ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Механизмы саморегулирования в сфере общего образования: проблемы и решения

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 14 (№ 19), 2019

АВТОРЫ: Волкова Н. С., Еремина О. Ю.

АННОТАЦИЯ

Настоящая статья посвящена исследованию вопросов саморегулирования в сфере образования в целом и общего образования в частности. Исследуя установленные законодательные основы саморегулирования в сфере общего образования, авторы анализируют сложившуюся практику функционирования институтов, традиционно относимых к самоуправлению в образовании, и возможности влияния общественности и профессионального сообщества на содержание общего образования, выявляют проблемы и предлагают варианты их решения.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Общее образование; саморегулирование; самоуправление в образовании; управляющий совет общеобразовательной организации; образовательная программа.

 

Волкова Наталья Сергеевна, кандидат юридических наук, заместитель заведующего отделом социального законодательства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации (г. Москва)

Тел.: +7 (499) 724-12-19, e-mail: volkova@izak.ru


Еремина Ольга Юрьевна, научный сотрудник отдела социального законодательства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации (г. Москва)

Тел.: +7 (499) 724-20-57, e-mail: social5@izak.ru


Volkova N. S., Yeryomina O. Yu. Self-regulation mechanisms in the field of general education: problems and solutions

 

Natalia S. Volkova, PhD in Law, Deputy Head of the Department of Social Legislation of the Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation (Moscow, Russia)

Tel.: +7 (499) 724-12-19, e-mail: volkova@izak.ru

 

Olga Y. Yeryomina, Senior Researcher of the Department of Social Legislation of the Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation (Moscow, Russia)

Tel.: +7 (499) 724-20-57, e-mail: social5@izak.ru

 

Abstract. The article is devoted to the study of self-regulation in the field of education as a whole and general education in particular. Studying the established legislative framework for the self-regulation in the field of general education, the authors analyze the prevailing practice of functioning of institutions traditionally referred to as self-government in education, as well as the possibilities of influence of the public and the professional community on the content of general education; the authors identify issues and suggest solutions.

 

Keywords: general education; self-regulation; self-government in education; governing council of a general educational organization; educational program.


Современные требования к сфере общего образования, создание современной цифровой образовательной среды, воспитание гармонично развитой и социально ответственной личности на основе духовно-нравственных ценностей, исторических и национально-культурных традиций обусловливают потребность в более активном участии всех участников образовательных отношений в реализации образовательной политики.

Несмотря на то что сфера образования исторически тяготеет к административно-правовым способам воздействия на общественные отношения, в последнее время отчетливо проявляется тенденция все большего заимствования частноправовых инструментов регулирования и распространения саморегуляционных механизмов. Особенно ярко это демонстрирует сфера профессионального образования, где происходит внедрение института профессионально-общественной аккредитации программ, а соответствующие образовательные программы разрабатываются с учетом профессиональных стандартов. В то же время сектор общего образования в меньшей степени испытывает на себе влияние иных регуляторов, в том числе саморегуляционных инструментов.
Поэтому представляется важным исследование возможностей и границ их воздействия на образовательную среду. При этом саморегулирование в образовании, на наш взгляд, проявляется в двух ипостасях: участие общественности в управлении образовательной организацией и непосредственное воздействие профессионального сообщества, родительской общественности и ученичества на содержание образования.

Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[1] (далее — Закон об образовании), определяя основные принципы государственной политики и правового регулирования отношений в сфере образования, закрепляет демократический характер управления образованием (ст. 3). Опосредование данного принципа осуществлено нормами ст. 26 данного закона, предусматривающими создание как коллегиальных органов управления образовательной организации, в том числе с представительством педагогической, родительской и ученической общественности, так и иных органов, призванных отражать мнение обучающихся, родителей и педагогов при принятии управленческих решений.

