ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Правовое регулирование дистанционного образования: проблемы и перспективы развития

АВТОРЫ: Макаров Тимофей Григорьевич

В федеральном проекте «Цифровая образовательная среда»[1] говорится о том, что образовательный процесс нового времени предполагает свободный доступ к онлайн-программам, повышающим уровень мобильности обучения. Цифровая образовательная среда, являясь реальностью сегодняшнего дня, функционирует на базе цифровых технологий, в числе которых важное место занимают дистанционные образовательные технологии. Андреев А. А. отмечает, что дистанционное обучение — «это синтетическая, интегральная гуманистическая форма обучения, базирующаяся на использовании широкого спектра традиционных и новых информационных технологий и их технических средств, которые применяются для доставки учебного материала, его самостоятельного изучения, диалогового обмена между преподавателем и обучающимся, причем процесс обучения в общем случае некритичен к их расположению в пространстве и во времени, а также к конкретному образовательному учреж-дению»[2]. А Шаров В. С. подчеркивает, что «дистанционное обучение может рассматриваться как самостоятельная форма обучения XXI в., а также как инновационный компонент очного и заочного обучения»[3]. Дистанционная форма обучения, таким образом, определенным образом встраиваясь в российскую систему образования, задает ей инновационный путь развития. Но это, несомненно, не означает, что дистанционный формат обучения должен заменить собой классический очный, очно-заочный (вечерний), заочный образовательные форматы.

Дистанционное образование стало интересовать людей уже в XX веке. Но на протяжении своего становления и развития дистанционные технологии, применяемые в сфере образования, всегда рассматривались как нечто дополнительное к очному образованию. Речь никогда не шла о том, чтобы дистанционное обучение заменило бы собой очное, чтобы «онлайн» вытеснил «оффлайн». В связи с этим правовое регулирование дистанционного обучения было представлено весьма незначительным количеством правовых норм, которые соседствовали с нормами, посвященными очному образованию. Отдельного нормативно-правового акта, который бы целиком и полностью касался применения дистанционных технологий, не было и его появление представлялось затруднительным и едва ли возможным. В определенной степени этим обусловлены те трудности, с которыми столкнулась российская образовательная система в условиях т.н. пандемии в 2020 году.

Дистанционные образовательные технологии с момента своего появления подразумевали под собой в основном общение ученика с учителем по телефону, но с развитием Интернета коммуникация между педагогом и обучающимся стала возможной также посредством образовательных сайтов и электронной почты[4]. Стало появляться все больше и больше образовательных ресурсов в сфере среднего профессионального и высшего образования. Примером могут послужить электронные (цифровые) образовательные ресурсы, которые стали создаваться в учебных заведениях их преподавателями и размещаться на соответствующих образовательных платформах, создаваемых с целью дистанционного взаимодействия с обучающимися. Дистанционное обучение постепенно стало проникать и в сферу дополнительного образования. Многие дополнительные профессиональные программы (программы повышения квалификации и программы профессиональной переподготовки) получили свое развитие именно в дистанционном формате. Привлекательным дистанционное обучение стало для лиц из отдаленных районов и лиц с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ)[5].

Сегодня дистанционный формат обучения приобрел особую актуальность и вызывает у исследователей особый интерес. Применение дистанционных технологий в условиях т.н. пандемии вскрыло ряд серьезных проблем, в числе которых следует отметить проблему информационной безопасности в цифровом образовательном пространстве[6]. «Информационная безопасность обучающихся» предполагает «исключение опасностей в процессе взаимодействия с различного рода цифровым контентом, цифровыми образовательными ресурсами посредством цифровых образовательных технологий в цифровом образовательном пространстве. Процесс формирования информационной безопасности обусловлен развитием у обучающегося умения адекватного реагирования на любую поступающую информацию, игнорируя при этом ложную и провокационную, избавляясь от непродуманных поступков, прогнозируя ситуацию и учитывая ее возможные последствия»[7]. «Достаточно широкое распространение информационной сети «Интернет» среди молодежи позволило существенно увеличить число значимых источников информации, распространяемой в том числе и из-за рубежа. Наблюдается разнообразие различных сайтов, блогов, иных информационных каналов, мало доступных для восприятия школьником и сообщающих зачастую сведения, достоверность которых вызывает сомнения, но, как правило, это субъективные мнения, оценки, впечатления авторов этих источников. В то же время именно эта информация выдается за наиболее правильную и якобы в последней инстанции. Тем самым осуществляется целенаправленное информационное воздействие на школьника, манипулирование его сознанием. Такие сведения нередко противоречат тому, что происходит в действительности и что дается в школе»[8].

