ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБРАЗОВАНИИ Информационный портал
 

Платные образовательные услуги в России: проблемные вопросы правового регулирования

ЕЖЕГОДНИК РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ТОМ 14 (№ 19), 2019

АВТОРЫ: Чеха В. В.

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена вопросам регулирования платных образовательных услуг в России. В рамках статьи исследуются нормы Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», других нормативных правовых актов, обеспечивающие защиту прав обучающихся при оказании некачественных образовательных услуг и равные условия получения образования для обучающихся по одним и тем же образовательным программам на платной и бесплатной основах, а также нормы, регламентирующие ценообразование платных образовательных услуг.

На основе проведенного анализа автором сделаны выводы о наличии проблем в правовом регулировании вопросов качества образования, неадекватности подходов к определению качества образования в законодательстве, механизмах защиты прав обучающихся при нарушении требований к формированию цен на платные образовательные услуги и в случае создания неравных условий для обучающихся на платной и бесплатной основах. По итогам исследования сформулированы соответствующие выводы и предложения.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Платные образовательные услуги; право на получение образования; образовательные организации; цена образовательной услуги; договор об оказании платных образовательных услуг; равные условия обучения; качество образования; недостаток платных образовательных услуг; финансирование образования.


Чеха Вадим Витальевич, доктор юридических наук, доцент, эксперт Федерального центра образовательного законодательства, руководитель представительства Россотрудничества в Абхазии (г. Москва)

Тел.: +7 (495) 221-04-47, e-mail: tschecha77@list.ru


Chekha V. V. Paid educational services in Russia: problematic issues of legal regulation

 

Vadim V. Chekha, Doctor of Doctor of Law, Associate Professor, Expert of the Federal Center for Educational Legislation, Head of the Representative Office of the Rossotrudnichestvo in Abkhazia (Moscow, Russia)

Tel.: +7 (495) 221-04-47, e-mail: tschecha77@list.ru

 

Abstract. The article is devoted to the regulation of paid educational services in Russia. Within the framework of the article, an attempt is made to consider the norms ensuring the protection of the rights of students in the provision of poor quality educational services, the norms ensuring equal conditions of education for students under the same educational programs on a paid and free basis, and the norms regulating the pricing of paid educational services.

The article explores the norms of the Federal Law «On Education in the Russian Federation», other normative legal acts. Conclusions were drawn on the existence of problems in the legal regulation of issues of quality of education, the inadequacy of approaches to determining the quality of education in the legislation, on mechanisms for protecting the rights of students in case of violation of the requirements for the formation of prices for paid educational services and in case of unequal conditions for students on a paid and free basis. The study resulted in conclusions and proposals.

 

Keywords: Paid educational services; right to education; educational organizations; price of educational services; agreement on provision of paid educational services; equal conditions of education; quality of education; lack of paid educational services; financing of education.


Введение

 

В настоящее время тема, связанная с правовым регулированием платных образовательных услуг в России, не теряет своей актуальности. Данное обстоятельство обусловлено, в первую очередь, тем, что организация предоставления платных образовательных услуг в России непосредственно затрагивает конституционные гарантии граждан на получение образования.

Такого рода гарантии не отрицают и не препятствуют широкому развитию рынка платных образовательных услуг. Сфера платного образования в современной России представлена негосударственными образовательными организациями и индивидуальными предпринимателями, а также государственными (муниципальными) образовательными организациями. Наибольший объем оказываемых платных образовательных услуг приходится на сферу высшего образования.

Система правового регулирования платных образовательных услуг включает Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[1] (далее — Закон об образовании), постановление Правительства РФ от 15 августа 2013 г. № 706 «Об утверждении Правил оказания платных образовательных услуг»[2] (далее — Правила оказания платных образовательных услуг) и другие нормативные правовые акты.

Известный английский исследователь сферы образования Н. Барр отмечал, что проблема финансирования образования, по сути, является главной среди всех иных проблем, которые стоят перед образованием в мире[3]. В этом аспекте особую актуальность по-прежнему имеет вопрос эффективности правового регулирования платных образовательных услуг.

Важно отметить, что само по себе правовое регулирование платных образовательных услуг совмещает в себе нормы нескольких отраслей права. В частности, регулирование платных образовательных услуг неизбежно предполагает применение норм гражданского права, особенно в части их основы — договора.

Однако организация предоставления платных образовательных услуг осуществляется в рамках образовательных отношений, которые, в свою очередь, выступают разновидностью публичных отношений[4]. Действительно, вряд ли охватываются рамками гражданско-правовых отношений вопросы, связанные с выдачей документа об образовании, дисциплинарной ответственностью обучающихся, лицензированием, государственной аккредитацией образовательных организаций и др.

Как отмечает В. М. Сырых, «содержание самого образовательного отношения определяется государственными стандартами как для обучающихся за счет государственного бюджета, так и для обучающихся за свой личный счет»[5].

С. С. Алексеев в свое время писал о формировании смешанных институтов, которые образуются на стыках отдельных правовых сфер в точках их соприкосновения и отражают генетические и функциональные связи между правовыми институтами, отраслями[6].

Совершенно очевидно, что правовое регулирование платных образовательных услуг можно рассматривать как такого рода смешанный институт, и это является важной особенностью правового регулирования. Таким образом, рассмотрение правовых проблем регулирования платных образовательных услуг неизбежно предполагает исследование особенностей применения норм нескольких отраслей права в рамках достаточно обширного круга вопросов, связанных с данной темой.

Учитывая изложенное, в рамках одной статьи невозможно проанализировать все аспекты, касающиеся регулирования платных образовательных услуг. Поэтому в настоящей статье представлены результаты исследования трех наиболее актуальных, на наш взгляд, вопросов, отражающих состояние правового регулирования платных образовательных услуг на современном этапе. Это, в частности, вопросы:

- о качестве платных образовательных услуг;

- обеспечении равных условий получения образования для обучающихся по одним и тем же образовательным программам на платной и бесплатной основах;

- правовом регулировании цен на платные образовательные услуги.

 

1. Качество платных образовательных услуг

 

С точки зрения ст. 2 Закона об образовании термин «качество образования» отражает, прежде всего, степень соответствия образовательной деятельности и  подготовки обучающегося федеральным государственным образовательным стандартам, образовательным стандартам, федеральным государственным требованиям и (или) потребностям физического или юридического лица, в интересах которого осуществляется образовательная деятельность, в том числе степень достижения планируемых результатов образовательной программы.