Учитывая отнесение общих вопросов образования к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72 Конституции РФ[2]), отдельные субъекты Российской Федерации осуществляют конкретизацию механизмов государственно-общественного управления образованием. Так, например, в Республике Бурятия действует Закон от 4 июля 2014 г. № 565-V «Об обеспечении государственно-общественного характера управления образованием в Республике Бурятия»[3]. Данный закон предусматривает формирование государственно-общественных органов на разных уровнях в целях создания эффективного механизма взаимодействия власти и общественности в сфере управления образованием. Впрочем, этот закон создает лишь организационные основы формирования системы государственно-общественного взаимодействия.

Кроме того, в Бурятии утверждена Концепция развития государственно-общественного управления образованием в Республике Бурятия на период 2014–2020 гг.[4]. Данная Концепция, являясь документом стратегического характера, формулирует исходные, базовые начала и целевые установки формирования условий для эффективного взаимодействия субъектов государственных, образовательных и общественных структур, обеспечивающих соблюдение интересов человека, общества и государства в сфере образования. В число задач Концепции включены: разработка рекомендательных документов, способствующих созданию и функционированию органов государственно-обще­ст­венного управления образованием; вовлечение общественности в реализацию образовательной политики; повышение информационной открытости образовательных организаций и др.

Ключевые аспекты саморегулирования все же заложены на федеральном уровне. Законом об образовании в образовательную среду введены отдельные инструменты саморегулирования. К ним могут быть отнесены: общественная аккредитация образовательных организаций и профессионально-общественная аккредитация образовательных программ. Общественная аккредитация, согласно Закону, осуществляется российскими, иностранными и междуна­родными организациями и подразумевает признание ими деятельности образовательной организации соответствующей установленным критериям. Общественная аккредитация в целом не влияет на финансово-экономическое положение образовательной организации. Для сферы общего образования это скорее имиджевый показатель, хотя за рубежом такого рода аккредитация является мощным инструментом, влияющим на положение того или иного учебного заведения в образовательном рейтинге. Между тем в современных условиях развития российского общего образования и сложившейся системы регулирования образовательных отношений общественная аккредитация вряд ли может составить конкуренцию государственной.

Иное значение имеет профессионально-общественная аккредитация образовательных программ в профессиональном образовании. Профессионально-общественная аккредитация представляет собой признание таких программ отвечающими требованиям профессиональных стандартов, требованиям рынка труда к специалистам, рабочим и служащим соответствующего профиля (ст. 96 Закона об образовании), является значимым инструментом саморегулирования в сфере профессионального образования. Основные параметры такой аккредитации задаются специальным органом — Национальным советом при Президенте Российской Федерации по профессиональным квалификациям[5], которым утверждены организационно-методические документы, касающиеся механизма организации и проведения профессионально-общественной аккредитации[6]. Такая аккредитация опосредует влияние профессионального сообщества на содержание профессионального образования, способствуя его адаптации к потребностям рынка труда и повышению востребованности выпускников образовательных заведений высшего и среднего профессионального образования. 

Одним из важнейших «каналов» реализации принципа демократического управления образованием является функционирование в образовательной организации органов, создаваемых на основах общественно-профессионального представительства. Согласно ст. 26 Закона об образовании в образовательной организации формируются коллегиальные органы управления: обязательные (общее собрание работников, педагогический совет) и предусмотренные уставом (попечительский, управляющий, наблюдательный советы и др.). Создание последних зависит от наличия соответствующих норм в уставе. Им должны быть определены: структура, порядок формирования, срок полномочий и компетенция соответствующих органов; порядок принятия решений. Как правило, регламент деятельности такого органа закрепляется в соответствующем локальном акте — положении о том или ином совете. Процедурные вопросы деятельности отражаются в регламенте совета.

Кроме того, Закон об образовании предусматривает функционирование в образовательной организации ряда органов, создаваемых со специальной целью — учет мнения соответствующих групп субъектов образовательных отношений при принятии управленческих решений, затрагивающих их интересы (советы обучающихся, советы родителей, представительные органы работников и т. д.). Закон об образовании воздерживается от указания на обязательность их формирования в образовательной организации и обособляет их от коллегиальных органов управления (ч. 4 ст. 26). Однако такое обособление не должно трактоваться как исключение советов обучающихся и советов родителей из числа коллегиальных органов управления. Это обусловлено необходимостью применения системного подхода в толковании положений Закона об образовании — ряд иных статей Закона (ст.ст. 30, 36, 38 и др.) связывают принятие управленческих решений и локальных актов с обязательным учетом мнения данных органов. Это означает, что отсутствие согласования локального акта с указанными органами делает такой акт нелегитимным. Таким образом, несмотря на то что данные органы напрямую не принимают управленческих решений, они являются важным звеном управления образовательной организации.

