ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Проблемы правовой регламентации новых образовательных трендов

АВТОРЫ: Александров Андрей Юрьевич

2020 год существенно изменил все сферы общественных отношений, в том числе и высшего образования, в виде активизации известных дистанционных образовательных технологий или новых форм взаимодействия участников образовательных отношений, вынужденных отказаться от привычных, ввиду необходимости продолжения научно-образовательной деятельности в условиях распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19. Минимальные требования федеральных государственных образовательных стандартов к содержанию электронной информационно-образовательной среды (далее — ЭИОС) вуза, а также избыточность требований к реализации образовательных программ с применением дистанционных образовательных технологий привели к тому, что уровень обеспечения образовательного процесса в высшей школе в условиях удаленного режима оказался разным. Варианты взаимодействия между образовательными организациями, преподавателями и обучающимися, способы подачи и качество образовательного контента дифференцировались от крайне упрощенных форм до оригинальных, не имеющих аналогов в образовательной практике. Рамочный характер требований и пробелы действующего образовательного законодательства в сфере регулирования дистанционных образовательных технологий привели к созданию в вузах множества локальных актов. Подобная ситуация обнажила проблему обеспечения доступности и качества высшего образования, соответствующего современным требованиям, что представляется возможным в совокупности с актуальной нормативной правовой основой.

Обращаясь непосредственно к объекту настоящего исследования — общественным отношениям, повсеместно оформившимся в российском образовательном пространстве после перехода на удаленный формат работы образовательных организаций в марте 2020 года, обозначим основные аспекты правового регулирования элементов данных отношений в предшествующий период.

Наличие электронной информационной образовательной среды в вузе является неотъемлемым требованием федеральных государственных образовательных стандартов. Действующие государственные образовательные стандарты высшего образования в России (ФГОС ВО 3+ и ФГОС ВО 3++) устанавливают требования к состоянию ЭИОС вуза. ЭИОС включает электронные библиотечные системы, а также Интернет-портал, обеспечивающий фиксацию хода и результатов образовательного процесса, отражающий достижения обучающихся, синхронное и (или) асинхронное взаимодействие всех его участников. При этом стандарты различают понятия «электронная информационная образовательная среда» и «электронная библиотечная система». Наличие последней — усмотрение образовательной организации. Обеспечение электронными библиотечными ресурсами содержания образовательных программ допускается не в полном объеме, а как восполнение отсутствующих изданий на бумажных носителях. Реализация образовательных программ возможна дистанционно или с элементами дистанционных образовательных технологий, за исключением образовательных программ, затрагивающих объекты государственной тайны. Требования к обязательным цифровым компонентам организации научно-образовательного процесса выражались достаточно императивно, обеспечив тем самым единый формат предоставления юридически значимых сведений об образовательной организации. Так, сайт образовательной организации должен содержать сведения обо всех сферах деятельности вуза от приёма на обучение до выпуска: сведения о правилах приёма и количестве мест, стоимость обучения и систему скидок, образовательные программы и их компоненты, научно-исследовательская деятельность, контингент обучающихся, административно-управленческий персонал с обозначением функций и контактов, профессорско-преподавательский состав с наличием значимых для абитуриентов, обучающихся и контрольно-надзорных органов характеристик. Государственный контроль за содержанием и качеством образовательных программ и деятельностью образовательной организации также реализуется в том числе посредством цифровых технологий. Это и автоматизированная проверка полноты и своевременности пополнения компонентов ЭИОС вуза, контингента абитуриентов и обучающихся, ведение электронного реестра документов о высшем дополнительном профессиональном образовании установленного образца, выданных вузами, — Федерального реестра сведений документов об образовании и (или) о квалификации, документах об обучении.

Таким образом, ЭИОС вуза по критериям федеральных государственных образовательных стандартов должна обеспечивать доступ к учебным планам, рабочим программам дисциплин (модулей), практик и к изданиям электронных библиотечных систем и электронным образовательным ресурсам, указанным в рабочих программах; фиксацию хода образовательного процесса, результатов промежуточной аттестации и результатов освоения образовательной программы; проведение всех видов занятий, процедур оценки результатов обучения, реализация которых предусмотрена с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий; формирование электронного портфолио обучающегося, в том числе сохранение работ обучающегося, рецензий и оценок на эти работы со стороны любых участников образовательного процесса; взаимодействие между участниками образовательного процесса, в том числе синхронное и/или асинхронное взаимодействия посредством сети «Интернет». И в таком виде признавалась достаточной.