В то же время Правила оказания платных образовательных услуг основываются на несколько ином подходе к определению качества образования. Этот подход можно уяснить при исследовании понятий «недостаток платных образовательных услуг» и «существенный недостаток платных образовательных услуг», закрепленных в п. 2 указанных Правил.

Под недостатком платных образовательных услуг понимается несоответствие платных образовательных услуг:

- обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в установленном им порядке;

- условиям договора;

- целям, для которых платные образовательные услуги обычно используются;

- целям, о которых исполнитель был поставлен в известность заказчиком при заключении договора;

- обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в установленном им порядке.

Термин «существенный недостаток платных образовательных услуг» отражает ситуации, в рамках которых те или иные признаки, свидетельствующие о недостатках платных образовательных услуг, приобретают дополнительные, усиливающие квалифицирующие признаки. Так, например, происходит в случае, когда какой-либо из обозначенных выше недостатков становится неустранимым.

С точки зрения Закона об образовании некачественность платной образовательной услуги может быть обусловлена фактом несоответствия требованиям федерального государственного образовательного стандарта. Но это же несоответствие возможно квалифицировать и как недостаток платной образовательной услуги с точки зрения Правил оказания платных образовательных услуг.

Таким образом, в Правилах оказания платных образовательных услуг
содержится более широкое толкование. Некачественность платной образовательной услуги может означать несоответствие не только федеральному государственному образовательному стандарту, но и гораздо более широкому перечню нормативных правовых актов и иных документов, включая договор.

Другой недостаток правового регулирования платных образовательных услуг связан с действиями исполнителя при обнаружении недостатков платных образовательных услуг. В разделе 3 Правил оказания платных образовательных услуг прописано два алгоритма действий исполнителя, применяемых при обнаружении недостатка платных образовательных услуг и при нарушении исполнителем сроков их оказания. Такое разделение выглядит абсолютно нелогичным и свидетельствует о недостатках правотворческого процесса в части регулирования платных образовательных услуг.

Так, нарушение исполнителем сроков оказания платных образовательных услуг, по сути, является разновидностью недостатков платных образовательных услуг, поскольку такого рода нарушение может квалифицироваться как нарушение именно потому, что не соответствует обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в установленном им порядке. Кроме того, согласно подп. «м» п. 12 Правил оказания платных образовательных услуг в договоре об оказании платных образовательных услуг указываются сроки освоения образовательной программы (продолжительность обучения). Таким образом, нарушение исполнителем сроков оказания платной образовательной услуги в любом случае означает нарушение договора, что квалифицируется уже как недостаток платных образовательных услуг.

Также в п. 17 названных Правил закреплен один из характерных признаков, свидетельствующих о наличии недостатка платных образовательных услуг, — оказание услуг не в полном объеме, предусмотренном образовательными программами (частью образовательной программы). Нарушение сроков оказания платных образовательных услуг, как правило, предполагает ущемление прав обучающихся в части объема образовательных услуг, которые должны быть оказаны по договору. То есть в данном случае также прослеживается неоправданное выделение нарушения сроков оказания платных образовательных услуг как отдельной позиции, равновесной обнаружению недостатка платной образовательной услуги.

Приведенные нормы, при их применении, дезориентируют исполнителя и потребителя платных образовательных услуг, формируют неверные приоритеты и затрудняют защиту прав обучающихся по договорам об оказании платных образовательных услуг.

Более того, этот подход неоправданно сужает возможности исполнителя по предъявлению претензий в случае нарушения сроков оказания платных образовательных услуг. Согласно подп. «в» п. 19 Правил оказания платных образовательных услуг в случае нарушения сроков заказчик вправе выбрать вариант, предполагающий предъявление требований по уменьшению стоимости образовательных услуг.

Однако если нарушение сроков оказания платной образовательной услуги квалифицировать как недостаток образовательной услуги, то согласно подп. «в» п. 17 у заказчика также появляется право на возмещение понесенных им расходов по устранению недостатков оказанных платных образовательных услуг своими силами или третьими лицами. Такого права не предусмотрено в случае, если нарушение будет квалифицировано именно как нарушение сроков.

Кроме того, п. 18 Правил оказания платных образовательных услуг предусматривает возможность полного возмещения убытков в случае, если недостатки платных образовательных услуг не устранены исполнителем. Аналогичной возможности для заказчика в случае нарушения сроков не предусмотрено.

Вышесказанное свидетельствует о том, что правовое регулирование вопросов защиты обучающихся при оказании образовательных услуг содержит недостатки, затрудняющие реализацию прав обучающихся на получение качественного образования. Соответственно, необходимым является внесение изменений в рассматриваемые Правила оказания платных образовательных услуг с целью установления более адекватного правового регулирования.

С другой стороны, понимание качества образования, зафиксированное в Законе об образовании, не содержит того множества подходов к оценке качества, которые общество по факту предъявляет к сфере образования. Более того, оценка качества образования в рамках такого подхода практически никак не коррелирует с финансированием образовательных организаций, обладающих статусом государственных и муниципальных учреждений. Отражением этого является также и отсутствие связи между государственным контролем качества образования с другими видами контроля, в частности финансовым контролем, как с точки зрения результатов, так и последствий контрольных мероприятий[7].

Необходимо обратить внимание и на другие недостатки существующего правового регулирования оценки качества образования. Так, в отношении высшего образования можно сделать вывод о том, что соответствие условий образовательной деятельности федеральным государственным стандартам,
которое устанавливается в ходе процедур государственной аккредитации и государственного контроля качества образования, вряд ли коррелирует с реальными потребностями рынка труда. И здесь следует признать правильной присутствующую в литературе критику подхода к определению качества образования через соответствие условий образовательной деятельности федеральным государственным образовательным стандартам[8]. В то же время понятный и эффективный механизм оценки качества образования с точки зрения степени удовлетворения потребностей физического или юридического лица или общества в целом, в интересах которых осуществляется образовательная деятельность, фактически отсутствует.

Судебная практика, связанная с претензиями потребителей к качеству платного образования, основывается на результатах официальной оценки условий образовательной деятельности с точки зрения ее соответствия федеральному государственному образовательному стандарту. Наличие нарушений в деятельности образовательной организации, подтвержденных решениями органов по контролю и надзору в сфере образования, выступает явным свидетельством оказания платных образовательных услуг ненадлежащего качества.