К числу нормативно-правовых актов в сфере информационной безопасности несовершеннолетних следует отнести Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ (ред. от 01.05.2019) «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»[9], а также распоряжение Правитель­ства РФ от 2 декабря 2015 г. № 2471-р «Об утверждении Концепции инфор-мационной безопасности детей».[10] В соответствии с Концепцией информационной безопасности детей основными задачами в области государственной политики в сфере защиты интересов детей в информационной сфере, в частности, являются:

«- навыки самостоятельного и ответственного потребления продукции в информационной сфере;

- развитие медиаграмотности у подрастающего поколения;

- формирование у подрастающего поколения ценностей позитивного, адекватного восприятия картины мира и базисных ценностей о человеке, чувства ответственности за свои поступки в информационной среде, здоровых представлений о сексуальной жизни людей;

- развитие морально-этических и нравственных качеств подрастающего поколения;

- воспитание ответственности за свое будущее, толерантности, негативного отношения к социальному потребительству и инфантилизму;

- прививание системы семейных ценностей;

- развитие у подрастающего поколения идентичности, системы социальных и межличностных отношений и общения детей, творческих способностей, эмоционально-личностных качеств;

- удовлетворение и развитие у детей потребностей в познании, любознательности и исследовательской активности».[11]

Таким образом, важнейшей задачей педагога на любом уровне системы образования, а также родителя несовершеннолетнего обучающегося является формирование у обучающегося ценностных установок, правильных приоритетов в жизни, что является фактором, исключающим пользование опасными цифровыми ресурсами. Кроме того, педагоги и родители обучающихся имеют техническую возможность настройки компьютеров и иных технических устройств, предоставляющих доступ в сеть Интернет, при которой подозрительный, опасный для обучающегося контент будет заблокирован. Техническое устройство можно настроить таким образом, чтобы обучающимся предоставлялся доступ только к электронным ресурсам, содержащим образовательный контент. Но, безусловно, это только искусственный прием обеспечения информационной безопасности. Более эффективным средством такого обеспечения будут являться разъяснительные беседы педагога с учащимися, родителей — со своими детьми, в ходе которых будет донесена важность самостоятельной фильтрации получаемой из сети Интернет информации, понимание опасности и вредности определенных электронных ресурсов, содержащих в себе сцены насилия, призывы к национальной ненависти и вражде, призывы ко вступлению в сектантские организации и тому подобный контент. В настоящее время, к сожалению, подрастающее поколение воспринимает информацию по большей части из сети Интернет, нежели из добротных, проверенных временем книг. Информация воспринимается молодежью весьма фрагментарно, путем, в частности, просмотра фотографий и картинок в приложении «Instagram», просмотра видеороликов на YouTube или в TikTok, чтения коротких информационных сообщений в социальных сетях «ВКонтакте» или «Фэйсбук». При этом очень часто воспринимаемый контент не отличается высоким качеством и не может в силу объективных причин сформировать полноценное правосознание, правовую культуру, крепкую гражданскую позицию, да и вообще мировоззрение как таковое. Поэтому крайне важным является приобщение подрастающего поколения, обучающегося в общеобразовательных и профессиональных образовательных организациях к качественной, классической литературе, к проверенным и одобренных Министерством просвещения РФ и Министерством науки и высшего образования РФ учебникам. Только имея соответствующую базу знаний в сфере литературы, науки и искусства, обучающиеся смогут сформировать навыки фильтрации поступающей из сети Интернет информации, когда ко всему они будут относиться критично и не
будут считать чье-то мнение, высказанное в социальной сети, истиной в последней инстанции.