Её наличие и полнота в большинстве российских вузов для всех участников образовательных отношений при реализации образовательных программ в традиционном формате не имели большого значения ввиду возможности получения значимой информации из других информационных источников. Однако ЭИОС в значительной степени упростила контрольно-надзорную деятельность, увеличила полноту и охват точек контроля, сделала единообразными и однозначными требования ко многим видам деятельности вуза[1].

Большая часть российских вузов чаще всего рассматривая наличие более наполненной ЭИОС как конкурентное преимущество и трансформацию управления в едином русле с цифровизацией экономики и взаимодействия государства и общества, наряду с перечисленными в стандартах элементами имеет несколько необходимых в современном образовательном процессе сервисов.

В большинстве своем обучающиеся в допандемийный период не рассматривали процесс цифровизации образования как насущную необходимость в процессе, а чаще как одно из требований образовательной организации или преподавателя того или иного курса. Иллюстративными в этой связи видятся результаты социологического исследования, проведенного в 2019 году на базе Московского государственного юридического института имени О. Ю. Кутафина. Опрос охватил 155 респондентов: 32 преподавателя и 123 студента магистерских программ "Правовое сопровождение бизнеса (бизнес-юрист)" и "Юрист в сфере корпоративного права" кафедры предпринимательского и корпоративного права. Так, на вопрос «Что такое цифровизация образования?» ответы распределились следующим образом: 50,96% опрошенных (79 человек) под цифровизацией образования понимают внедрение в образовательный процесс технических новшеств (компьютеризация лекционных залов и аудиторий, покрытие беспроводной сетью учебных и административных помещений вуза и пр.); 53,54% (83 человека) надеются на изменение в содержании и организации образовательных курсов (видеолекции, вебинары и пр.); 10,32% (16 человек) указали иные варианты (ликвидация прямого взаимодействия «учитель — ученик», возможность передачи только формально-определенных знаний, без проблемного обучения, политика государства, тотальный контроль и др.)»[2]. Очевидно, что в большинстве своем обучающиеся не могли на период начала пандемии четко сформулировать потребительский запрос на характеристику образовательной услуги в цифровом формате, обеспечивающем качество учебного процесса и удовлетворение потребительских ожиданий от него, не имея достаточного опыта в обращении с дистанционными образовательными технологиями. Вместе с тем качественные характеристики преимуществ исполь­зования в современном вузе дистанционных образовательных технологий и электронного обучения по достоинству оценивались обучающимися и профессорско-преподавательским составом и в прошлом. Обращаясь к материалам названного социологического опроса, приведем следующие весьма информативные его результаты.

«Так, рейтинг достоинств обучения в онлайн-формате выглядит следующим образом:

- доступность (возможность послушать спикеров из любой точки планеты) — 73,54% (114 человек);

- удобство (возможность смотреть трансляции любое количество раз и в любое время) — 70,32% (109 человек);

- скорость (онлайн-курсы, как правило, краткосрочные) — 31,61% (49 человек);

- актуальность (тесная связь с реальной работой, мгновенная обратная связь) — 25,16% (39 человек)»[3].

Наконец, выявленные респондентами недостатки дистанционного обучения нашли свое подтверждение и в процессе массовой удаленной организации учебно-образовательного процесса вузами в масштабах всей страны в марте-декабре 2020 года. Как отмечает И. В. Ершова, к основным минусам онлайн-обучения респонденты отнесли: отсутствие личного контакта с преподавателем и аудиторией — 59,35% (92 человека) и необходимость жесткой самодисциплины — 47,74% (74 человека)[4].

В числе оправданных опасений студентов и преподавателей 2019 года мы обнаруживаем те же недостатки и пожелания, которые с учетом условий режима профилактики распространения новой коронавирусной инфекции, в 2020 году масштабировались до размера всей страны, охватив образовательное сообщество всех уровней российского образования.

На основании исследования Г. Н. Селянской (2015)[5], обобщенного опыта Чувашского госуниверситета, других вузов Приволжского федерального округа[6], ведущих и региональных вузов Российской Федерации в числе наиболее распространенных дополнительных компонентов ЭИОС можно выделить: анимации на базе технологии Flash, разработка мобильных приложений и медиасервисов; образовательный инжиниринг; управление знаниями (Knowledge Management) и мобильная версия LMS (Learning Management System); интеллектуальные системы поддержки решений (Intelligent DSS); системы бизнес-интеллекта (BI — Business Intelligence); менеджмент, ориентированный на потребителя (CRM-системы — Customer Relationship Management); управление архитектурой вуза (EAMU — Enterprise Architecture Management University)».