Так, частным явлением выступает ситуация, когда обучающийся поступил в образовательную организацию высшего образования, имеющую государственную аккредитацию. Однако к моменту окончания обучения аккредитация была утрачена вследствие решений Федеральной службы по контролю в сфере образования и науки, вынесенных по итогам соответствующих процедур.

В качестве характерного примера приведем апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 29 мая 2017 г. по делу № 33-8425/2017[9]. Согласно данному определению отсутствие государственной аккредитации учебного заведения свидетельствует об отсутствии подтверждения соответствия качества обучения государственным стандартам и требованиям, что позволило сделать вывод о том, что образовательная услуга была оказана ненадлежащего качества.

Аналогичные выводы содержатся и в других судебных решениях[10].

Характерно, что в ранее действовавшем Законе РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-I «Об образовании»[11] была ст. 49 «Возмещение ущерба, причиненного некачественным образованием». Согласно ч. 1 указанной статьи Российская Федерация, субъекты Российской Федерации в случае некачественной подготовки выпускников государственным или муниципальным образовательным учреждением вправе предъявить данному образовательному учреждению иск о возмещении дополнительных затрат на переподготовку этих выпускников в других образовательных учреждениях. При этом ч. 2 данной статьи устанавливала, что основанием для предъявления иска является приостановление действия государственной аккредитации образовательного учреждения или лишение его государственной аккредитации.

То есть нынешний подход к оценке качества образования, отраженный в действующем Законе об образовании, наследует предшествующие, не оправдавшие себя уже тогда положения.

В отдельных случаях суды выносят решения, согласно которым подтверждением некачественно оказанной образовательной услуги выступают те или иные фиксируемые нарушения образовательной программы и (или) требований нормативных правовых актов в ходе образовательной деятельности.

Так, например, из определения Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 17 мая 2017 г. по делу № 33-8333/2017[12] следует, что между обучающимся, выступающим в качестве истца, и образовательной организацией, выступающей ответчиком, был заключен договор об оказании платных образовательных услуг, который предусматривал нормативный срок освоения программы — 2 года 10 месяцев. Суд установил, что обучающийся выполнил учебный план, у него отсутствуют академическая задолженность и задолженность по оплате образовательных услуг, однако срок окончания оказания платных образовательных услуг ответчиком был нарушен.

На этом основании суд сделал вывод, что платные образовательные услуги были оказаны некачественно. Таким образом, применительно к сфере образования некачественность услуги подтверждается в первую очередь нарушениями в реализации образовательной программы, выявленными в ходе или по окончании осуществления образовательной деятельности в результате соответствующих процедур.

Полагаем, что такой подход к оценке качества образования никак не защищает реальные интересы обучающихся, особенно обучающихся по образовательным программам высшего и профессионального образования. Объективный интерес обучающихся по указанным программам — получение качественных, отвечающих требованиям рынка труда знаний, умений и навыков, позволяющих увеличить собственную стоимость и усилить позиции в выстраивании карьерной траектории. В этом смысле плата за образовательные услуги по таким программам — это своего рода инвестиция, предполагающая получение дивидендов в будущем за счет полученных знаний, умений, навыков.

В таких условиях защита прав обучающихся в части предотвращения получения ими образования, не соответствующего потребностям рынка труда, является важнейшей задачей государственной политики. Грубо говоря, именно здесь особо важным является вмешательство государства в рыночные отношения — то есть государственное администрирование на необходимом уровне.

Между тем следует обратить внимание еще на один аспект, связанный с качеством образования применительно к программам высшего и среднего профессионального образования с точки зрения потребностей рынка труда. Так, на данный момент сложно говорить о перспективе распространения исков к образовательным организациям высшего и профессионального образования, основывающихся на том, что выпускник за счет своей неэффективной работы принес ущерб работодателю и этот ущерб можно связать с низким качеством образования. Перспектива подобных исков крайне туманна, за исключением разве что дополнительного профессионального образования.

Если в качестве примера рассматривать транспортные услуги, то здесь очевиден полезный эффект от оказания услуги — перевозка пассажира и (или) груза из одного места в другое. Соответственно возникает возможность предъявления судебного иска, если перевозка не состоялась. Также возможно предъявление иска в случае, если перемещение состоялось, но возник ущерб для заказчика в результате, например, несоблюдения правил дорожного движения. Даже применительно к медицинским услугам договор, имеющий предметом излечение, позволяет достаточно эффективно оценить полезный эффект услуги с точки зрения удовлетворения запроса потребителя услуги.

В то же время в условиях, когда выпускник получил документ об образовании образовательной организации, имеющей государственную аккредитацию, но в процессе его последующей профессиональной деятельности выявляется множество проблем, обусловленных именно недостатками его образования, перспектива для предъявления иска со стороны работодателя к образовательной организации крайне неблагоприятна.

С точки зрения существующей системы оценки качества образования образовательная организация, имеющая государственную аккредитацию, выпустила качественного специалиста. Поэтому будет крайне сложно связать каким-то образом отрицательные результаты работы выпускника на рабочем месте именно с его образованием.

Однако для работодателя наличие государственной аккредитации у образовательной организации, выдавшей документ об образовании работнику, не может являться единственным критерием качества полученного последним образования. Более того, фактически большинство организаций высшего и среднего профессионального образования имеет государственную аккредитацию, однако для общества это не является свидетельством предоставляемого ими образования надлежащего качества. Сам обучающийся вправе искренне считать, что он получил качественное образование по факту наличия государственной аккредитации.

Таким образом, в данном случае мы видим, что самые реальные перспективы привлечения исполнителя платных образовательных услуг к ответст­венности предполагают наличие нарушений, выявленных в ходе его образовательной деятельности, выразившихся в несоблюдении требований нормативных правовых актов, включая федеральные государственные образовательные стандарты.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время в России к числу проблем, связанных с правовым регулированием качества
образования, следует отнести следующие:

1) отсутствие легализованного государством механизма, позволяющего оценить уровень качества образования в конкретной образовательной организации в зависимости от множества факторов, влияющих на восприятие образовательной организации участниками образовательного процесса и другими лицами, и обеспечить эффективное сравнение различных образовательных организаций;

2) оценка качества образования в рамках процедур государственного контроля качества, государственной аккредитации представляет формализованный механизм, предполагающий контроль за условиями осуществления образовательной деятельности в основном посредством контроля за документами, опосредующими образовательную деятельность;

3) государственная аккредитация образовательной деятельности, а также государственный контроль качества образования не являются инструментами, обеспечивающими ориентиры для оценки качества образования, и не включают в себя множество оценок, предъявляемых к сфере образования со стороны различных сегментов общества — работодателей, родителей обучающихся и др.;

4) имеющийся механизм государственной оценки качества образования предполагает, что именно нарушения нормативных правовых актов, включая федеральные государственные образовательные стандарты, выявленные в ходе проверки деятельности образовательной организации, рассматриваются как признаки, свидетельствующие о некачественном образования.

