, несомненно, делает актуальным наше исследование.

Среди факторов, влияющих на информационную безопасность несовершеннолетних и защиту их информационных прав и свобод, проведенное исследование позволяет выделить группы объективных и субъективных факторов (рисунок 3).

 

Рисунок 3— Факторы, влияющие на информационную безопасность детей

 

Согласно представленным данным, наблюдается достаточно большое разнообразие субъективных факторов, выделенных педагогами, влияющих на информационную безопасность несовершеннолетних и защиту их информационных прав и свобод.

При этом 45,5 % опрошенных педагогов выделили информационную безопасность как один из критериев оценки ресурсов в глобальной сети, в частности в едином информационном образовательном пространстве для несовершеннолетних. Также наиболее важными критериями оценки ресурсов глобального информационного пространства для несовершеннолетних являются возможность бесплатно пользоваться материалами информационных образовательных ресурсов (39,7 %), повышения образовательного уровня пользователя (37,4 %), интерактивность ресурса (24,9 %).

Основными условиями, которые должны способствовать эффективному формированию информационной безопасности несовершеннолетних, по мнению опрошенных педагогов, являются комплекс содержательных образовательных занятий для учащихся, например, система внеклассных мероприятий, направленных на умение выявлять информационную угрозу (54,1 %) и процессуально-технологических, направленных на эффективность использования  методов, приемов и средств проведения занятий с учетом особенностей развития несовершеннолетних (43,9 %). Наиболее эффективными мероприятиями для обеспечения личной информационной безопасности несовершеннолетних, являются по мнению 34,9 % респондентов воспитательные и организационные, 24,8 % — технические и программные, 17,5 % — правовые, 12,4 % — этические, 10,4 % — направленные на защиту психики и здоровья.

В настоящее время ответственность за организацию мероприятий с несовершеннолетними в вопросах обеспечения личной информационной безопасности в равной степени несут ответственные за информационную безопасность, назначенные из числа учителей и заместителей директора школы, классные руководители и родители несовершеннолетних. Только 7,2 % опрошенных педагогов считают, что такие мероприятия должны организовывать специалисты из соответствующих структур.

Осведомленность педагогов об уровне организации обеспечения информационной безопасности несовершеннолетних в их образовательной организации представлены в таблице 2.

 

Таблица 2 — Осведомленность педагогов об уровне организации обеспечения информационной безопасности несовершеннолетних в образовательной организации, %

 

 

Да

Нет

Не знаю

Работает ли в образовательной организации контент-фильтрация

15

12,4

72,6

Работает ли в образовательной организации
система противовирусной защиты

77

4,1

18,9

Знакомы ли Вы с регламентом пользования
личными средствами коммуникации и личной компьютерной техникой в образовательной организации

58,3

24,3

17,4

Знаете ли Вы о мероприятиях, проводимых
с родителями по основам обеспечения личной
информационной безопасности несовершеннолетних

54,7

17,8

27,5

 

Следует отметить, что среди педагогических и административных работников школ осведомлены об уровне организации обеспечения информационной безопасности несовершеннолетних заместители директора и классные руководители. Наименее осведомленными в этом плане являются учителя предметники. Также учителя-предметники в наименьшей степени участвуют в мероприятиях, проводимых с родителями по основам обеспечения личной информационной безопасности несовершеннолетних. Основными организаторами подобных мероприятий, как правило, являются классные руководители. Администрация образовательной организации чаще всего проводит тренинги-семинары по формированию информационной грамотности родителей. При этом установление функции «родительского контроля» на личные средства коммуникации и личную компьютерную технику полностью «ложится на плечи» родителей несовершеннолетних.

На рисунке 4 представлены данные, полученные в ходе исследования, отражающие тематическую направленность мероприятий, которые педагоги проводят с детьми в рамках обеспечения информационной безопасности несовершеннолетних и защиты их информационных прав и свобод.


Рисунок 4 — Тематика мероприятий для детей в рамках обеспечения
информационной безопасности.