В целях унификации вопросов развития государственно-общественного управления Минобрнауки России были разработаны Методические рекомендации по развитию государственно-общественного управления образованием в субъектах Российской Федерации для специалистов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих государственное управление в сфере образования, и органов местного самоуправления, осуществляющих управление в сфере образования[7]. В этом документе даны ориентиры правоприменителю в части определения статуса органов управления образовательной организации, а также управляющего совета, совета обучающихся, совета родителей и др.

Изучению особенностей статуса названных органов, их роли в реализации механизма общественно-государственного управления образованием и перспектив дальнейшего развития посвящено немало работ[8]. Между тем нам представляется интересным исследовать предусмотренные законодательством возможности воздействия таких общественных институциональных элементов на содержание образования.

Нормы ст. 12 Закона об образовании устанавливают, что образовательные программы самостоятельно разрабатываются и утверждаются организацией, осуществляющей образовательную деятельность. Это положение справедливо и в отношении основных общеобразовательных программ. Согласно этому же Закону аккредитованные образовательные организации разрабатывают образовательные программы в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и с учетом соответствующих примерных основных образовательных программ.

Примерные основные образовательные программы, которые берутся за основу в большинстве общеобразовательных организаций, содержат положения об участии органа государственно-общественного управления в разработке основной образовательной программы. Так, в примерной основной образовательной программе начального общего образования, одобренной решением Федерального учебно-методического объединения по общему образованию (протокол от 08.04.2015 № 1/15), в разделе «Общие положения» говорится о том, что разработка основной образовательной программы начального общего образования осуществляется самостоятельно с привлечением органов самоуправления, обеспечивающих государственно-общественный характер управления образовательной организацией. В данном документе не уточняется форма участия таких органов в деятельности по разработке основной образовательной программы, однако отмечается, что такое участие является неотъемлемым этапом процесса формирования основной образовательной программы в общеобразовательной организации. Это касается в первую очередь педагогического совета — обязательного элемента в структуре образовательной организации, к полномочиям которого относится как определение основных направлений развития такой организации, так и нормативное регулирование основных видов ее деятельности. Пределы влияния педагогического совета на принятие управленческих решений по указанным вопросам определяются уставом образовательной организации и ее локальными актами.

Применительно к степени вовлеченности управляющего совета, совета родителей и совета обучающихся в формирование образовательных программ анализ законодательства показывает следующее.

Деятельность управляющего совета сконцентрирована преимущественно в организационном и экономико-организационном поле. Как правило, его полномочия заключаются в финансово-экономическом содействии деятельности образовательной организации в целях обеспечения прозрачности ее финансово-хозяйственной деятельности, привлечения внебюджетных источников. Вместе с тем отдельные полномочия управляющего совета могут включать содержательные аспекты деятельности образовательной организации и непосредственным образом влиять на содержание образования такой организации.

В частности, вышеупомянутые Методические рекомендации предусматривают полномочия управляющего совета: 1) по утверждению стратегических целей, направлений и приоритетов развития образовательной организации, программы развития образовательной организации (по согласованию с учредителем), включая стратегию развития образовательных программ и технологий; 2) согласованию образовательных программ и технологий по представлению педагогического совета. Последнее означает, что управляющий совет может быть активно включен в процессы определения содержания образования соответствующей образовательной организации — таким образом, закладываются предпосылки для конструирования новой образовательной среды, нового образовательного пространства, отражающего консенсус государства и общества в понимании социокультурных, духовно-нравственных ценностей, принятых в обществе норм и правил поведения.