 

2. Обеспечение равных условий получения образования

для обучающихся по одним и тем же образовательным
программам на платной и бесплатной основах

 

Наличие обучающихся на платной и бесплатной основах по одним и тем же образовательным программам является характерной особенностью многих российских образовательных организаций. В частности, это характерно для организаций высшего образования. Исходя из содержания соответствующих федеральных государственных образовательных стандартов, к обучающимся на платной и бесплатной основах и к условиям их обучения предъявляются одинаковые требования.

Одинаковость требований позволяет исключить какие-либо предпочтения, обусловленные именно платностью или бесплатностью, которыми образовательная организация может руководствоваться на практике.

Среди некоторых работодателей, абитуриентов и их родителей до сегодняшнего дня бытует представление о высоком качестве высшего образования выпускников по очной форме обучения на бюджетной основе. Такого рода представление формирует скрытые предпочтения при приеме на работу выпускников образовательных организаций высшего образования.

Это актуализирует вопрос о предотвращении создания неравных условий для «платных» и «бесплатных» обучающихся.

В соответствии с ч. 4 ст. 9.2 Федерального закона от 12 января 1996 г.
№ 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»[13] образовательная организация в статусе бюджетного учреждения наделяется правом предоставлять платные услуги при двух условиях: (1) по общему правилу эти услуги предоставляются сверх установленного государственного (муниципального) задания, а не в пределах этого задания, и (2) при оказании одних и тех же услуг они предоставляются на одинаковых условиях. 

Расшифровка положения, разъясняющая содержание термина «одинаковые условия», содержится в Порядке определения платы для физических и юридических лиц за услуги (работы), относящиеся к основным видам деятельности федеральных государственных бюджетных учреждений, находящихся в ведении Министерства науки и высшего образования Российской Федерации, оказываемые ими сверх установленного государственного задания, а также в случаях, определенных федеральными законами, в пределах установленного государственного задания (утв. приказом Минобрнауки России от 12.02.2019 № 6н)[14].

Согласно п. 3 указанного Порядка одинаковые условия оказания образовательных услуг включают в себя совокупность требований:

- к качеству услуги (работы) в соответствии с показателями государственного задания;

- оказанию образовательных услуг для соответствующего вида, уровня
и (или) направленности образовательной программы, устанавливаемых, при наличии, федеральными государственными образовательными стандартами, образовательными стандартами, федеральными государственными требованиями.

При этом согласно п. 6 Правил оказания платных образовательных услуг исполнитель обязан обеспечить заказчику оказание платных образовательных услуг в полном объеме в соответствии с образовательными программами (частью образовательной программы) и условиями договора.

В пункте 13 Правил оказания платных образовательных услуг установлено, что договор об оказании платных образовательных услуг не может содержать условия, которые ограничивают права обучающихся или снижают уровень предоставления им гарантий по сравнению с условиями, установленными законодательством Российской Федерации об образовании. Если такие условия включены в договор, то они автоматически не подлежат применению.

Таким образом, равенство обучающихся на платной и бесплатной основах достигается за счет установления единства требований к условиям обучения. Важнейшим механизмом, обеспечивающим это единство, выступает договор об оказании платных образовательных услуг, в котором содержатся гарантии, обеспечивающие оказание платных образовательных услуг в полном объеме в корреляции с образовательными услугами, оказываемыми на бюджетной основе.

Степень соблюдения в образовательной организации единства требований к обучающимся вне зависимости от платного или бесплатного обучения может быть предметом проверки со стороны органов по контролю и надзору в сфере образования. Поэтому не может быть образовательных программ, которые различаются по содержанию в зависимости от платной или бесплатной основы.

Проблема здесь состоит в том, что отсутствует механизм, позволяющий обеспечивать полноценное и эффективное сравнение качества образовательных услуг, предоставляемых за плату и на бесплатной основе.

Программы высшего образования на платной и бесплатной основах реализуются в одних и тех же учебных помещениях. Лекции, семинары, другие занятия, как правило, проводятся одними и теми же преподавателями с использованием одного и того же оборудования.

Более того, единство требований к образовательным услугам, которые предоставляются на платной и бесплатной основах, в российских университетах обеспечивается в том числе тем, что «платные» и «бесплатные» студенты зачастую обучаются совместно, в одних и тех же группах[15].

Но это само по себе не исключает возможности предоставления в рамках деятельности конкретной образовательной организации каких-либо преференций, как в отношении обучающихся на платной, так и на бесплатной основе.

Так, например, фиксируются случаи, когда один и тот же преподаватель с различной степенью эффективности занимается со студентами, обучающимися по заочной форме обучения на платной основе, и со студентами, обучающимися по очной форме на бесплатной основе. Такого рода различие также может фиксироваться в ходе обучения «платных» и «бесплатных» студентов, пребывающих в одной учебной группе, на одном курсе, вне зависимости от формы.

Кроме того, исходя из потребности сохранить источник поступления денежных средств, к студентам, обучающимся на платной основе, могут предъявляться более мягкие требования в ходе аттестации. Такой подход способствует созданию заведомой неполноценности на рынке труда выпускников образовательных организаций, получивших высшее образование на платной основе, по сравнению с выпускниками, закончившими образовательную организацию на бесплатной основе.

При этом соответствующий федеральный государственный образовательный стандарт, естественно, предполагает одинаковость результатов освоения образовательных программ вне зависимости от платной или бесплатной основы.

Отметим, что невозможно установить одинаковость условий оказания образовательных услуг на платной и бесплатной основах в ситуации, когда образовательная программа реализуется исключительно на платной основе, а обучающихся на бесплатной основе просто нет.