При этом педагогами используется комплекс разнообразных форм и методов работы для повышения информационной безопасности несовершеннолетних при использовании информационных технологий и работе в глобальном информационном пространстве. 74,5 % опрошенных педагогов используют в своей профессиональной деятельности уроки по грамотному и безопасному использованию Интернет в школах; 61,2 % — творческие конкурсы, направленные на повышение информационной безопасности несовершеннолетних («Информация: важная, полезная, опасная, вредная», «Основы информационной безопасности); 44,3 % респондентов занимаются просветительской работой с родителями; 37,2 % педагогов применяют тренинговые программы для несовершеннолетних, направленные на укрепление психического и нравственного здоровья детей и подростков; 4,4 % — создают открытые электронные площадки для обсуждения проблем детей с привлечением СМИ.

Согласно мнению педагогов, мероприятия, которые они проводят в рамках обеспечения информационной безопасности несовершеннолетних, направлены на:

1. информирование учащихся о видах информации, способной причинить вред здоровью и развитию несовершеннолетних, запрещенной или ограниченной для распространения на территории Российской Федерации, а также о негативных последствиях распространения такой информации (74,9 %);

2. профилактику формирования у учащихся интернет-зависимости
и игровой зависимости (64,1 %);

3. обучение детей и подростков правилам ответственного и безопасного пользования услугами Интернет и мобильной (сотовой) связи, в том числе способам защиты от противоправных и иных общественно опасных посягательств в информационной сфере (47,8 % );

4. информирование учащихся о способах незаконного распространения такой информации в информационно-телекоммуникационных сетях, в частности, в сет Интернет (в том числе путем рассылки SMS-сообщений незаконного содержания) (24,6 %);

5. предупреждение совершения учащимися правонарушений с использованием информационно-телекоммуникационных технологий (8 %).

Анализ мнения педагогов относительно роли образовательной организации в обеспечении информационной безопасности несовершеннолетних
показал, что 62,5 % опрошенных считают, что школа может оказать существенную методическую и организационную помощь в обеспечении информационной безопасности несовершеннолетних. А вот 37,5 % опрошенных педагогов не согласны с таким мнением, считая, что информационная безопасность несовершеннолетних в глобальном информационном пространстве и защита их информационных прав и свобод — это ответственность родителей.

Однако нельзя не согласиться с мнением специалистов, отмечающих, что обеспечение информационной безопасности несовершеннолетних должно одновременно осуществляться по двум направлениям: 1) максимально эффективное предупреждение и профилактика правонарушений в сети в отношении детей и подростков; 2) ориентация на выявление и пресечение совершенных киберпреступлений в отношении несовершеннолетних[13].

Отмеченная проблема, по мнению педагогов, является достаточно актуальной, особенно в современных реалиях, однако ее решением должны заниматься не только общеобразовательные учреждения, а все участники образовательного процесса. Эта одинаковая зона ответственности всех: педагогов, самих несовершеннолетних обучающихся и их родителей.

Таким образом, пандемия COVID-19, захватившая весь мир в текущем году, выступила катализатором внедрения дистанционного обучения, выявила новые проблемы системы образования: недостаток технического оснащения, низкая культура цифровой и информационной грамотности, отсутствие нормативных правовых документов, регулирующих длительный период дистанционного обучения и методических материалов, ориентированных на организацию онлайн-обучения, отсутствие выстроенной системы обеспечения информационной безопасности детей в глобальном информационном пространстве.

Современная ситуация свидетельствует о том, что дистанционное обучение продемонстрировало свои недостатки и достоинства. В ситуации, когда традиционное обучение оказалось невозможным в связи с распространением COVID-19, перевод образовательного процесса в дистанционный формат стал выходом в сложившейся ситуации. Взаимодействие в едином информационном образовательном пространстве всех субъектов образовательной деятельности гораздо лучше, чем отсутствие вообще какого-либо общения и обучения. Уже сейчас большинство специалистов дают прогнозы, связанные с введением в системе образования смешанной формы обучения с последующим переходом в онлайн-формат. Но хочется надеяться на то, что дистанционная форма обучения будет развиваться для определенных категорий обучающихся, имеющих проблемы со здоровьем, с социальным окружением, а единое образовательное пространство будет обогащаться и станет незаменимым ресурсом получения новых дополнительных знаний для обучающихся. Дистанционная форма обучения может стоять на одном уровне с традиционной формой обучения только тогда, когда полностью будут решены вопросы методического, организационного, социального обеспечения, а также сопровождения безопасности обучающихся и защиты их прав в глобальном информационном пространстве. Безопасность детей необходимо рассматривать в данном случае предельно широко, с разных точек зрения: информационной, правовой, витальной, социальной, когнитивной. В современном информационном обществе безопасность детей становится главной ценностью. Избежать цифровизации и информатизации в современной жизни нельзя, но сделать ее безопасной — главная задача государства и общества.