Следующей проблемой применения дистанционных технологий является довольно слабая нормативно-правовая база, посвященная дистанционному образованию. Среди нормативно-правовых актов в сфере дистанционного обучения можно назвать следующие:

- Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ (ред. от 08.12.2020) «Об образовании в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2021)[12], в статье 16 которого даются понятия электронного обучения и дистанционных образовательных технологий: «Под электронным обучением понимается организация образовательной деятельности с применением содержащейся в базах данных и используемой при реализации образовательных программ информации и обеспечивающих ее обработку информационных технологий, технических средств, а также информационно-телекомму­ника­ционных сетей, обеспечивающих передачу по линиям связи указанной информации, взаимодействие обучающихся и педагогических работников. Под дистанционными образовательными технологиями понимаются образовательные технологии, реализуемые в основном с применением информационно-телекоммуникационных сетей при опосредованном (на расстоянии) взаимодействии обучающихся и педагогических работников».

- Приказ Минобрнауки России от 23 августа 2017 г. № 816 «Об утверждении порядка применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ»[13], согласно п. 5 которого «при реализации образовательных программ или их частей с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий:

- местом осуществления образовательной деятельности является место нахождения организации или ее филиала независимо от места нахождения обучающихся;

- организации обеспечивают соответствующий применяемым технологиям уровень подготовки педагогических, научных, учебно-вспомо­га­тельных, административно-хозяйственных работников организации;

- организации самостоятельно определяют порядок оказания учебно-методической помощи обучающимся, в том числе в форме индивидуальных консультаций, оказываемых дистанционно с использованием информационных и телекоммуникационных технологий;

- организации самостоятельно определяют соотношение объема занятий, проводимых путем непосредственного взаимодействия педагогического работника с обучающимся, в том числе с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий;

- допускается отсутствие учебных занятий, проводимых путем непосредственного взаимодействия педагогического работника с обучающимся в аудитории».

- Приказ Минпросвещения России от 17 марта 2020 г. № 104 «Об организации образовательной деятельности в организациях, реализующих образовательные программы начального общего, основного общего и среднего общего образования, образовательные программы среднего профессионального образования, соответствующего дополнительного профессионального образования и дополнительные общеобразовательные программы, в условиях распространения новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации»[14], согласно п. 1.2 которого при реализации соответствующих образовательных программ предусматривается «возможность предоставления каникул для обучающихся, в том числе путем перевода их на обучение по индивидуальному учебному плану; организация контактной работы обучающихся и педагогических работников исключительно в электронной информационно-образовательной среде; использование различных образовательных технологий, позволяющих обеспечивать взаимодействие обучающихся и педагогических работников опосредованно (на расстоянии), в том числе с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий».

Таким образом, очевидно, что нормативно-правового обеспечения дистанционного образования недостаточно. Необходима серьезная доработка имеющихся и принятие новых нормативно-правовых актов в исследуемой сфере. Создание сильной нормативно-правовой базы, посвященной дистанционному образованию, будет способствовать его полноценному развитию на территории Российской Федерации. Представляется необходимым принятие отдельного законодательного акта о дистанционном обучении, в котором законодателем были бы изложены основные принципы такого обучения, определены его объемы с учетом санитарно-эпидемиологических правил и нормативов, варианты сочетания очного и дистанционного образования применительно к каждому уровню системы образования и с учетом конкретной специальности (направления подготовки). Все мы понимаем, что объем дистанционного обучения у студентов, получающих медицинское образование, должен быть минимален, так как изучить организм человека студент медицинского вуза может, только находясь рядом с педагогом, осваивая особенности работы с соответ­ствующим медицинским оборудованием и т.д. А например, у студента, получающего гуманитарное (историческое, филологическое) образование, объем дистанционной работы с преподавателем может быть в разы больше. Отдельный законодательный акт по дистанционному образованию помог бы регламентировать все эти вопросы и поспособствовал развитию дистанционного обучения.