Наличие возможности наложения санкций на образовательную организацию со стороны органов по контролю в сфере образования в случае явного создания неодинаковых условий для обучающихся на платной и бесплатной основах, безусловно, является сдерживающим фактором. Однако важным механизмом противодействия нарушениям прав в части создания каких-либо неодинаковых условий следует считать активность самих обучающихся и представляющих их лиц по защите своих прав в виде предъявления претензий образовательной организации, включая претензии, предъявляемые в судебном порядке.

В этом отношении положительную роль играет возможность использования обучающимися и их родителями норм Закона РФ от 7 февраля 1992 г.
№ 2300-I «О защите прав потребителей»[16] (далее — Закон о защите прав потребителей). Использование такой возможности было неоднократно подтверждено судебной практикой[17].

В этом смысле запрет в нормативном правовом акте на создание неравных условий для обучающихся на платной и бесплатной основах эффективен при условии, что сами обучающиеся будут активно пользоваться правами по фиксации признаков такого рода неравенства и предъявлять требования образовательной организации, предусмотренные Законом о защите прав потреби­телей.

Для образовательной организации все большую важность приобретают репутационные риски, которые, безусловно, влияют на спрос на платные услуги в условиях, когда требования к образовательной деятельности, начиная с 2013 г., постоянно ужесточаются, что выражается в резком снижении числа как самих образовательных организаций, так и их филиалов. В связи с этим можно предположить, что образовательная организация, предоставляющая платные образовательные услуги, исходя именно из интереса сохранения своей репутации, не заинтересована в судебных разбирательствах.

Дэвид Д. Фридман в этом отношении приводил пример про рынок алмазов в Нью-Йорке, для которого характерно отсутствие каких-либо судебных споров при потенциально высокой конфликтности. В данном случае отсутствие судебных споров связано как раз с воздействием репутационных механизмов, которые обеспечивают исполнение договоров при значительно меньших издержках по сравнению с судебными спорами[18].

Вышеизложенное свидетельствует о том, что в настоящее время сформировалась система норм, обеспечивающая защиту прав обучающихся от создания неравных условий в зависимости от платной или бесплатной основ обучения. Тем не менее это не является гарантией неиспользования образовательными организациями на практике скрытых предпочтений, обусловленных различными факторами, в том числе ложно понимаемыми финансовыми интересами образовательных организаций. Наиболее эффективными способами защиты обучающихся от такого рода фактических предпочтений выступают предъявление соответствующих исков образовательной организации по мотивам нарушения прав потребителей и обращение с жалобами в органы по контролю и надзору в сфере образования.

 

3. Правовое регулирование цен на платные образовательные услуги

 

Согласно ч. 3 ст. 54 Закона об образовании в договоре об оказании платных образовательных услуг указываются полная стоимость платных образовательных услуг и порядок их оплаты. В литературе цена договора платных образовательных услуг рассматривается как существенное условие договора об оказании платных образовательных услуг[19].

Как показывает настоящее исследование, наиболее распространенными нарушениями прав обучающихся в этом отношении являются повышение цены образовательной услуги со стороны образовательной организации после заключения договора и (или) взимание с обучающихся дополнительных выплат, не предусмотренных договором. При этом необоснованное повышение цены маскируется под легальные основания, например, когда обучающегося фактически вынуждают имитировать согласие с повышением цены путем подписания заявлений и других документов.

В связи с этим к числу важнейших гарантий, обеспечивающих защиту прав обучающихся, следует отнести норму о запрете увеличения стоимости платных образовательных услуг после заключения договора, за исключением увеличения стоимости указанных услуг с учетом уровня инфляции, предусмотренного основными характеристиками федерального бюджета на очередной финансовый год и плановый период.

Как следует из разъяснений Минобрнауки России, при внесении изменений в Федеральный закон о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период в части изменения уровня инфляции, в текущем финансовом году повторное применение вновь установленного уровня инфляции по уже заключенным договорам не допускается[20].

Следовательно, в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации организации вправе только один раз в год корректировать полную стоимость платной услуги (за вычетом ранее произведенной оплаты за предыдущие периоды обучения) по уже заключенным договорам с учетом уровня инфляции, предусмотренного Федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период. Документом, подтверждающим указанную корректировку стоимости в договоре, является дополнительное соглашение.

Правомерность данного положения стала предметом оценки со стороны Верховного Суда РФ, рассмотревшего дело по заявлению гражданина, просившего суд признать недействующим п. 8 Правил оказания платных образовательных услуг в части увеличения стоимости услуг с учетом уровня инфляции, предусмотренного основными характеристиками федерального бюджета на очередной финансовый год и плановый период[21]. Гражданин ссылался на то, что оспариваемые положения нормативного правового акта являются дискриминационными по отношению к заказчику услуги, поскольку предусматривают только повышение стоимости услуг в случае инфляции, но не предусматривают понижение стоимости услуг в случае дефляции. По мнению заявителя, данная норма позволяет взимать дополнительные к оплате по договору об оказании платных образовательных услуг денежные средства, вводит потребителя в заблуждение относительно конечной цены договора, чем нарушаются права потребителей.

Отказывая заявителю в удовлетворении его требований, Верховный Суд сослался на то, что правоотношения по реализации права на образование возникают из договора возмездного оказания образовательных услуг, что обусловливает специфику их правового регулирования. Поскольку изменение цены договора об оказании платных образовательных услуг в зависимости от уровня инфляции предусмотрено Законом об образовании, то оспариваемые положения нормативного правового акта соответствуют действующему законодательству.

Важно, что положение, легализующее возможность увеличения стоимости указанных услуг в исключительных случаях — при изменении уровня инфляции, предусмотренного основными характеристиками федерального бюджета на очередной финансовый год и плановый период — применимо на практике с учетом прочих требований законодательства, обеспечивающих защиту обучающихся.

Показательным в этом отношении является постановление Верховного Суда РФ от 29 июля 2016 г. № 309-АД16-4556, вынесенное по жалобе ФГБОУ ВО «Уральский государственный юридический университет» на решения нижестоящих судов[22].