[1] Об образовании в Российской Федерации : Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс»; Об утверждении Порядка применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ : Приказ Минобрнауки России от 23.08.2017 № 816 [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».


[2] О проведении эксперимента по внедрению цифровой образовательной среды (вместе с «Положением о проведении на территории отдельных субъектов Российской Федерации эксперимента по внедрению цифровой образовательной среды») : Постановление Правительства от 7.12.2020 № 2040 [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».


[3] Пилотажное исследование было проведено в рамках выполнения темы Государственного задания Министерства Просвещения Российской Федерации «Защита информационных прав и свобод несовершеннолетних в условиях цифровой трансформации общественных отношений» (2020 г.).


[4] Сергеева Ю. Интернет 2017–2018 в мире и в России: статистика и тренды// https://www.web-canape.ru/business/internet-2017–2018-v-mire-i-v-rossii-statistika-i-trendy/ (дата обращения 19.12.2020)


[5] Овчаренко Л. Ю. Психологическая защищенность детей и подростков в информационной среде // Гуманитарные науки. 2017. № 4. С. 113–121.


[6] О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию : Федеральный закон от 29.12.2010 № 436-ФЗ [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «Консультант­Плюс».


[7] Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации: Указ Президента РФ от 5.12. 2016 № 646 [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «Консультант­Плюс».


[8] Власенко М. С. Обеспечение информационной безопасности несовершеннолетних в сети Интернет: современное состояние и совершенствование правового регулирование // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. 2019. Т. 1. № 3. С. 98–105; Безугленко О. С. Вопросы правового регулирования информационной защиты несовершеннолетних в образовательном процессе // Мониторинг правоприменения. 2014. № 4. С. 66–71; Ефимова Л. Л. Правовое регулирование информационной безопасности детей как новый правовой институт информационного права //Аграрное и земельное право. 2018. № 6. С. 131–138; Бородин К. В. Правовое обеспечение безопасности несовершеннолетних в сети Интернет // Вестник Челябинского государственного университете. 2015. № 25. С. 56–60; Савельев А. И. Проблема информационной безопасности несовершеннолетних в сети Интернет // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2016. № 2. С. 59–66.


[9] Ситкова О. Ю., Шварц Л. В. Развитие и современное состояние российских научных исследований о реализации права ребенка на доступ к информации и легального его ограничения в целях защиты детей от вредоносной информации, поступающей из информационно-коммуникационной среды // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2020. № 4. С. 214. фишинг незаконное использ. личной информации


[10] Миронова С. М., Симонова С. С. Защита прав и свобод несовершеннолетних в цифровом пространстве // Всероссийский криминологический журнал. 2020. Т. 14. № 2. С. 236.


[11] Мальцева В. А. Защита детей от кибербуллинга // Закон и право. 2019. № 10. С. 95–99.


[12] Барей Н. С., Мальцева В. А. Информационная безопасность детей в виртуальном пространстве. Кибербуллинг как стигматизационный фактор // Теория и практика общественного развития. 2020. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/informatsionnaya-bezopasnost-detey-v-virtual nom-prostranstve-kiberbulling-kak-stigmatizatsionnyy-faktor-1/viewer (дата обращения: 30.11.2020)


[13] Оганов А. А. Основные направления по противодействию киберпреступлениям в отношении несовершеннолетних с использованием киберпространства // Вестник экономической безопасности. 2019. № 3. С. 197.


Возврат к списку