Получили развитие новые образовательные форматы: on-line курсы, индивидуальные образовательные траектории, двойные дипломы, которые невозможны без интенсивной диджитализации образовательных отношений.

Вместе с тем правового регулирования, за исключением фрагментарного закрепления в нормативных правовых актах или направления в стратегиях развития системы российского образования, эти цифровые образовательные и управленческие продукты, платформенные решения не получали.

Необходимость в правовом регулировании цифровых форм реализации образовательных отношений стала очевидна с началом удаленной работы образовательных организаций высшего образования на основании приказа Минобрнауки России № 397 от 14.03.2020 г., рекомендовавшего вузам организовать освоение образовательных программ посредством дистанционных образовательных технологий и электронного обучения[7]. Оперативно внесены рекомендации Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации по применению гибких форм занятости в условиях предупреждения распространения новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации[8]. Применение электронного обучения и дистанционных образовательных технологий не снижает норму часов педагогической работы и не может являться основанием для уменьшения размера заработной платы, включая компенсационные и стимулирующие выплаты, в том числе при переводе педагогических работников на режим удаленной (дистанционной) работы[9].

Сравнительно быстро на новый формат работы перешли образовательные организации, имевшие полноценный задел цифровых образовательных продуктов, в том числе полностью обеспеченные электронной литературой электронные библиотечные системы; практикующие реализацию образовательных программ с применением дистанционных образовательных технологий; использующие бездокументарные формы отчетности и синхронные формы взаимодействия между преподавателем и студентом. Так, развитая цифровая инфраструктура Опорного Тольяттинского государственного университета позволила обеспечить нормальный учебный процесс за один день, в том числе обучающимся очной формы обучения, благодаря высокотехнологичной, наполненной современным образовательным контентом, наделенной простыми угадываемыми сервисами платформе «Росдистант». Сразу же перешли к дистанционному формату обучения 16 марта 2020 г. Уральский федеральный университет, Тюменский госуниверситет, Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта, Петрозаводский университет, Южный федеральный университет и другие[10].

Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова определил в качестве стратегической задачи создание университетской экосистемы, приоритетными направлениями которой стало взаимодействие науки и образования с инновационными сферами экономики региона и страны, развитие талантов и поддержка инициатив обучающихся и сотрудников как основного средства их перманентной социализации, содействие в трудоустройстве студентов, сопровождение выпускников в профессиональной жизни. В условиях цифровизации всех сфер общественной жизни определена и ближайшая цель –развитие цифровой инфраструктуры, удобной и востребованной всеми участниками образовательных отношений. Поэтому переход к дистанционному формату обучения прошел безболезненно без нарушения календарных учебных графиков реализации образовательных программ. По данным команды «Юрайт. Статистика», студенты Чувашского государственного университета изучили 4686 онлайн-курсов по различным дисциплинам, реализуемым в рамках образовательных программ высшего образования. Из 109 вузов, входящих в Приволжский федеральный округ, ЧГУ занял 6-е место и находится на 25-й строчке в федеральном рейтинге[11].

Вместе с тем были и образовательные организации, имеющие государственную аккредитацию, успешно прошедшие государственный лицензионный контроль и контроль качества образования, испытавшие значительные трудности при переходе на удаленный режим работы, обучающиеся, профессорско-преподавательский состав и административно-управленческий персонал оказались не готовы работать и обучаться в новых условиях, что сказалось на качестве образовательных услуг.

Ведущие в сфере цифрового образовательного пространства исследователи Высшей школы экономики определили несколько основных задач:

- создание data-центров, новых каналов связи и устройств для использования цифровых учебно-методических материалов;

- внедрение цифровых программ в образовательный процесс;

- развитие online-обучения;

- поэтапный отказ от бумажных носителей информации;

- разработка новых систем управления обучением, в том числе по администрированию и контролю учебных курсов;

- создание новых моделей учебного заведения;

- развитие системы универсальной идентификации обучающихся;

- повышение навыков преподавателей в сфере цифровых технологий[12].