Из указанного постановления усматривается, что на основании постановления Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области образовательная организация была привлечена к административной ответственности по ч. 2
ст. 14.8 КоАП РФ с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 10 тыс. руб. Основанием для привлечения организации к административной ответственности послужил, в том числе, выявленный административным органом факт включения учреждением в заключенный договор об оказании платных образовательных услуг, а также в типовую форму этого договора, размещенную на официальном сайте учреждения, условия об одностороннем праве образовательной организации изменять стоимость образовательных услуг без заключения дополнительного соглашения к договору, которое является ущемляющим права и законные интересы потребителей по сравнению с правилами, установленными законами и иными правовыми актами Российской Федерации.

Обжалуя действия Управления, образовательная организация приводила аргументы об отсутствии в ее действиях состава вмененного административного правонарушения, ссылаясь на положения Закона об образовании, которыми предусмотрено право учреждения в одностороннем порядке изменять в соответствующих случаях стоимость образовательных услуг.

Однако при вынесении решения суды руководствовались тем, что в случае изменения одного из обязательных условий договора, в том числе стоимости обучения, договор подлежит изменению (дополнению), которое совершается в той же форме, что и договор. Поскольку договор заключен в письменной форме и подписан обеими сторонами, суды правомерно пришли к выводу о необходимости заключения сторонами дополнительного соглашения к нему в случае изменения стоимости образовательных услуг, признав спорное условие договора ущемляющим права потребителей, по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей. По этим основаниям суды отказали образовательной организации в удовлетворении заявленных требований.

Также Минобрнауки России были даны разъяснения о том, что полная стоимость платной услуги в договоре об оказании платных услуг отражает исчерпывающую сумму на весь срок обучения, которую заказчик должен заплатить исполнителю за оказание платной услуги (услуг), предусмотренной договором. Указание полной стоимости платной услуги исключает возможность устанавливать отдельную дополнительную плату за какие-либо составляющие платной услуги, оказание которой является предметом заключенного договора[23].

Учитывая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что закрепление твердой цены в договоре об оказании платных образовательных услуг в совокупности с четким указанием на случай, при котором возможно ее повышение, существенно повышает риски и издержки образовательной организации при одностороннем повышении цены в других ситуациях. Перспектива возможных высоких издержек может блокировать намерение образовательной организации неправомерно повышать цену платной образовательной услуги.

Также повышаются риски образовательной организации в случае попыток навязать обучающемуся заключение договора, содержащего обязанности выплаты каких-либо платежей, не включенных в цену платной образовательной услуги.

Ранее, в 2015 г. Минобрнауки России тоже были даны разъяснения о том, что полная стоимость в договоре об оказании платных образовательных услуг отражает исчерпывающую сумму на весь срок обучения, которую заказчик должен заплатить исполнителю за оказание услуг, предусмотренных договором. Указание полной стоимости услуг исключает возможность устанавливать отдельную дополнительную плату за какие-либо составляющие образовательной деятельности[24].

Тем не менее со стороны ряда образовательных организаций высшего и среднего профессионального образования предпринимались попытки косвенного принуждения к взиманию разных дополнительных платежей со студентов, не предусмотренных договором об оказании платных образовательных услуг, например, за пользование библиотекой, бассейном и др.

В этом случае нужно вести речь о нарушении принципа свободы договора, закрепленного в ст. 421 ГК РФ[25]. При этом необходимо иметь в виду то, что гражданско-правовой характер отношений не может быть препятствием для того, чтобы обучающийся мог направить жалобу в органы по контролю в сфере образования в случае принуждения к заключению сопутствующего договора.

Как и любой другой экономический субъект, образовательные организации должны обладать правом на свободное формирование цены платных образовательных услуг. Главная основа для ценообразования образовательной услуги — это затраты (издержки) образовательной организации[26].

Тем не менее согласно Порядку определения платы для физических и юридических лиц за услуги (работы), относящиеся к основным видам деятельности федеральных бюджетных учреждений, находящихся в ведении Министерства образования и науки Российской Федерации, оказываемые ими сверх установленного государственного задания, а также в случаях, определенных федеральными законами, в пределах установленного государственного задания (утв. приказом Минобрнауки России от 20.12.2010 № 1898)[27] (далее — Порядок определения платы за услуги) при расчете экономически обоснованной цены платной образовательной услуги используются такие показатели, как конъюнктура рынка и требования к качеству оказания услуг (п. 5). При этом необходимо отметить, что согласно этому же п. 5 цены на платные образовательные услуги устанавливаются руководителем учреждения; для учреждений, осуществляющих образовательную деятельность по образовательным программам высшего образования, — на основании решения ученого совета.

Такое излишне подробное регулирование порядка установления цен на платные образовательные услуги сложно объяснить статусом образовательных организаций как государственных и муниципальных образовательных учреждений. Данные учреждения выступают в роли самостоятельных субъектов рынка и могут руководствоваться различными критериями при выборе цены, тем более что цена образовательной услуги является важным фактором межвузовской конкуренции за платежеспособных обучающихся.

Между тем ч. 1 ст. 424 ГК РФ установлено, что цена любого договора определяется на основании соглашения сторон. В публичном договоре, к которому следует отнести и договоры об оказании платных образовательных услуг, согласно ч. 2 ст. 426 ГК РФ цена товаров, работ или услуг должна быть одинаковой для потребителей соответствующей категории. Однако иные условия публичного договора не могут устанавливаться исходя из преимуществ отдельных потребителей или оказания им предпочтения, за исключением случаев, когда законом или иными правовыми актами допускается предоставление льгот отдельным категориям потребителей.

Согласно ч. 5 ст. 54 Закона об образовании организация, осуществляющая образовательную деятельность, наделяется правом на снижение стоимости платных образовательных услуг по договору об оказании платных образовательных услуг с учетом покрытия недостающей стоимости платных образовательных услуг за счет собственных средств. При этом данный Закон устанавливает только общую норму о полномочии организации по снижению стоимости. Конкретный порядок и основания снижения устанавливаются самой образовательной организацией посредством принятия локального акта. Аналогичная норма содержится в п. 7 Правил оказания платных образовательных услуг.

Таким образом, в данном случае Закон об образовании закрепляет право образовательной организации на установление преимуществ при оплате одних и тех же образовательных услуг. Как правило, эти преимущества связаны с результатами освоения образовательных программ.

Однако, как следует из п. 6 Порядка определения платы за услуги, размер платы в расчете на единицу оказания платных образовательных услуг не может быть ниже величины нормативных затрат на оказание аналогичной государственной услуги в отношении контингента, принимаемого на обучение на соответствующий учебный год[28]. То есть право на снижение платы по договору на платные образовательные услуги имеет соответствующие ограничения, обусловленные тем, чтобы это снижение не могло быть осуществлено за счет финансовых ресурсов, предоставляемых из соответствующего бюджета.