Между тем следует обратить внимание на разницу в терминологии «утверждает» и «согласовывает». В том случае, когда речь идет об образовательных программах и образовательных технологиях, используется термин «согласовывает» — это свидетельствует о том, что управляющий совет здесь не является окончательным субъектом управленческого решения, он включен в процессы согласования и играет скорее роль консультативно-совещательного органа.

Представляется, что это отчасти обусловлено составом управляющего совета, который, как правило, включает в себя в разных пропорциях представителей родительской общественности, представителей педагогического сообщества образовательной организации, представителей обучающихся, а также некоторое количество кооптированных членов. Подобные пропорции не всегда позволяют обеспечить профессиональное представительство в управляющем совете, обладающее достаточной компетентностью для принятия решения о содержании образования, определяемом образовательными программами. Поэтому опосредованное участие членов управляющего совета в принятии образовательных программ путем их согласования представляется целесообразным.

Таким образом, первостепенной задачей управляющего совета является определение общестратегического формата деятельности организации. Это в известной мере рычаг воздействия общественных структур и общественного сознания на систему образования, поскольку такие программы определяют целевые установки развития той или иной образовательной организации, формируя архитектуру образования в организации при непосредственном участии представителей родительской и педагогической общественности, обучающихся.

Что же касается непосредственного участия в генерировании основных образовательных программ, то, по нашему мнению, сформировавшийся формат участия (степень участия) управляющих советов в согласовании (а не утверждении) уже разработанной основной образовательной программы в достаточной мере позволяет общественным структурам быть задействованными в процессе определения содержания образования, то есть быть вовлеченными в формирование образовательного пространства. Такой формат исключает излишнее воздействие данного органа при принятии образовательных программ, а значит, не допускает возможности стагнировать процесс оформления содержания образования.

Значимым инструментом механизма саморегулирования в сфере общего образования являются советы обучающихся и советы родителей. Федеральный законодатель оставил право установления основных элементов правового статуса этих советов за рамками законодательства федерального уровня[9] и определяет только вопросы, по которым мнение таких советов является обязательным, и это преимущественно вопросы организационно-управленческого характера.

На уровне субъектов Российской Федерации формы участия советов могут быть расширены. Например, Законом г. Москвы от 20 июня 2001 г. № 25 «О развитии образования в городе Москве»[10] в качестве принципа политики в области образования закреплено право родительских и ученических советов на участие в разработке и реализации политики г. Москвы в области образования совместно с органами исполнительной власти г. Москвы и органами местного самоуправления городских округов (ст. 3). Вместе с тем правореализационный механизм установленного права не разработан. Более того, сложно говорить о действенности данного права, так как самостоятельно такие советы участвовать в разработке политики г. Москвы без разрешения (приглашения) органов исполнительной власти г. Москвы или органов местного самоуправления не могут. Следовательно, де-юре указанное полномочие у советов есть, де-факто — отсутствует механизм его реализации. Поэтому можно утверждать, что непосредственное влияние ученической и родительской общественности на содержание образования в настоящее время минимизировано.

В то же время следует обратить внимание на сложившиеся особенности формирования и функционирования советов обучающихся и советов родителей. Например, существует практика создания единого коллегиального органа, объединяющего педагогическую, родительскую и ученическую общественность. При этом функции такого органа не идентичны функциям управляющего совета[11].

Своеобразная модель саморегулирования сложилась в образовательных организациях Карачаево-Черкесской Республики. В отдельных муниципалитетах в целях учета мнения учащихся и родителей (законных представителей) по вопросам управления образовательной организацией и при принятии соответствующих локальных нормативных актов создается совет родителей. При этом совет родителей является представительным органом учащихся и может представлять интересы учащихся в других органах самоуправления. Как видим, налицо слияние двух самостоятельных структур самоуправления в образовательной организации. Одновременно в уставе определяются правовые последствия решений, принятых таким советом: по общему правилу все его решения являются рекомендательными для участников образовательного процесса. Обязательными являются только те, в целях реализации которых издается приказ по образовательной организации[12].