Некоторые из задач получили свое окончательное разрешение или в большей степени решены в 2020 году. Так, очевидна необходимость соответствия online-курсов содержанию учебной дисциплины при постановке задачи использования такого продукта в обучении студента и формирования у него полноценных компетенций, а не общего представления о предмете изучения или наиболее интересных, популярных его аспектах. Избыточен в цифровом образовательном пространстве бумажный документооборот, бумажные формы отчетности. Требуется трансформация привычной системы управления образовательной организацией, иная организация труда, в том числе обеспечение учебной и трудовой дисциплины. Достаточно остро стоит вопрос об идентификации обучающегося в период осуществления текущего контроля, промежуточной и итоговой аттестаций. Необходимо изменение контрольно-надзорных мероприятий от контроля исключительно формы отражения параметров государственных стандартов в пользу измерения степени сформированности компетенций как основной цели полноценного образовательного процесса.

Актуализация образовательного законодательства в связи с изменившимися условиями уже коснулась ключевых аспектов цифрового образовательного пространства.

Так, внесены изменения в ФЗ № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», которые обозначили границы и возможности дистанционных образовательных технологий и электронного обучения. Внесены изменения в Приказ Минобрнауки России от 29.06.2015 № 636 (ред. от 27.03.2020) «Об утверждении Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам высшего образования — программам бакалавриата, программам специалитета и программам магистратуры», детализировавший проведение государственной итоговой аттестации с использованием дистанционных образовательных технологий, обусловив возможность ее проведения при условии обеспечения идентификации личности обучающегося в соответствии с локальными актами образовательной организации.

В соответствии с Правилами приема на 2020 год приёмная кампания прошла полностью в дистанционном формате. 54 российских вуза осуществляли прием через Официальный интернет-портал государственных услуг. Приказ Министерства науки и высшего образования РФ от 21 августа 2020 г. № 1076 «Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования — программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры»[13] еще больше расширил возможности цифровой среды в ходе реализации приёмной кампании, а утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.2020 № 2427 «О функционировании суперсервиса «Поступление в вуз онлайн»[14] определили порядок приема в 2021 году государственными образовательными организациями высшего образования поступающих на бюджетные места и места в рамках целевого приема через сервис Госуслуг обязательным.

18 ноября 2020 г. Минобрнауки России были утверждены Методические рекомендации по обеспечению минимального уровня цифровой готовности образовательных организаций высшего образования. Ставится задача по обеспечению минимального уровня цифровой готовности и модернизации информационно-телекоммуникационной инфраструктуры образовательных организаций высшего образования, сформулированы требования технического задания при проектировании и разработке проектной, рабочей, исполнительной документации при создании и модернизации информационно-телеком­муникационной структуры объектов вузов, необходимой для повышения уровня их цифровизации, и даются рекомендации к локальным вычислительным сетям, структурированным кабельным системам объектов образовательной организации при подключении и использовании систем сопровождения административно-управленческих функций и работ (электронный бухгалтерский учет, облачная бухгалтерия, электронный документооборот и т.д.), обеспечения мер комплексной безопасности (система видеонаблюдения, система контроля доступа), цифровых сервисов, контента для образовательной деятельности, платформенных решений и других информационных сервисов и ресурсов.
Дано определение цифровой готовности образовательной организации высшего образования. Это наличие функционирующей аппаратной инфраструктуры, системного и прикладного программного обеспечения, а также соблюдение требований к информационной безопасности, которые обеспечивают условия для реализации образовательных программ высшего образования, основных программ профессионального обучения, дополнительных профессиональных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий[15].

Значимым является приказ Минобрнауки России, определивший содержание, критерии оценки, учет онлайн-курсов, которые могут быть использованы образовательными организациями, реализующими аккредитованные образовательные программы в учебном процессе[16].