В упомянутом письме Минобрнауки России от 6 февраля 2019 г. № МН-94/СК «Об установлении стоимости платных образовательных услуг» данное положение рассматривается как механизм определения минимально допустимого размера платы за обучение, необходимого для качественного оказания образовательной услуги.

Более того, согласно другому письму Минобрнауки России от 4 сентября 2018 г. № МН-295/СК «О выявленных нарушениях при оказании платных образовательных услуг»[29] несоблюдение федеральными государственными образовательными организациями вышеуказанного ограничения при формировании цены платных образовательных услуг рассматривается как нарушение, выявленное по результатам мониторинга.

Возможность предоставления скидок разными образовательными организациями выступает в роли дополнительного конкурентного фактора, обеспечивающего привлечение абитуриентов на платной основе. Учитывая, что затраты на скидки компенсируются за счет средств, которые образовательная организация заработала самостоятельно, можно сделать вывод о том, что сама возможность и объем предоставления скидок предопределяются рыночной эффективностью образовательных организаций, то есть объемом доходов за счет деятельности на открытом рынке.

Важным вопросом, связанным с нарушением прав обучающихся при установлении цены в договорах об оказании платных образовательных услуг, является вопрос об авансовых платежах.

Проиллюстрируем на примере из судебной практики.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ признала правомерной возможность включения образовательной организацией — Федеральным государственным бюджетным образовательным учреждением высшего образования «Тихоокеанский государственный университет» в договоры об оказании платных образовательных услуг положений об авансовой оплате[30].

В названном университете договоры на обучение по образовательным программам высшего образования, заключенные с обучающимися, предусматривали, что оплата за обучение производится по частям за каждый последующий семестр не позднее чем за один месяц до его начала. В связи с этим Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Хабаровскому краю был сделан вывод о совершении университетом административного правонарушения, за которое предусмотрена ответственность ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ. Аргументы Управления сводились к тому, что указанные договоры не предоставляют потребителю возможность оплатить образовательную услугу после ее оказания, а предусматривают единственный способ оплаты — путем внесения аванса за услугу, которая еще не оказана, вследствие чего имеет место нарушение ст. 37 Закона о защите прав потребителей.

Кроме того, в данных договорах предусмотрено, что при отказе от исполнения договора заказчиком последний оплачивает исполнителю фактически понесенные им расходы, при этом денежные средства, внесенные заказчиком в качестве оплаты образовательных услуг за период до конца месяца, в котором произошло отчисление, заказчику не возвращаются (расчетным периодом является один месяц). Данное условие, по мнению Управления, нарушает требования ст. 32 Закона о защите прав потребителей.

В ответ на это Судебная коллегия Верховного Суда указала, что Закон об образовании, Правила оказания платных образовательных услуг не конкретизируют, как именно должны исчисляться фактически понесенные расходы, связанные с исполнением обязательств по договору об оказании платных образовательных услуг. Невозможность авансовой оплаты услуг, в том числе образовательных, не следует ни из указанной нормы Закона о защите прав потребителей, ни из иных положений законодательства. Из документов, представленных в дело административным органом, не усматривается, как именно для целей соблюдения ст. 32 Закона о защите прав потребителей университет был обязан определять расходы, фактически понесенные по договорам об оказании платных образовательных услуг, и по какой причине в качестве расчетного периода в договорах не мог быть согласован один месяц.

В итоге Судебная коллегия Верховного Суда РФ признала незаконным оспариваемое постановление и отменила решения нижестоящих судов, которые согласились с аргументами административного органа. 

Вышеизложенное дает основание сделать вывод о том, что в настоящее время в целом выстроена система, обеспечивающая защиту обучающихся на платной основе от неправомерного повышения цены в договорах об оказании платных образовательных услуг. Однако в отдельных случаях возникает необходимость защиты прав обучающихся от неправомерных действий образовательных организаций в части формирования и указания в договорах цены на платные образовательные услуги. Такого рода защита, как правило, предполагает обращение в органы по контролю и надзору в сфере образования и (или) в суд.

 

Литература

 

1.         Алексеев, А. А. Структура советского права / А. А. Алексеев. — М. : Юридическая литература, 1975. — 258 с.

2.         Барр, Н. Финансирование высшего образования / Е. Барр // Университетское управление. — 2006. — № 3 (43). — С. 84–89.

3.         Гейгер, Р. Современные тенденции в финансировании высшего образования: США / Р. Гейгер, Е. Хеллер // Вопросы образования. —2012. — № 3. — С. 5–29.

4.         Декарт, Р. «Рассуждение о методе» и другие произведения, написанные в период с 1627 г. по 1649 г. / Р. Декарт. —М. : Академический проект, 2017. — 322 с.

5.         Кузьмина, Е. Е. Маркетинг образовательных услуг : учебное пособие для магистров / Е. Е. Кузьмина. — М. : Юрайт, 2012. — 330 с.

6.         Малеина, М. Н. Договор о подготовке специалиста с высшим профессиональным образованием/ М. Н. Малеина // Государство и право. — 2004. — № 8. — С. 57–66.

7.         Салми, Дж. Сценарии устойчивого финансирования высшего образования / Дж. Салми // Вестник международных организаций. — 2010. — № 1 (27). — С.  79–95.

8.         Ситдикова, Л. Б. К вопросу о существенных условиях договора возмездного оказания образовательных услуг: проблемы теории и практики / Л. Б. Ситдикова // Вестник Московского городского педагогического университета. — Сер. : Юридические науки. — 2015. — № 2 (18). — С. 32–39.

9.         Сырых, В. М. Образовательные правоотношения: мифы и реалии / В. М. Сырых // Ежегодник российского образовательного законодательства. — 2008. — Т. 3. — Вып. 2. — С. 31–50.

10.     Сырых, В. М. Понятие, структура и виды образовательных отношений / В. М. Сырых // Гармонизация образовательного права России: проблемы теории и практики : монография / отв. ред. В. М. Сырых, В. В. Насонкин. — М. : Федеральный центр образовательного законодательства, 2019. — 612 с.