На наш взгляд, придание общеобязательности решениям совета родителей только через приказ образовательной организации нивелирует заложенный федеральным законодателем демократический контент в управлении образованием. Как справедливо отмечается в литературе, правовой статус общественных организаций, к которым относятся и совет обучающихся, и совет родителей, должен определяться этими органами самостоятельно[13]. Задуманные законодателем как элемент самоуправленческой деятельности, включенности общественного фактора в сферу образования названные советы не могут быть полностью подчинены регламентным процедурам, устанавливаемым законодательством, и должны обладать известной автономией в определении собственного статуса.

Анализ нормативно-правовой базы по вопросам создания и функционирования перечисленных институциональных элементов образовательной среды, а также анализ практики их деятельности показывает наличие существенного массива практических проблем.

В первую очередь обращает на себя внимание то, что деятельность их зачастую носит формальный характер и не оказывает какого-либо влияющего воздействия на управленческие решения. Это обусловлено, на наш взгляд, несколькими причинами.

Во-первых, отсутствует доступная информация о предназначении таких советов, их компетенции и управленческих (самоуправленческих) характеристиках. Такой информационный вакуум влияет на правосознание участников образовательных правоотношений в негативном ключе.

Во-вторых, в обществе, в том числе в среде родительской общественности, не сложилось полноценного понимания механизмов влияния общественных институтов на процессы администрирования образовательной органи­зации; большинством отвергается мысль о возможности воздействовать на содержание решений образовательной организации.

В-третьих, зачастую присутствуют авторитарный стиль руководства школой, низкий уровень управленческой культуры, отвергающий какое-либо вмешательство в административные решения со стороны педагогического персонала и родительской общественности. В конечном итоге наблюдается определенная формализация деятельности упомянутых советов, не позволяющая говорить о подлинной включенности общественных элементов в управление образованием.

Как нам представляется, преодоление подобных негативных явлений может быть обеспечено несколькими способами, в числе которых:

1) устранение информационного вакуума о способах участия общественности в управлении образованием: должна последовательно проводиться информационно-разъяснительная работа по данному вопросу (с использованием информационных технологий, стендов, родительских собраний, встреч с родителями и педагогами и т. п.);

2) повышение управленческих компетенций членов институций образовательной организации (управляющих советов, родительских комитетов, родительских советов, советов обучающихся и др.). Это могут быть, к примеру, краткосрочные курсы, организованные на базе органов управления образова­нием;

3) разработка методической базы и обеспечение ее доступности для широкого круга лиц. Такая база ориентировала бы лиц, участвующих в деятельности упомянутых советов, в массиве нормативных актов и рекомендательных документов, касающихся функционирования образовательной организации. Создание специального портала в сети «Интернет», где размещались бы необходимые материалы и отражался опыт деятельности советов, также могло бы способствовать повышению уровня информированности участников образовательных отношений.

Резюмируя сказанное, отметим, что отход от монопольного управления образованием со стороны государства, установление равноправия государства и общества в разработке и реализации образовательной политики — это наиболее значимые способы развития современной российской системы образования. При этом применение новых методов управления должно быть последовательным и разумным. Однако определенные рычаги воздействия на управленческие процессы нужно сохранить за государством.

В целом активное встраивание институциональных элементов в систему управления создает условия для:

- учета мнения общественных структур в образовательном процессе;

- удовлетворения образовательных потребностей и интересов всех категорий субъектов образовательных правоотношений;

- формирования реальной возможности обеспечивать соблюдение прав лиц, участвующих в отношениях в сфере образования.

 

Литература

 

1. Будаева, Т. Ч. Расширение общественного участия в управлении региональной системой общего образования / Т. Ч. Будаева, С. Д. Намсараев // Вестник Бурятского государственного университета. — 2017. — Вып. 1. — С. 74–84.

2. Ильясов, Д. Ф. Закономерности государственно-общественного управления качеством общего образования на различных уровнях принятия управленческих решений / Д. Ф. Ильясов, В. Н. Кеспиков, М. И. Солодкова // Педагогические науки. — 2016. — № 2. — С. 74–78.