На наш взгляд, проведенные государственные мероприятия по легализации образовательных трендов 2020 года существенно упорядочили сложившиеся в последние полгода цифровые образовательные отношения, определили вектор их развития в ближайшее время, что позволит обеспечить равные возможности обучающихся вузов в получении высшего образования на территории всей Российской Федерации. Вместе с тем видится необходимым нормативно определить:

- электронный документооборот и отказ от бумажных форм отчетности в образовательном процессе с возможностью распечатать документы и отчетность по требованию;

- детализацию сопутствующих сервисов для обучающихся в ЭИОС вуза в федеральных государственных образовательных стандартах высшего образования, включив возможности получения документов посредством заказа через личный кабинет обучающегося;

- включение в образовательные стандарты обязательных требований о созданию с детализацией наполнения личных кабинетов профессорско-преподавательского состава, работодателей;

- детализацию в государственных образовательных стандартах требований к программам повышения квалификации профессорско-преподавательского состава в сфере информационно-коммуникационных технологий;

- введение в трудовое законодательство норм, регулирующих труд научно-педагогических и педагогических работников, занятых в образовательном процессе с применением дистанционных образовательных технологий и электронного обучения;

- включение в требования к материально-техническому обеспечению образовательной организации, использующей цифровые образовательные технологии, программ по идентификации обучающихся в ходе учебных занятий, текущей, промежуточной и государственной итоговой аттестации.

Определение правовых параметров цифровизации образовательных отношений обеспечит повышение качества высшего образования, степень удовлетворенности образовательной услугой обучающихся, будет способствовать укреплению позиций российской высшей школы в мировом образовательном пространстве.





[1] Aleksandrov, A. Yu., Ivanova, O. A., Vereshchak, S. B., Getskina, I. B. SMART University in Digital Learning Space SMART-университет в цифровом образовательном пространстве (статья) // Proceedings of the 34th International Business Information Management Association Conference, IBIMA, 2019.


[2] Ершова И. В. Цифровизация образования: pro et contra // Предпринимательское право. 2019. № 3. С. 7.


[3] Там же. С. 8.


[4] Ершова И. В. Цифровизация образования: pro et contra // Предпринимательское право. 2019. № 3. С. 9.


[5] Селянская Г.Н. SMART-университет — ответ на вызовы новой промышленной революции // Креативная экономика. 2015. № 9(9). С. 1151–1164. 1157 doi: 10.18334/ce.9.9.1928.


[6] Криштал М. Нам удалось предугадать тренды // Стандарты и качество. 2020.
№ 1 (991). С. 88–94.


[7] Об организации образовательной деятельности в организациях, реализующих образовательные программы высшего образования и соответствующие дополнительные профессиональные программы, в условиях предупреждения распространения новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации: Приказ Министерства науки и высшего образования РФ от 14 марта 2020 г. № 397 / https://old.minobrnauki.gov.ru/ru/documents/docs/index.php (дата обращения: 10.01.2021)


[8] Письмо Министерства труда и социальной защиты РФ от 23.04.2020 № 14-2/10/П-3710 О направлении Рекомендаций по применению гибких форм занятости в условиях предупреждения распространения новой коронавирусной инфекции на территории РФ // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_351512/ (дата обращения: 10.01.2021)


[9] Сергеев Ю. Д., Калецкий Е. Г., Павлова Ю. В. Правовые основы реализации дистанционных образовательных технологий в условиях распространения новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации // Медицинское право. 2020. № 4.


[10] Держать дистанцию: Тольяттинский госуниверситет первым из российских вузов перевел студентов на дистанционное обучение // Тольяттинский университет. 2020. 18 марта. № 9 (801).


[11] Ректор А. Ю. Александров: «Чувашский госуниверситет полностью готов к проведению приемной кампании в новом формате» / https://old.chuvsu.ru/index.php?option=com_k2&view =item&id=13302:ректор-аю-александров-чувашский-госуниверситет-полностью-готов-к-проведению-приемной-кампании-в-новом-формате&Itemid=580 (дата обращения: 10.01.2021).


[12] Семь задач цифровизации российского образования// https://trends.rbc.ru/trends/education/5d9ccba49a7947d5591e93ee (дата обращения: 10.01.2021)


[13] Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования — программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры: Приказ Министерства науки и высшего образования РФ от 21 августа 2020 г. № 1076 // Рос. Газ. 2020. 15 сент.


[14] О функционировании суперсервиса «Поступление в вуз онлайн»: Постановление Правительства Российской Федерации от 31.12.2020 № 2427 / http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202101060010


[15] Методические рекомендации по обеспечению минимального уровня цифровой готовности образовательных организаций высшего образования: утв. Минобрнауки России 18.11.2020 / http://fgosvo.ru/uploadfiles/metod/Method_digit_minimum_18112020.pdf


[16] Об утверждении Порядка применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ: Приказ Минобрнауки России от 23.08.2017 № 816 / http://www.consultant.ru/law/hotdocs/50949.html/



Возврат к списку