К числу проблем в области дистанционного образования следует отнести неподготовленность педагогического состава к реализации образовательных программ в дистанционном формате, невозможность за короткий период времени освоить на должном уровне все особенности работы в соответствующих программах, таких как ZOOM, MicrosoftTeams и т.п. Все те обучающие семинары, которые проводились в образовательных организациях в разгар т.н. пандемии, безусловно, не могли сформировать всех необходимых знаний, навыков и умений, необходимых для работы на указанных площадках дистанционного обучения. Педагоги вынуждены были осваивать данные программы в большей степени самостоятельно, во время непосредственного проведения занятий, приема зачетов, экзаменов и т.д. Именно поэтому в период полного «дистанта» имели место периодически возникавшие сложности со включением программ, с подключением к трансляции, со включением камер, микрофонов, с загрузкой презентаций и прочие технические трудности. Кроме того, имела и имеет место проблема обеспечения информационной безопасности как обучающихся, так и педагогов. В связи с этим не утратила своей актуальности необходимость обучения педагогов специфике работы в мобильных и компьютерных приложениях для дистанционного образования. Во избежание возникновения технических затруднений при реализации тех или иных образова­тельных программ представляется целесообразным в будущем всем педагогам пройти соответствующие курсы повышения квалификации, связанные с электронным обучением. Представляется, что такие курсы вполне могли бы быть ограничены 16 часами очной работы с педагогами, в рамках которых специалисты разъяснили бы учителям и преподавателям все тонкости пользования онлайн-приложениями для дистанционной работы с обучающимися, такие как настройки звука, видео, размещение учебных материалов, загрузка и трансляция учебных презентаций и видеороликов, взаимодействие с обучающимися и т.д.

Также проблемой дистанционного обучения является отсутствие стандартов. Преподаватели были вынуждены требования федеральных государственных образовательных стандартов адаптировать самостоятельно к системе дистанционного образования, но каждый это делал несколько по-своему, в связи с чем требования стали существенно разниться у педагогов. Поэтому крайне необходимы стандарты дистанционного обучения, в том числе стандарты обучения по таким предметам школьной программы, как «Технология», «Физическая культура». В период тотального «дистанта» можно было наблюдать довольно забавную картину, когда ученики снимали на видео свои приседания, отжимания и посылали эти видеоролики с помощью мобильного приложения WhatsApp своему учителю физической культуры. Кто-то же из подобных учителей ограничивался только теоретическими уроками в программе ZOOM, где рассказывал как и сколько раз нужно сделать те или иные физические упражнения. Такой разнобой в подходах к образованию, несомненно, не мог не сказаться на его качестве. В связи с вышеизложенным стандарты дистанционного обучения жизненно необходимы для системы образования, поскольку без дистанционного обучения в будущем, как уже все понимают, обойтись будет
невозможно. Стандарты дистанционного обучения, бесспорно, должны базироваться на требованиях законодательного акта, посвященного данному обучению. Данные стандарты, думается, нет необходимости принимать отдельно. Представляется целесообразной их интеграция в имеющиеся федеральные государственные образовательные стандарты.

Подводя итог, следует отметить, что переход (пусть и вынужденный) на дистанционный формат обучения высветил ряд задач, от выполнения которых зависит успешное развитие системы дистанционного образования. К числу таких задач следует отнести: обеспечение информационной безопасности в цифровом образовательном пространстве, создание сильной нормативно-правовой базы, посвященной дистанционному образованию, повышение квалификации педагогов в области дистанционного образования, освоение в должном объеме всех особенностей работы с онлайн-приложениями для дистанционной работы с обучающимися, разработку для всех уровней системы образования стандартов дистанционного обучения, разработку стандартов контроля результатов данного обучения. Безусловно, выполнение указанных задач возможно при условии, что всем педагогическим сообществом, руководителями от образования, родителями будут грамотно определены принципы дистанционного образования, правильно понята суть такого образования и четко определены его цели, что найдет свое отражение в соответствующем законодательном акте. Все чаще сегодня можно услышать опасения касательно того, что дистанционное обучение полностью вытеснит очное, что наши дети будут учиться только «онлайн», а возможность обучения «офлайн» будет предо­ставлена только самым обеспеченным слоям населения. Кандидатом исторических наук Четвериковой О. Н. высказывается мысль о том, что «цифровая школа с дистантом вообще должны заменить систему образования как таковую»[15]. Будем надеяться, что такого не произойдет, что данные опасения не оправдаются, а дистанционное обучение всегда будет только составной частью образования. Без непосредственной коммуникации педагога и ученика, без взаимодействия обучающихся между собой невозможна социализация обучающегося, а значит, и его полноценная жизнь в обществе. Человек, как известно, существо биосоциальное, и без социальных коммуникаций его жизнь немыслима. Коммуникации только с помощью электронных устройств (электронные коммуникации) никогда, я думаю, не сформируют полноценную личность, ответственную за свою жизнь, жизнь своих близких, состояние общества и государства. Только в процессе живого общения, живого диалога возможно формирование ценностных установок и ориентиров личности, понимание значимости своей будущей профессии, формирование интереса к исследовательской деятельности, к обучению как таковому и т.д. Поэтому если говорить о перспективах дистанционного образования в Российской Федерации, то в перспективе недопустима полная замена очного образования дистанционным. Дистанционное обучение должно рассматриваться только как часть образования, как одна из образовательных технологий, но никак не единственно возможная, но при этом должным образом закрепленная в законодательстве и в образовательных стандартах. Только при условии должного нормативно-правового регулирования дистанционного образования можно говорить о перспективах его развития в Российской Федерации.