3. Образовательное право: вопросы теории и практики : монография / Н. М. Ладнушкина, Д. А. Пашенцев, С. И. Фёклин. — Рязань : Концепция, 2017. — 240 с.

4. Путило, Н. В. К вопросу о механизме участия родителей в управлении образовательной организацией: практика локального регулирования / Н. В. Путило // Ежегодник российского образовательного законодательства. — 2015. — Т. 10. — С. 68–81.



[1] Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 53 (ч. 1), ст. 7598; 2019. № 52, ст. 7833.

[2] Конституция Российской Федерации : принята всенародным голосованием 12 дек.

1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 дек. 2008 г. № 6-ФКЗ, от 30 дек. 2008 г. № 7-ФКЗ, от 05 фев. 2014 г. № 2-ФКЗ, от 21 июля 2014 г.

№ 11-ФКЗ) // Официальный интернет-портал правовой информации (ГСПИ) http://www.pravo.gov.ru, 01.08.2014.

[3] Официальный Интернет-портал Правительства Республики Бурятия www.egov-buryatia.ru, 07.07.2014.

[4] Об утверждении Концепции развития государственно-общественного управления образованием в Республике Бурятия на период 2014–2020 гг. : постановление Правительства Республики Бурятия от 05 марта 2014 г. № 84 // Официальный Интернет-портал Правительства Республики Бурятия www.egov-buryatia.ru, 05.03.2014.

[5] О Национальном совете при Президенте Российской Федерации по профессиональным квалификациям : Указ Президента Рос. Федерации от 16 апр. 2014 г. № 249 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2014. № 16, ст. 1882.

[6] См., например: Общие требования к проведению профессионально-общественной аккредитации профессиональных образовательных программ, основных профессиональных образовательных программ, основных программ профессионального обучения, дополнительных профессиональных программ [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; Рекомендации по организации и проведению профессионально-общественной аккредитации профессиональных образовательных программ, основных профессиональных образовательных программ, основных программ профессионального обучения, дополнительных профессиональных программ : утв. АНО НАРК 11 июля 2018 г. [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

[7] О направлении методических рекомендаций : письмо Минобрнауки России от 22 окт. 2015 г. № 08-1729 [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.legalacts.ru.

[8] См., например: Будаева Т. Ч., Намсараев С. Д. Расширение общественного участия в управлении региональной системой общего образования // Вестник Бурятского государственного университета. 2017. Вып. 1. С. 74–84; Ильясов Д. Ф и др. Закономерности государственно-общественного управления качеством общего образования на различных уровнях принятия управленческих решений / Д. Ф., Ильясов, В. Н. Кеспиков, М. И. Солодкова // Педагогические науки. 2016. № 2. С. 74–78; Путило Н. В. К вопросу о механизме участия родителей в управлении образовательной организацией: практика локального регулирования // Ежегодник Российского образовательного законодательства. 2015. Т. 10. С. 68–81; Образовательное право: вопросы теории и практики : монография / Н. М. Ладнушкина, Д. А. Пашенцев, С. И. Фёклин. Рязань : Концепция, 2017. С. 88–95 и др.

[9] См.: письмо Минобрнауки России от 14 фев. 2014 г. № ВК-262/09 «О методических рекомендациях о создании и деятельности советов обучающихся в образовательных организациях» [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.legalacts.ru.

[10] Ведомости Московской городской Думы. 2001. № 7, ст. 95.

[11] См.: Постановление Руководителя Исполкома муниципального образования «Алексеевский муниципальный район» от 25 нояб. 2010 г. № 881 «Об Уставе Муниципального образовательного учреждения "Алексеевская средняя общеобразовательная школа № 1 Алексеевского муниципального района Республики Татарстан"» [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.zakonregion3.ru

[12] См.: постановление Администрации Прикубанского муниципального района Карачаево-Черкесской Республики от 09 янв. 2018 г. № 5 «Об утверждении Устава муниципального бюджетного учреждения дополнительного образования "Детская музыкальная школа пос. "Ударный" в новой редакции» [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.admprik.ru.

[13] См.: Путило Н. В. Указ. соч. С. 68–81.


Возврат к списку