11.     Фишман, Л. И. Качество и конкурентоспособность образовательных услуг: опыт определения и дифференциации понятий (часть 2) / Л. И. Фишман // Наука и школа. — 2017. — № 4. — С. 9–20.

12.     Фридман, Д. Порядок в праве. Какое отношение экономика имеет к праву и почему это важно / Д. Фридман ; пер. с англ. И. Кушнаревой. — М. : Изд-во Института Гайдара, 2017. — 576 с.

13.     Чеха, В. В. Финансирование образования: вопросы правового регулирования / В. В. Чеха //Ежегодник российского образовательного законодательства. — 2013. — Т. 8. — С. 118–135.

14.     Чеха, В. В. Качество образования и финансирование образовательных организаций: правовые проблемы / В. В. Чеха // Наука и школа. — 2014. — № 6. — С. 109–113.




[1] Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 30.12.2012, 06.02.2020 .[2] Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 20.08.2013, 03.12.2018.
[3] Барр Н. Финансирование высшего образования // Университетское управление. 2006. № 3 (43). С. 84.
[4] См.. об этом: Сырых В. М. Образовательные правоотношения: мифы и реалии // Ежегодник российского образовательного законодательства. 2008. Т. 3. Вып. 2. С. 31–50.
[5] Сырых В. М. Понятие, структура и виды образовательных отношений // Гармонизация образовательного права России: проблемы теории и практики : монография / отв. ред. В. М. Сырых, В. В. Насонкин. М. : Федеральный центр образовательного законодательства, 2019. С. 240.
[6] См.: Алексеев А. А. Структура советского права. М. : Юрид. лит., 1975. С. 38.
[7] Подробнее об этом см.: Чеха В. В. Финансирование образования: вопросы правового регулирования // Ежегодник российского образовательного законодательства. 2013. Т. 8. С. 131–132; Он же. В. Качество образования и финансирование образовательных организаций: правовые проблемы // Наука и школа. 2014. № 6. С. 109–113.
[8] См., например: Фишман Л. И. Качество и конкурентоспособность образовательных услуг: опыт определения и дифференциации понятий (часть 2) // Наука и школа. 2017. № 4. С. 10–11.
[9] Режим доступа: www.base.garant.ru.
[10] См., например: Апелляционные определения СК по гражданским делам Вологодского областного суда от 24 авг. 2016 г. по делу № 33-3869/2016, СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 19 марта 2018 г. по делу № 33-4805/2018, Решение СК по гражданским делам Московского городского суда от 14 сент. 2018 г. по делу № 33-40285/2018. Документы официально опубликованы не были [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.base.garant.ru.
[11] Рос. газ. 1992. 31 июля. Документ утратил силу с 1 сентября 2013 г. в связи с принятием Федерального закона от 29 дек. 2012 г. № 273-ФЗ.
[12] Режим доступа: www.base.garant.ru.
[13] Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 3, ст. 145; 2018. № 32 (ч. 1), ст. 5083.
[14] Режим доступа: www.minobrnauki.gov.ru : Официальный сайт Минобрнауки России.
[15] В связи с этим, в применении к российским реалиям полагаем невозможным согласиться с позицией о том, что обучение «платных» и «бесплатных» студентов в одной и той же студенческой группе само по себе имеет негативные последствия с точки зрения обеспечения равенства. См.: Салми Дж. Сценарии устойчивого финансирования высшего образования // Вестник международных организаций. 2010. № 1 (27). С. 84.
[16] Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 15, ст. 766; 2019. № 29 (ч. 1), ст. 3858.
[17] См. например, Обзор судебной практики Верховного Суда РФ. 2016. № 2 (утв. Президиумом ВС РФ 06 июля 2016 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2017. № 3, 4; постановление Арбитражного суда Уральского округа от 12 фев. 2016 г. № Ф09-11875/15 по делу № А60-34128/2015, апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 16 нояб. 2017 г. по делу № 33-7271/2017 и др. — Режим доступа: www.base.garant.ru.
[18] См.: Фридман Д. Порядок в праве. Какое отношение экономика имеет к праву и почему это важно / Пер. с англ. И. Кушнаревой. М. : Изд-во Института Гайдара, 2017. С. 255.
[19] См., например: Ситдикова Л. Б. К вопросу о существенных условиях договора возмездного оказания образовательных услуг: проблемы теории и практики // Вестник Московского городского педагогического университета. Сер. : Юридические науки. 2015. № 2 (18). С. 37.
[20] Письмо Минобрнауки России от 6 фев. 2019 г. № МН-94/СК «Об установлении стоимости платных образовательных услуг» // Официальные документы в образовании. 2019. № 7.
[21] Решение Верховного Суда Рос. Федерации от 5 окт. 2016 г. № АКПИ16-782. Режим доступа: www.base.garant.ru
[22] Режим доступа: www.base.garant.ru.
[23] См.: Письмо Минобрнауки России от 30 марта 2016 г. № АП-465/18 «О формировании стоимости платных образовательных услуг по реализации образовательных программ высшего образования и среднего профессионального образования» // Официальные документы в образовании. 2016. № 12.
[24] См.: Письмо Минобрнауки России от 15 янв. 2015 г. № АП-59/18 «Об оказании платных образовательных услуг» // Информационно-правовой портал «Гарант» (www.garant.ru).
[25] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ : [федер. закон : принят Гос. Думой 21 окт. 1994 г. : по состоянию на 16 дек. 2019 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. № 32, ст. 3301; 2019. № 51 (ч. I), ст. 7482.
[26] См. об этом: Малеина М. Н. Договор о подготовке специалиста с высшим профессиональным образованием // Государство и право. 2004. № 8. С. 64; Кузьмина Е. Е. Маркетинг образовательных услуг : учебное пособие для магистров. М. : Юрайт, 2012. С. 200.
[27] Рос. газ. 2011. 14 янв.
[28] Определенных в том числе с учетом формы обучения, а также коэффициентов выравнивания, применяемых Минобрнауки России в соответствии с Положением о формировании государственного задания на оказание государственных услуг (выполнение работ) в отношении федеральных государственных учреждений и финансовом обеспечении выполнения государственного задания, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2015 г. № 640 // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 03.07.2015.
[29] Режим доступа: www.garant.ru.
[30] Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда Рос. Федерации от 30 окт. 2017 г. № 303-АД17-7676. Режим доступа: www.base.garant.ru.


Возврат к списку