[1] Паспорт федерального проекта «Цифровая образовательная среда» по Национальному проекту «Образование» от 07.12.2018 г. [Электронный ресурс]. URL: https://edu54.ru/upload/files/ 2016/03.pdf (дата обращения: 03.02.2021).


[2] Андреев А. А. К вопросу об определении понятия «дистанционное обучение» // Дистанционное образование, № 4, 1997. — С. 16.


[3] Шаров В. С. Дистанционное обучение: форма, технология, средство // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена, № 94, 2009. — С. 240.


[4] См.: Морозов А. В., Терещенко А. Ю. Дистанционные образовательные технологии и их правовое регулирование // Образование и право, №3, 2020. — С. 262–267.


[5] См.: Морозов А. В. Здоровьесберегающие технологии в инклюзивном и дистанционном образовании при обучении лиц с ограниченными возможностями здоровья // Концепт. — Т. 8. — 2016. — С. 1–5.


[6] См.: Морозов А. В. Проблема информационной безопасности личности в условиях цифрового образовательного пространства // Уч. зап. ИУО РАО. — 2018. — № 4 (68). — С. 90–94.


[7] Морозов А. В. Указ. соч. — С. 93.


[8] Куров С. В. Право на общее образование и образовательная безопасность // Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 14 (№ 19), 2019. [Электронный ресурс]. URL:http://lexed.ru/ezhegodnik-rossiyskogo- obrazovatelnogo-zakonodatelstva /book/tom14 /pravo-na-obshchee-obrazovanie-i-obrazovatelnaya-bezopasnost/(дата обращения: 03.02.2021).


[9] Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ (ред. от 01.05.2019) «О защите
детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_108808/ (дата обращения: 03.02.2021).


[10] Распоряжение Правительства РФ от 2 декабря 2015 г. № 2471-р «Об утверждении Концепции информационной безопасности детей» [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71167034/(дата обращения: 03.02.2021).


[11] Карпухин Д. В., Остроушко А. В. Анализ правотворческой составляющей обеспечения защиты детей от вредоносного информационного воздействия: состояние и перспективы // Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 14 (№ 19), 2019. [Электронный ресурс]. URL: http://lexed.ru/ezhegodnik-rossiyskogo-obrazovatelnogo-zakonodatelstva/book/tom14/ analiz-pravotvorcheskoy-sostavlyayushchey-obespecheniya-zashchity-detey-ot-vredonosnogo-infor matsion/ (дата обращения: 03.02.2021).


[12] Федеральный закон от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140174/ (дата обращения: 03.02.2021).


[13] Приказ Минобрнауки России от 23.08.2017 г. № 816 [Электронный ресурс] URL: https://base.garant.ru/71770012/ (дата обращения: 03.02.2021).


[14] Приказ Минпросвещения России от 17.03.2020 г. № 104 [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/73679183/ (дата обращения: 03.02.2021).


[15] См: Четверикова О. Н.: «Дистант — это профанация образования» [Электронный ресурс]. URL:https://realnoevremya.ru/articles/193162-olga-chetverikova-o-minusah-distanta (дата обращения: 03.02.2021)



Возврат к списку